Исторический клуб: Т-34 против немецких Pz-III и Pz-IV, или какой средний танк ВОВ был лучшим? - Исторический клуб

Перейти к содержимому

 
Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

Т-34 против немецких Pz-III и Pz-IV, или какой средний танк ВОВ был лучшим?

#1 Пользователь офлайн   Александр Кас 

  • Магистр Клуба
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Админ
  • Сообщений: 12 105
  • Регистрация: 13 Март 11
  • История, политика, дача, спорт, туризм
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородМосква

Отправлено 15 Сентябрь 2012 - 19:56

Т-34 против немецких Pz-III и Pz-IV, или какой средний танк ВОВ был лучшим?




Со времен жуковских мемуаров и хрущёвской пропаганды о неготовности СССР к войне прошло уже полвека. Тем не менее вколоченные в умы людей догмы продолжают превалировать над разумом.

После опубликования архивных данных и документов сказки о неготовности и отсталости бронетанковых войск РККА стали явно несостоятельными. Танки Т-34-76 были в строю на начало войны в больших количествах.

Но, неоспоримый теперь факт о наличии в РККА (на 22.06.1941) около тысячи танков Т-34-76 некоторые догматики сталинской закваски пытаются парировать тем, что были они плохими, "недоработанными", якобы Т-34-76 совсем не то, что Т-34-85, сплошное недоразумение. А немецкий средний танк Pz-3 вообще шедевр конструкторской мысли. Куда нашим лаптёжникам-конструкторам до продвинутых идей танкостроения Третьего Рейха! При этом в адрес танков Вермахта поются хвалебные оды, мол немецкие средние танки Pz-3 были лучше Т-34-76 по всем показателям... Почему? Потому что они дошли до Москвы, а советские Т-34 сгорели под Брестом в первые часы войны...

Не будем в этой статье останавливаться на очевидно абсурдных выводах просталинских "знатоков" танков. Просто приведем факты и сравним оба танка. Не лозунгами, а цифрами.

Рассмотрим технические и количественные показатели по самому многочисленному немецкому танку Второй Мировой Войны, среднему танку Pz-III.

Изображение
Изображение

Согласно приведенным выше таблицам,если мы сравним бронебойность орудий и броневую защиту Pz-III и Т-34-76 в 1941 году, то останется развести руками и долго удивляться: каким образом сторонники отсталости РККА перед Вермахтом собирались воевать на хвалёном Pz-III против "недоработанного" Т-34-76? Немецкие "продвинутые" танки поражались орудием с танка Т-34-76 на любом тактическом расстоянии: более 1500 м под любым углом попадания. В то время как "недоработанные" Т-34 были неуязвимы для орудий Pz-III на расстоянии менее 500 м! Ни в лобовую броню, ни в кормовую, ни в боковую. Учитывая наклон корпуса и башни танка Т-34 (под 45 градусов и 60 градусов соответственно) толщина брони для немецких снарядов увеличивалась. Поэтому Т-34 если и были уязвимы для Pz-III. то только при выстрелах в упор (от 300 и менее метров), в то время, когда Т-34 мог пробивать броню немецких "шедевров" с любого расстояния, под любым углом.

Изображение Изображение
Cредний танк Pz III, захваченный Красной Армией в ходе летних боев 1941 года Изображение Т-34-76 (1941) во время боя.


Обратите внимание на короткую пушку Pz-III и коробкообразную форму корпуса и башни. Танк Т-34-76 в 41 году казался белым лебедем на фоне гадких неповоротливых фашистских танков. Длинная 76.2 мм пушка Ф-34 не оставляла немецким танкам ни малейшего шанса в открытом бою.

Таблица сравнения техническо-тактических показателей средних танков Т-34-41г. и Pz-III-40 г.
Уменьшено на 77% (893 x 820) - Нажмите для увеличенияИзображение

По всем основным показателям средний Танк Pz-III-40г. уступает Т-34-41г. В 1942 году немцы будут вынуждены модернизировать свой танк. Не поможет.
По количеству Т-34-41 было выпущено в 1941 году значительно больше, чем Pz-III. На начало войны в строю было около 960 Т-34-76 мм (в основном 1941 года выпуска). Дальше темпы производства Т-34 в отношении Pz-III росли кратно. Танк Т-34 был не только прост в эксплуатации, но очень быстро собирался на конвейерных линиях. Это первый поточный конвейерный танк в мире! Простота и быстрота - одни из главных победных характеристик нашего шедевра. Более того, многие детали от Т-34 включая Двигатель полностью соответствовали деталям ходовой части КВ-1. Все узлы и замена деталей были максимально доступны в полевых условиях.


Теперь давайте сопоставим самый тяжёлый немецкий танк (июнь 1941- июнь 1943) Pz-4 c советским СРЕДНИМ танком Т-34-76-41. Вермахт вступил в войну имея в своём распоряжении ВСЕГО около двух сотен новейших модификаций танка Pz.IV. Это был Pz.IV Ausf.F. Вот что говорится об этом танке на сайте ТАНКИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (http://ww2tank.ru/in...ks/sec/Glavnaya):

Цитата

Pz.IV Ausf.F появился в результате анализа боевого применения машин предыдущих вариантов в Польше и Франции. Вновь возросла толщина брони: лоб корпуса и башни - до 50 мм, борта - до 30. Одностворчатые дверцы в бортах башни заменили на двустворчатые, лобовой лист корпуса опять стал прямым. Пулемет при этом сохранился, но теперь он размещался в шаровой установке Kugelblende 50. Поскольку масса корпуса танка возросла на 48%, по сравнению с Ausf.E, машина получила новую 400-мм гусеницу вместо применявшейся ранее 360-мм. Были выполнены дополнительные вентиляционные отверстия в крыше моторного отделения и в крышках трансмиссионных люков. Изменились размещение и конструкция глушителей двигателя и бензомотора поворота башни.

Помимо фирмы Krupp-Gruson к производству танка, продолжавшемуся с апреля 1941 по март 1942 года, подключились Vomag и Nibelungenwerke.

Все вышеперечисленные модификации танка Pz.IV вооружались короткоствольной 75-мм пушкой с начальной скоростью бронебойного снаряда 385 м/с, которая была бессильна как против английской "Матильды", так и против советских Т-34 и КВ. После выпуска 462 машин варианта F производство их прекратили на один месяц. За это время в конструкцию танка внесли весьма существенные изменения: главное из них - установка 75-мм пушки KwK 40 с длиной ствола 43 калибра и начальной скоростью бронебойного снаряда 770 м/с, разработанной конструкторами фирм Krupp и Rheinmetall. Производство этих орудий началось в марте 1942 года.
Моя ссылка





Итого имеем: перед ВОВ немцы спешно услили Рz-IV. Но при этом новейшая модификация Pz.IV Ausf.F не могла противостоять советскому танку Т-34-76-41. Немецкие танки были "бессильны" против Т-34 того периода. Новая модификация танка Pz-IV была запущена немцами только в марте 1942 года (она была не на много лучше прежней).

Для демонстрации убийственных для немецких танков показателей ниже приведена Таблица Сравнения ТТХ Pz.IV Ausf.F и Т-34-76-41:


Изображение

Как видно из Таблицы, в 1941-1942 гг немецкий танк Pz-IV уступал советскому танку Т-34 по ВСЕМ технико-тактическим характеристикам: бронебойности, бронезащите, мобильности, проходимости, запасу хода, моторесурсу, удельной мощности. При этом германский танк проигрывает Т-34 по этим показателям не на какие-то проценты, а в 1.5-2 раза! И немецкие военные очень скоро ощутили эти катастрофические для их танков показатели...



Итого имеем: в 1941 году, несмотря на спешное увеличение бронезащиты и диаметра внутреннего ствола пушки Pz.IV Ausf.F не мог противостоять советскому танку Т-34 на начало ВОВ, он был просто "бессилен"... Но и новая модификация танка, запущенная немцами в марте 1942 года Pz.IV Ausf.G, не дала немецкому танку преимущества.
Только 412 танков Ausf.G получили 75-мм пушку KwK 40 с длиной ствола в 48 калибров. Машины поздних выпусков оснащались 1450-кг "восточными гусеницами" - Ostketten, дополнительной 30-мм лобовой броней (ее получили около 700 танков) и бортовыми экранами. Но по сути это были отчаянные попытки скопировать лучшие достоинства Т-34 на старой базе. Но как говорится в народе: на старых дрожжах и вино получится, как моча...

Поэтому с 1941 года немцы с ужасом констатировали, что у русских самый лучший танк. Они ничего подобного ни у себя в армии, ни в одной другой армии мира не видывали. Их охватывал УЖАС при одном появлении русского шедевра (именно шедевра, а не "плохого танка", как стало модно говорить в последнее время с подачи ангажированного властями историка Исаева):


Цитата

Но самым грозным противником стал советский T-34 - бронированный гигант длиной 5,92 м, шириной 3 м и высотой 2,44 м, обладавший высокой скоростью и маневренностью. Весил он 26 тонн, вооружен 76-мм пушкой, имел большую башню, широкие траки гусениц и наклонную броню. Именно недалеко от реки Стырь стрелковая бригада 16-й танковой дивизии впервые столкнулась с ним.
Истребительно-противотанковая часть 16-й танковой дивизии быстро выдвинула на позиции свои 37-мм противотанковые пушки. По танку противника! Дальность 100 метров. Русский танк продолжал приближаться. Огонь! Попадание. Еще одно и еще одно попадание. Прислуга продолжала отсчет: 21, 22, 23-й 37-мм снаряд ударил в броню стального колосса, отскочив от нее, как горох от стенки. Артиллеристы громко ругались. Их командир побелел от напряжения. Дистанция сократились до 20 метров.
– Целиться в опору башни, - приказал лейтенант.
Наконец-то они достали его. Танк развернулся и начал откатываться. Шариковая опора башни была поражена, башню заклинило, но в остальном танк оставался неповрежденным. Расчет противотанкового орудия вздохнул с облегчением.
– Ты это видел? - спрашивали артиллеристы один другого.
С того момента T-34 стал для них жупелом, а 37-мм пушка, так хорошо зарекомендовавшая себя в прежних кампаниях, получила презрительное прозвище "армейского дверного молоточка".

Пауль Карель Гитлер идет на Восток, из-во "Эксмо", 2005 (1941-1943)


Цитата

Еще одно событие ударило по нам, как тонна кирпичей: впервые появились русские танки "Т-34"! Изумление было полным. Как могло получиться, что там, наверху, не знали о существовании этого превосходного танка?. "Т-34" с его хорошей броней, идеальной формой и великолепным 76,2-мм длинноствольным орудием всех приводил в трепет, и его побаивались все немецкие танки вплоть до конца войны. Что нам было делать с этими чудовищами, во множестве брошенными против нас? В то время 37-мм пушка все еще была нашим сильнейшим противотанковым оружием. Если повезет, мы могли попасть в погон башни "Т-34" и заклинить его. Если еще больше повезет, танк после этого не сможет эффективно действовать в бою. Конечно, не очень-то обнадеживающая ситуация! Единственный выход оставляло 88-мм зенитное орудие. С его помощью можно было эффективно действовать даже против этого нового русского танка. Поэтому мы стали с высочайшим уважением относиться к зенитчикам, которым до этого от нас доставались лишь снисходительные улыбки.

Кариус О. "Тигры" в грязи. Воспоминания немецкого
танкиста. -- М.: Центрополиграф, 2004


А вот что писал в своих мемуарах отец немецких броне-танковых войск, Гейнц Вильге́льм Гуде́риан:

Цитата

Как уже упоминалось, в ноябре 1941 г. видные конструкторы, промышленники и офицеры управления [379] вооружения{36} приезжали в мою танковую армию для ознакомления с русским танком Т-34, превосходящим наши боевые машины; непосредственно на месте они хотели уяснить себе и наметить, исходя из полученного опыта ведения боевых действий, меры, которые помогли бы нам снова добиться технического превосходства над русскими. Предложения офицеров-фронтовиков выпускать точно такие же танки, как Т-34, для выправления в наикратчайший срок чрезвычайно неблагоприятного положения германских бронетанковых сил не встретили у конструкторов никакой поддержки. Конструкторов смущало, между прочим, не отвращение к подражанию, а невозможность выпуска с требуемой быстротой важнейших деталей Т-34, особенно алюминиевого дизельного мотора. Кроме того, наша легированная сталь, качество которой снижалось отсутствием необходимого сырья, также уступала легированной стали русских....

Обращение Гитлера «Ко всем работникам танкостроения» от 22 января 1943 г., а также новые полномочия на расширение программы производства танков, предоставленные министру Шпееру, свидетельствовали обо все растущей тревоге в связи с понижающейся боевой мощью германских бронетанковых войск перед лицом постоянно увеличивающегося серийного производства старого, но прекрасного русского танка Т-34.

Гудериан Г. Воспоминания солдата. — Смоленск.: Русич, 1999


Гудериан, конечно же, не такой "продвинутый знаток и теоретик", как наш историк Исаев (дизели были Германии не нужны - карбюратор лучше) , тем не менее именно его считали в Германии и в СССР главным теоретиком танковых войск. Советский Т-34 настолько нравился немцам, что фронтовики НАСТОЯТЕЛЬНО просили сделать ТОЧНО ТАКОЙ ЖЕ ТАНК. Не Pz-IV! Не Pz-III! А аналог "плохого дизельного танка" Т-34. Немецкие конструкторы и промышленники пытались создать аналог, но НЕ СМОГЛИ! Ибо не имели ни знаний, ни материалов для воплощения. Русский дизельный двигатель В-2 был для них такой же недоступной мечтой, как философский камень для алхимиков. Поэтому сегодняшние отговорки со ссылкой на слова Гудериана, якобы немцам и задаром не нужен был советский дизель - это не более, чем слащавый МИФ исаевской пропаганды об ущербности РККА перед Вермахтом.

Сам Гитлер с первых дней войны так натерпелся от Т-34 (когда несколько танков срывали планы целых дивизий), что летом 1941 года объявил ПЕРВЫМ своим личным русским врагом не Сталина, не Жукова, а Михаила Ильича Кошкина. Но вышел конфуз, личный враг Гитлера к тому моменту уже умер. Тогда Гитлер приказал разбомбить Первое городское кладбище Харькова, где был похоронен конструктор Т-34. Кладбище сравняли с землёй, но проблему Т-34 немцы не решили. Во как натерпелись немцы от этого "плохого и сырого танка"!


Изображение
Казалось бы, если русские танки Т-34 со слов уважаемого историка А. В. Исаева были до 1943 бессмысленны и плохи, чего тогда немцы такие страсти вокруг этого танка устроили? Гитлеру надо было не кладбище бомбить, а при взятии Харькова поставить Кошкину памятник и написать на нём по немецки: Он помог Великой Германии, ибо изобрёл для русских абсолютно бестолковый танк. Но ничего подобного не наблюдалось и порочить нашу историю очернением достижений нашего народа накануне ВОВ - это играть на стороне сталинистов-фанатиков. Сколько можно бубнить одну и ту же скороговорку: СССР не мог победить Германию в 1941, ибо наш народ рылом не вышел? Это очевидное враньё и умышленный исторический подлог.

Кстати сказать, очень глупо звучит тезис о том, что наши офицеры восторгались немецкими танками в 1941 году. Они были удивлены отсталостью Вермахта накануне ВОВ! И немцы предчувствовали, что у русских есть нечто лучшее их танков.Свидетельствует генерал-полковник Г. Гудериан, командовавший 2-й немецкой танковой армией:


Цитата

“Весной 1941 года Гитлер разрешил русской военной комиссии осмотреть наши танковые заводы, приказав показать все русским. При этом русские, осматривая наш танк Pz-IV, не хотели верить, что это—наш лучший танк. Они все время повторяли, что мы прячем от них новейшие конструкции. Настойчивость комиссии была столь велика, что офицеры сделали вывод: «русские обладают более совершенными типами танков, чем мы». Буквально несколько месяцев спустя подозрения превратились в знание:«наши противотанковые средства могли успешно действовать против Т-34 только при особо благоприятных условиях»


Гудериан Г. Воспоминания солдата. — Смоленск.: Русич, 1999


О том, как немецкая пехота безуспешно пыталась воевать с «тридцатьчетверками» в красках описал подполковник Э. Миддельдорф:

Цитата

«Путь страданий немецкой пехоты в борьбе против русских тяжелых и средних танков идет от 37-мм орудия, прозванного «колотушкой» к 75-мм противотанковому орудию на механической тяге. Видимо, так и останется неизвестным, почему в течение 3-х лет с момента появления Т-34 не было создано приемлемого противотанкового средства пехоты.


Русская кампания: тактика и вооружение Автор: Миддельдорф Э. Издательство: Полигон Год: 1999



Даже скупой на восхваление чужих танков Гудериан после первых не блицкриговых встреч с русским шедевром был вынужден с горечью признать:

"
Южнее Мценска 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжелый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось пока отложить.... На поле боя командир дивизии показал мне результаты боев 6 и 7 октября, в которых его боевая группа выполняла ответственные задачи. Подбитые с обеих сторон танки еще оставались на своих местах. Потери русских были значительно меньше наших потерь...

Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике. Наши противотанковые средства того времени могли успешно действовать против танков Т-34 только при особо благоприятных условиях. Например, наш танк Т-IV со своей короткоствольной 75-мм пушкой имел возможность уничтожить танк Т-34 только с тыльной стороны, поражая его мотор через жалюзи. Для этого требовалось большое искусство."

Гудериан Г. Воспоминания солдата. — Смоленск.: Русич, 1999



И дальше в воспоминаниях Гудериана если и поминаются танки Т-34, то всегда с горечью, с тяжёлыми немецкими потерями, с ПАНИКОЙ В НЕМЕЦКИХ ЧАСТЯХ. Вот например следующее поминание русского танка:

"17 ноября мы получили сведения о выгрузке сибиряков на станции Узловая, а также о выгрузке других частей на участке Рязань-Коломна. 112-я пехотная дивизия натолкнулась на свежие сибирские части. Ввиду того, что одновременно дивизия была атакована русскими танками из направления Дедилово, ее ослабленные части не были в состоянии выдержать этот натиск. Оценивая их действия, необходимо учесть, что каждый полк уже потерял к этому времени не менее 400 человек обмороженными, автоматическое оружие из-за холода не действовало, а наши 37-мм противотанковые пушки оказались бессильными против русских танков Т-34. Дело дошло до паники, охватившей участок фронта до Богородицка."

Т-34 начиная с октября 1941 года и до конца войны стал главной доминантой успеха Красной Армии на всех фронтах, во всех кампаниях, в наступлении и активной обороне. Поэтому слова Ужас, Сенсация, Чудо-танк не сходили с уст немецких генералов и танкистов до конца Войны. Так Генерал-лейтенант немецких инженерных войск Эрих Шнейдер в своих воспоминаниях пишет:

«Т-34 показал нашим, привыкшим к победам, танкистам превосходство в вооружении, броне и маневренности и стал настоящей сенсацией. Этот 26-тонный русский танк был вооружен 76,2-миллиметровой пушкой (калибр 41,5), снаряды которой пробивали броню немецких танков с 1,5–2 тыс. метров, тогда как немецкие танки могли поражать русские с расстояния не более 500 метров, да и то лишь в том случае, если снаряды попадали в бортовую и кормовую части Т-34. Толщина лобовой брони немецких танков равнялась 40 миллиметрам, бортовой – 14 миллиметрам. Русский танк Т-34 нес лобовую броню толщиной 70 миллиметров и бортовую – 45 миллиметров, причем эффективность прямых попаданий в него снижалась еще и за счет сильного наклона».

(см. Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых. — СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1998).


Изображение

#2 Пользователь офлайн   Александр Кас 

  • Магистр Клуба
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Админ
  • Сообщений: 12 105
  • Регистрация: 13 Март 11
  • История, политика, дача, спорт, туризм
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородМосква

Отправлено 11 Январь 2016 - 12:24

Теперь пройдёмся по основным контрдоводам, которые часто приводят почитатели танков Вермахта против Т-34. Изучим их и дадим комментарии.



Контрдовод №1. Теснота башни и отсутствие командирской башенки.


Конечно, на начало Войны этот аспект имел место быть, но советские конструкторы выбирали из двух зол меньшее.Танк - это не танцхол для дискотеки. Танк - это боевая машина, где каждый сантиметр полезного пространства должен быть заполнен и технологически необходим. В башню можно засунуть и 10 человек, но разве это решает задачи танка??? На Т-34 скосили башню под 45-30 градусов умышленно, тем самым сократив пространство башни. НО!!!! Это привело к уменьшению габаритов танка, значительному увеличению бронезащиты и к увеличению удельной мощности. И это оказалось верным решением! Именно скошенная башня по типу Т-34 была применена на самых лучших немецких танках Panzerkampfwagen V Panther и «Königstiger»:



Изображение





Panzerkampfwagen V Panther





Поэтому говорить о неудачной конструкции башни Т-34 в сравнении с немецкими коробками 1941-1942 года по-крайней мере не совсем корректно. Башня Т-34 стала колоссальным прорывом в танкостроении и именно это технологическое решение советских конструкторов используется в танкостроении по сегодняшний день.



Кстати сказать, увеличение пространства башни и командирскую башенку попытались реализовать на прототипе Т-34 1943 года Т-43. Наиболее существенным новшеством, резко отличавшим по внешнему виду Т-43 от Т-34, стала трехместная литая башня с расширенным погоном и низкопрофильной командирской башенкой. С марта 1943 года два опытных образца танка Т-43 проходили испытания, в том числе и фронтовые, в составе отдельной танковой роты имени НКСМ. Но они выявили, что Т-43 из-за возросшей до 34,1 т массы уступает Т-34 по динамическим характеристикам (максимальная скорость снизилась до 48 км/ч), по удельной мощности и удельному давлению на грунт. Этот образец так и не стал заменой Т-34, потому что в бою главным является превосходство по основным ТТХ, а не плавность хода и простор башни. Решением танк "утяжелили" не за счет комфортной башни, а за счет более мощного 85 мм орудия. Таковы реалии жизни - лучше сидеть в тесной башне Т-34, чем гореть в удобной командирской башенке.

Да и так уж нужна была эта башенка? Командир танка Т-34-85 с уже установленной командирской башенкой, освобожденный от обязанностей наводчика, получил помимо командирской башенки со щелями по периметру собственный призматический, вращающийся в люке перископ - МК-4, позволявший смотреть даже назад. Но среди танкистов встречается стойкое мнение: «Я командирской башенкой не пользовался. Я всегда держал люк открытым. Потому что те, кто их закрывал, те сгорели. Не успевали выпрыгивать». Сама оптика панорамы во время боя моментом загрязнялась. Поэтому и наши командиры-танкисты, и немецкие предпочитали управлять танком через открытый люк. На самом деле немцы были вынуждены посадить командира в башню, потому что в их панцерах на начало ВОВ не оснащались перископическим прибором, который был на Т-34 и позволял командиру отлично видеть поле боя находясь внизу под защитой основной брони корпуса. Немецкие командиры были вынуждены сидеть в башне и наблюдать поле боя через узкие визирные щели по периметру, что было крайне не эффективно, о чём я подробно расскажу чуть ниже.

Стоит отметить, что само количество танкистов в башне ни коем образом не умаляет проигрыш по основным ТТХ танка (бронезащита, бронебойность, манёвренность, удельная мощность, удельное давление на грунт). Для примера приведу цитату из замечательной книги Андрея Мелехова "Танковая дубина Сталина":



"Первый шок гитлеровские танкисты испытали еще в середине мая 1940 года, когда

впервые встретили в бою французские Char B1bis, о которых я упоминал в

не самом приглядном свете несколько выше и которые подверг совсем уж

разгромной критике Виктор Суворов. Это тот самый 31,5-тонный (то есть

средний) танк, на котором из корпуса торчала бесполезная в танковом бою

75-мм гаубица-«окурок», а крошечная башня без люка (!) на одного человека с трудом умещала 47-мм противотанковую пушку. Тем не менее у этой в целом полностью устаревшей машины имелось достаточно мощное по тем временам бронирование — от 40 мм на ранних 28-тонных

версиях Char В1 до 60 мм на тех самых «непробиваемых» танках модели «бис». Так вот, 16

мая 1940 года единственный французский «бис» атаковал и в течение

нескольких минут уничтожил тринадцать немецких «панцеров» и два

самоходных орудия в районе местечка Стонне. Несмотря на 140 прямых

попаданий, тихоходный танк вышел из боя абсолютно невредимым (Robert Kershaw

«Tank men», с. 111). А вот что, согласно статье Лемана, вспоминал по

поводу встречи с «бисом» к югу от города Жюнивиль Г. Гудериан: «Пока

шло танковое сражение, я попробовал — безрезультатно — уничтожить

«Char В» с помощью трофейной 47-мм противотанковой пушки. Все мои

снаряды попросту отскакивали от брони. Наши 37-мм и 20-мм пушки были

столь же бесполезными против этого противника. В итоге мы, как это ни

печально, неизбежно понесли тяжелые потери».

Даже один человек в башне французского танка с лучшей бронезащитой поставил немецкие танки в полный тупик. Посему контрдовод с присутствием большего количества танкистов в башне отбросим как посредственный и весьма сомнительный.





Контрдовод №2. Плохая коробка передач и сложность управления главным фрикционом. Действительно, четырёхступенчатая коробка передач Т-34 была сложна в управлении и часто выходила из строя. Шестиступенчатая коробка передач Pz-III более плавная. На немецких танках, являвшихся ровесниками Т-34, главный фрикцион был с дисками, работающими в масле. Это позволяло эффективнее отводить тепло от трущихся дисков и значительно облегчало включение и выключение фрикциона. Но эти недостатки компенсировались выучкой механика-водителя. Манёвренность Т-34 была всё равно значительно выше немецких панцеров, которые как бы не тренировали своих танкистов, дотянуться до маневренности Т-34 не могли по причине технического несовершенства самих танков. То есть, признавая существенность контрдовода №2, необходимо признать, что он не оказывал основополагающего влияния на главные технико-тактические характеристики. Они у Т-34 были подавляюще выше при значительно большей полезной массе машины. Несколько улучшил ситуацию с управлением главного фрикциона сервомеханизм, которым оснастили педаль выключения главного фрикциона по опыту боевого применения Т-34 в начальном периоде войны. Конструкция механизма, несмотря на внушающую некоторую долю пиетета приставку «серво», была довольно простой. Педаль фрикциона удерживалась пружиной, которая в процессе нажатия на педаль проходила мертвую точку и меняла направление усилия. Когда танкист только нажимал на педаль, пружина сопротивлялась нажатию. В определенный момент она, наоборот, начинала помогать и тянула педаль на себя, обеспечивая нужную скорость движения кулисы.



При сравнении коробок передач нужно ещё учитывать такой фактор, как ремонтопригодность этого важного узла. Немецкая трансмиссия тоже неминуемо ломалась. Конструкторы Т-34, в отличие от немецких визави, уделяли много внимания возможности ремонта танка силами экипажа, в отличие от немецких конструкторов. Под эту задачу были приспособлены даже порты для стрельбы из личного оружия на бортах и корме башни. Пробки портов вынимали, и в отверстия в 45-мм броне устанавливался небольшой сборный кран для демонтажа двигателя или трансмиссии. У немцев приспособления на башне для монтажа такого «карманного» крана - «пильце» - появились только в заключительный период войны, а до этого любая неисправность коробки передач и карданного вала выводила немецкую машину из строя на несколько месяцев. Её надо было отбуксировать до дивизионных мастерских и там провести ремонт. Т-34 отлично справлялись с этими поломками в полевых условиях.



Контрдовод №3. Плохая оптика. Но и этот минус скорее надуманный, нежели реальный. По качеству окуляра немецкая цейсовская оптика превосходила советскую, но увидеть цель в мутноватое стекло советской оптики не составляло ни малейшего труда. Но по информационности принципиальной разницы между советским и немецким телескопическими прицелами орудия не было. Наводчик видел прицельную марку и по обе стороны от нее «заборчики» поправок на угловую скорость. В советском и немецком прицеле была поправка на дальность, только вводилась она различными способами. В немецком прицеле наводчик вращал указатель, выставляя его напротив радиально расположенной шкалы дистанций. На каждый тип снаряда существовал свой сектор. Этот этап советские танкостроители прошли ещё в 1930-х годах, и технологически опередили немцев на десятилетие (подобную конструкцию имел прицел трехбашенного танка Т-28). В «тридцатьчетверке» дистанция выставлялась перемещавшейся вдоль вертикально расположенных шкал дальности ниткой прицела. Так что функционально советский и немецкий прицелы не различались. Поэтому с этим контрдоводом большая нестыковка.



Чтобы наглядно продемонстрировать комплект оптики на самых ранних модификациях Т-34, приведу внушительный арсенал советского танка, ничем не уступающий арсеналу Pz-IV и превосходящий на начало ВОВ все другие модификации немецких танков:

Наводчик (он же командир) для наведения на цель имел:

– телескопический прицел ТОД-6,

– для подсвета цели в темное время суток на маске пушки был установлен прожектор.

Радист-стрелок для стрельбы из переднего 7,62-мм пулемета ДТ использовал:

– оптический прицел ПУ (увеличение 3х).

Командир (он же наводчик) для обнаружения цели имел:

– командирскую панораму ПТ-К (на некоторых танка заменялась на поворотный, перископический прицел ПТ4-7),

– 2 перископических прибора по бортам башни.

Механик-водитель имел в своем распоряжении:

– 3 перископических наблюдательных прибора.

Приводы наведения пушки по горизонтали электрические, по вертикали механические. Стабилизация отсутствует. Количество дневных оптических приборов – 8. Ночных оптических приборов – 1. Визирных щелей нет. Командирская башенка отсутствует.



Изображение



Мнение американских специалистов об оптике Т-34 на испытаниях в 1943 году: «Прицелы отличные, а смотровые приборы не отделаны, но весьма удовлетворительные. Общие пределы обзорности – хорошие» («Из истории испытаний танка Т-34» А. Бахметов, Г. Кандрашин, Ю. Спасибухов).



У немецких танков Pz.Kpfw III такого арсенала не было и в помине, а оптику им заменяли многочисленные визирные щели, которых было 12. Они, конечно, улучшали обзор из танка, но ослабляли его защиту и сами по себе являлись уязвимым местом в танке, при этом представляя опасность и для использующих их танкистов. Командир этого танка вообще был лишен каких бы то ни было оптических приборов наблюдения, кроме, разве что, собственного бинокля. Плюс в наличии командирская башенка, однако, опять же никакого приборного оборудования командирская башенка не имела, а через пять узких щелей видно было очень плохо.

Изображение

В случае с перископическим прибором Т-34, человек ведет наблюдение опосредованно, находясь под защитой брони. Сам же выходной зрачок прибора расположен намного выше – очень часто в крыше корпуса или башни. Это позволяет сделать площадь зеркала прибора достаточно большой и таким образом обеспечить необходимое поле зрения и углы обзора. Попадание в прибор пули или осколка в худшем случае приведет только к выходу данного прибора из строя. В случае с визирной щелью дело обстоит гораздо печальнее. Это просто узкая щель, прорезанная в броне, непосредственно через которую человек ведет наблюдение. Совершенно очевидно, что подобная конструкция является уязвимой и потенциально опасной. Последствия попадания в щель пули или снаряда могут быть различными – от повреждения органов зрения наблюдателя, то выхода из строя танка. Чтобы снизить до минимума вероятность попадания в смотровую щель пуль или осколков ее размеры делают минимальными, что в сочетании с толстой броней очень сильно сужает поле зрения через эту щель. Кроме того, для защиты глаз наблюдателя от случайно попавших в щель пуль или осколков она изнутри закрывается толстым бронированным стеклом – триплексом. Так что прильнуть к визирной щели человек не может – он вынужден смотреть через щель с некоторого расстояния, определяемого толщиной триплекса, что, естественно еще больше сужает сектор обзора. Немногим лучше обстояли дела с оптикой и у Pz-IV.

Так что, какими бы несовершенными ни были перископические приборы наблюдения танка Т-34, они были априори на порядок лучше визирных щелей немецких танков. И тут горлопаны о превосходстве немецких танков в оптике просто обязаны снять шляпу и расписаться в своей дремучести. Советские танки не только не уступали, а превосходили немецкие в оптических возможностях ведения боя.

Для сравнения приведу арсенал оптических приборов Pz-IV:





Средний танк Pz.Kpfw IV Ausf. F (экипаж 5 человек)



Наводчик для наведения на цель имел:

– телескопический прицел TZF.Sa.

Командир для обнаружения цели имел 5 визирных щелей в командирской башенке. Наводчик и заряжающий могли использовать 6 визирных щелей расположенных на лобовой плите башни (две), на бортах башни (две) и на бортовых лючках башни (тоже две).

Механик-водитель имел:

– поворотный перископический прибор KFF.2 и широкую смотровую щель. Радист-стрелок располагал двумя смотровыми щелями.

В итоге: привод наведения по горизонтали электрический, по вертикали механический, стабилизации нет, командирская башенка есть, количество дневных оптических приборов – 2, количество ночных оптических приборов – 0, количество визирных щелей – 14 (!).

Таким образом можно сказать, что на начало войны наши танки еще мирного времени имели несравненно более богатое и разнообразное оснащение оптическими приборами, чем их немецкие оппоненты. При этом количество архаичных визирных щелей было сведено к минимуму (КВ-1, Т-26), либо они отсутствовали вовсе (Т-34). Отсутствие командирской башенки объясняется ее ненужностью на танках KB-1 и Т-34, (чтобы не увеличивать высоту танка) имеющих для обнаружения цели специализированные оптические наблюдательные приборы командира ПТ-К, обеспечивающие круговой обзор. Вот почему бутафорские командирские башенки устанавливались в начале ВОВ только на немецких танках. Они были необходимостью, ибо немецкие танки были полуслепыми. Полное отсутствие на немецких танках Pz-III, Pz-IV ночных оптических приборов делает преимущество Т-34 в оптике просто подавляющим.



Контрдовод №4. Отсутствие радиосвязи. Над этим историческим казусом пришлось долго разбираться. Как же так получилось, что РККА, усилиями Тухачевского начавшая первой в мире внедрять радиосвязь во все рода войск, вдруг, оказалась без радиосвязи в танковых войсках? Абсурд! Совсем тупые советские конструкторы!

Но на самом деле это очередная подтасовка фактов. На начало Великой Отечественной Войны радиосвязью советские танки были обеспечены ничем не хуже немецких. И только с августа 1941 года, в период эвакуации заводов радиооборудования, выпуск танковых радиостанций был практически прекращен до середины 1942 года. Но на начало ВОВ в войсках имелись 221 "радийный" Т-34. Да, не все «тридцатьчетверки» оснащались радиостанциями 71-ТК-З, но такая ситуация была обычной и в Вермахте, радиофикация которого обычно сильно преувеличивается. Реально приемопередатчики были у командиров подразделений от взвода и выше. По штату февраля 1941 года в легкой танковой роте приемопередатчики Fu.5 устанавливались на трех Т-II и пяти ПГ-III, a на двух Т-II и двенадцати T-III ставились только приемники Fu.2. В роте средних танков приемопередатчики имели пять T-IV и три Т-II, а два Т-II и девять T-IV - только приемники. На Т-1 приемопередатчики Fu.5 вообще не ставились, за исключением специальных командирских kIT-Bef. Wg.l. В Красной Армии была аналогичная, по сути, концепция «радийных» и «линейных» танков. Экипажи «линейных»; танков должны были действовать, наблюдая за маневрами командира, или получать приказания флажками. Так что и с этим контрдоводом у критиков Т-34 получился явный конфуз.
Изображение

#3 Пользователь офлайн   Александр Кас 

  • Магистр Клуба
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Админ
  • Сообщений: 12 105
  • Регистрация: 13 Март 11
  • История, политика, дача, спорт, туризм
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородМосква

Отправлено 13 Январь 2016 - 10:18

Контрдовод №5. Низкий моторесурс.

Это на самом деле важный момент. Разберем его подробно. Оппоненты достоинств Т-34 в качестве главного примера ненадежности танка и его очень низкого моторесурса приводят начало войны, когда большинство танков были потеряны из-за небоевых потерь, выйдя из строя до вступления в бой. Один критик Т-34 привел мне на сайте историю 8-ого мехкорпуса и пафосно заявил: до вступления в бой корпус из-за технических поломок потерял до 50% танков Т-34! Давайте проверим этот момент и возьмем в руки недавно рассекреченный документ
"Описание командиром 8-го механизированного корпуса боевых действий корпуса с 22 по 29 июня 1941 г." и почитаем внимательно:

" Выводы
1. Корпус к началу войны полностью материальной частью по штату не был укомплектован. (Пример: положено по штату танков «КВ» – 126, «Т-34» – 420; состояло в наличии на 22.6.41 г. танков «КВ» – 71 (из них в ремонте – 5), а танков «Т-34» – 100. Обеспеченность танками новых марок – 25-30%.) Водительский состав боевых машин «КВ» и «Т-34» в своем большинстве имел стаж практического вождення от 3 до 5 часов. За весь период существования корпуса боевая материальная часть и личный состав полностью на тактические учения не выводились и не были практически проверены как по вопросам маршевой подготовки, так и по действиям в основных видах боя. Тактическая сколоченность проводилась не выше масштаба роты, батальона и частично полка. Это явилось одной из основных причин слабости в организации управления на марше и в бою в звене дивизия – полк. 2. В период с 22 по 26.6.41 г. корпус совершал напряженные «сверхфорсированные» марши без соблюдения элементарных уставных требований обслуживания материальной части и отдыха личного состава и был подведен к полю боя, имея до 500 км пробега боевой материальной части. Из-за этого 40-50% боевых машин было выведено из строя по техническим причинам. (Это усугублялось тем, что к началу войны старая боевая материальная часть израсходовала запас моторесурсов на 50%.) Указанные 40-50% материальной части были оставлены на маршрутах движении дивизий. Оставшаяся материальная часть вследствие таких скоростных маршей для боя оказалась неподготовленной в техническом отношении. Несоблюдение элементарных уставных норм в организации проведения маршей явилось главной причиной потери боеспособности боевой материальной части.
Командир 8-го механизированного корпуса
генерал-майор РЯБЫШЕВ


Временно исполняющий обязанности начальника
штаба 8-го механизированного корпуса
подполковник ЦИНЧЕНКО "



(Генеральный Штаб. Военно-научное управление Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. — Москва: Воениздат, 1957. — Т. 33.)



То есть танков Т-34 в корпусе было всего 100, корпус насчитывал на 22.06.41 - 932 танка. Но при этом неисправными и оставленными на марше танками были как-раз старые танки, у которых к тому времени моторесурс был израсходован на 50 %. При чём тут Т-34? Они как-раз почти все доехали к месту боя и успешно сражались.

Возьмем другой документ и почитаем мемуары командующего 8-ым мехкорпусом генерала Рябышева Д.И.: "К июню 1941 года корпус имел около 30 тысяч человек личного состава, 932 танка (по штату полагалось 1031). Однако тяжелых и средних танков КВ и Т-34 поступило только 169. Остальные 763 машины были устаревших конструкций, межремонтный пробег их ходовой части превышал 500 километров, на большинстве истекали моторесурсы. 197 танков из-за технических неисправностей подлежали заводскому ремонту" (Рябышев Д. И. Первый год войны. — М.: Воениздат, 1990). Командир 8-ого мехкорпуса в своих мемуарах сожалеет, что новых танков КВ и Т-34 поступило мало, ибо танки устаревших конструкций были на исходе межремонтного пробега, их вообще нельзя было отправлять на марш. Но это не касалось Т-34. Про их неисправности и потери на марше Рябышев не молвил ни единого слова. Вот например он пишет дальше: "На следующий день, 25 июня, к 15 часам передовые отряды корпуса достигли города Броды, а к исходу дня сосредоточились в указанном районе и главные силы корпуса. Здесь мы подвели итоги нашего четырехсуточного напряженного 500-километрового марша по дорогам войны. Итоги были нерадостными: большое количество танков старых конструкций вышли из строя и не смогли достичь района сосредоточения. Танки Т-35, например, все были оставлены на маршрутах движения. Далеко не весь прибыл и огнеметный танковый батальон (Т-26) 24-го танкового полка 12-й танковой дивизии. Остались на дорогах и другие танки старых конструкций. К этому времени выявились большие дефекты и у танков КВ. Их тормозные ленты от частых поворотов при длительном непрерывном движении перегревались и выходили из строя". Итого, Рябышев констатировал все потери за первый день марша: вышли из строя все Т-35, много Т-26, у КВ выявлены неисправности в тормозной системе. А вот про сломавшиеся Т-34 ни словом!

Обратите внимание, советские танки вступали в бой после 500-километровых форсированных маршей без возможности проведения даже необходимого текучего ремонта. Это свидетельствует как раз о сверх надёжности Т-34. Как обстояли дела с немецкими танками и их моторесурсом после маршей я расскажу чуть ниже. А пока давайте разберемся, почему в июне 1941 советские танки, включая Т-34 выходили из строя. Откроем очерк "4-я Танковая дивизия. Исчезнувший монстр РККА" и почитаем:
"В течении 23-го июня соединения корпуса, в том числе и 4-я танковая дивизия, совершали бесконечные марши, выполняя противоречивые приказания вышестоящего командования. Утром 24-го числа корпус перешел в наступление... Однако общая обстановка на фронте быстро менялась, и участвующие в контрударе части сами уже оказались в полуокружении, им была поставлена задача: атаки прекратить, отходить в направлении города Слоним. Приказ на отход был получен вечером 25-го, и следующий день стал последним в боевых действиях 4-й танковой дивизии. Известно, что она отходила на Свислочь. Серьезных боев не было, лишь авиация противника наносила удары по советским колоннам. Главным врагом советских войск стало отсутствие топлива и технические неисправности. Дивизия, имеющая минимум 200 танков, более 1000 автомашин и сотню тягачей за пару дней прекратила свое существование. Вся техника оказалась разбросана по обочинам белорусских дорог, впоследствии пополнив трофеи Вермахта".

Бесконечные марши перед наступлением без всякого технологического обслуживания машин - это неминуемые поломки техники. Банально не поменяв масло, сайлентблоки, не смазав механизмы башни, не подтянув растянувшиеся гусеничные треки, не залив должное количество горючего в баки, не поменяв охлаждающие жидкости Машины были обречены. Не важно в каком количестве они вступили в бой и какого качества была техника. Везде один и тот же результат: - бесконечные марши- потери - вступление в бой-первоначальный успех-оставление техники из-за небоевых потерь. При этом основными причинами потерь Т-34 стало отсутствие топлива. Без топлива танки не поедут по определению. Но это вовсе не свидетельствует о низком моторесурсе.

Ещё свидетельства по сверхфорсированным маршам июня 1941, из которых Т-34 выходили довольно достойно:
"Во время марша продолжительностью почти 500 км, - пишет он, - корпус потерял до половины танков устаревших конструкций" (М. Солонин. "22 июня. Анатомия катастрофы", с. 250). При этом надо учитывать, что "потерял" в принципе не означало "потерял навсегда". Если бы территория, по которой бестолково метались огромные механизированные колонны корпуса, осталась в руках Красной Армии, всю эту отставшую технику впоследствии починили бы подоспевшие ремонтные службы. Большинство танков вернули бы в строй, часть отправили бы на заводской капремонт, а какое-то количество - совсем уж старые - ожидало списание. М. Солонин подчеркивает, что, несмотря на эти путешествия по плохим дорогам в обстановке полного хаоса и непрерывного воздействия авиации противника, даже после первых боев в корпусе оставалось в наличии 83 % от первоначального количества новейших боевых машин - Т-34 и КВ (там же, с. 251). Это очень приличный результат даже для современных машин!

Теперь посмотрим, как обстояли дела с моторесурсом у немецких танков Pz-III (IV). Министр военной промышленности Германии А. Шпеер пишет о наступлении группы армий "Юг" в 1942 году: "Хуже того, ежемесячный выпуск вооружений не соответствовал нуждам столь крупномасштабного наступления – мы производили тогда в три раза меньше танков и в четыре раза меньше артиллерийских орудий, чем в 1944 году. Износ боевой техники на таких огромных расстояниях был колоссальным. По нормам испытательного полигона в Куммерсдорфе, гусеницы и двигатель тяжелого танка нуждаются в ремонте через каждые 650–800 километров" (А. Шпеер, "Третий рейх изнутри. Воспоминания рейхсминистра военной промышленности. 1930–1945"). В идеальных условиях лета 1942 года, когда почти без боёв немецкие танки докатились по сухим степям до Волги, почти все немецкие танки потеряли моторесурс и нуждались в капитальном ремонте. Это за несколько месяцев в идеальных летних условиях марша. А что было бы с этими танкамии при форсированных марш-бросках, когда почти такие же расстояния приходилось преодолевать за несколько дней даже без текущего технического обслуживания и сходу вступать в бой? Едва ли немецкие танки были в состоянии повторить героические манёвры советских танков 1941-ого года. Поэтому, говорить
о превосходстве немецких танков над Т-34 по моторесурсу не приходится. Скорее наоборот.





Изображение

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей

Все права защищены © 2011 - 2020 http://istclub.ru – Сайт "Исторический Клуб"