Исторический клуб: Количество танков в СССР перед началом Великой Отечественной войны. - Исторический клуб

Перейти к содержимому

 
Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

Количество танков в СССР перед началом Великой Отечественной войны.

#1 Пользователь офлайн   Александр Кас 

  • Магистр Клуба
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Админ
  • Сообщений: 11 991
  • Регистрация: 13 Март 11
  • История, политика, дача, спорт, туризм
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородМосква

Отправлено 04 Сентябрь 2012 - 20:00

Количество танков в СССР перед началом Великой Отечественной войны. История вопроса.

Моя ссылка Автор не известен.

Прежде чем говорить о реальном количестве танков в СССР перед войной, стоит на наш взгляд рассмотреть предысторию вопроса. Она интересна не только сама по себе, как уменьшенная модель развития советской военно-исторической науки в целом, но и тем, что ряд интересных данных уже был опубликован. Это дает возможность исследователям двигаться дальше, не "изобретая велосипед".

Если обратиться непосредственно к историографии проблемы, то выясняется, что точного числа танков к 22.06.41 г. так никто до сих пор и не назвал. Более того, так никто и не дал точного числа новых танков [1] к началу войны. Впрочем, обо всем по порядку. Разберемся, что и когда писали про количество танков в СССР перед войной и о проценте новых машин среди них.

Долгое время после войны советская историческая наука избегала давать оценки количества танков. Писалось так: «Советские конструкторы еще до начала Великой Отечественной войны разработали новый образец среднего танка Т-34 и тяжелого танка «КВ»… Однако к производству этих танков приступили только в конце 1940 года, и поэтому к началу войны с фашистской Германией наши танковые войска имели их в ограниченном количестве» [2]. Или так: «Советские конструкторы создали образцы первоклассных танков (Т-34 и КВ), но их выпуск в массовом количестве еще не был развернут» [3]. Или даже так: «С лета 1940 г. в корпуса стали поступать новые танки Т-34, которых в 1940 г. было произведено 115 штук, а с начала 1941 г. - и танки КВ. Но новых танков к началу войны было все еще мало» [4].

Даже в специализированной литературе в то время не сообщалось ни количество танков в армии, ни распределение их по мехкорпусам. Например, в секретном учебнике Военной академии бронетанковых войск «История бронетанковых и механизированных войск Советской армии» о танковом парке СССР накануне войны сказано только: «К лету 1941 г., т.е. к моменту вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз, наши танковые и моторизованные дивизии и механизированные корпуса в целом не были полностью укомплектованы новой боевой техникой, что несомненно оказало отрицательное влияние на ход боевых действий в начальный период Великой Отечественной войны… наши войска не имели достаточного количества танков, особенно средних и тяжелых, которые в это время только еще поступали на вооружение» [5].

В 60-е годы число новых танков стало «общеизвестным», вероятно из шеститомной истории ВОВ, число 1861 новый танк начало кочевать из книги в книгу, но часть недобросовестных авторов выдавала ее за количество новых танков к началу войны. Так, например, книга «50 лет вооруженных сил СССР» сообщает: «Однако накануне войны заводы успели выпустить лишь 636 тяжелых танков КВ и 1225 средних танков Т-34» [6]. Т.е. всего якобы до начала войны выпущен был 1861 новый танк Т-34 и КВ. В книге маршала Жукова "Воспоминания и размышления" также дается это число: «Что касается КВ и Т-34, то к началу войны заводы успели выпустить 1861 танк. Этого конечно было мало» [7]. И это, несмотря на то, что еще в 1960 г. в первом томе истории Великой Отечественной войны, все производство новых тяжелых и средних танков было расписано: «Машины новых типов – KB и Т-34, значительно превосходившие по своему качеству немецкие, в 1939 г. не производились, а в 1940 г. их было выпущено немного: 243 KB и 115 Т-34. Только в первом полугодии 1941 г. выпуск новых танков заметно увеличился. За эти шесть месяцев промышленность дала 393 танка KB и 1110 танков Т-34» [8].

В 70-80-е гг. картина сильно не изменилась, одни авторы указывали 1861 новый танк, как выпущенный к 1.07.41 г.: «За 1940 год было выпущено таких боевых машин 358 единиц. В первой половине 1941 г. производство новых танков увеличилось. Заводы поставили за это время 1110 танков Т-34 и 393 – КВ. Этого было, конечно, недостаточно» [9] или «В 1940 з-ды (директора И.М.Зальцмани Ю.Е.Максарёв) выпустили 358 тяж. и ср. танков новых типов. В 1-м полугодии 1941 изготовлено 393 танка КВ и 1110 – Т-34» [10]. Другие продолжали путать первое полугодие и период до начала Великой Отечественной войны, т.е. даты 1 июля и 22 июня 1941 г., а порой и 1 июня: «Советские Вооруженные Силы к июню 1941 года насчитывали 5373 тыс.человек, свыше 67 тыс.орудий и минометов, 1861 танк, свыше 2700 боевых самолетов новых типов» [11]. Причем путали даже когда в источнике черным по белому было написано «в первом полугодии», а, как известно, первое полугодие заканчивается 1 июля 1941 г. Так, например, краткий исторический очерк «Великая Отечественная народная…» ссылаясь на 12-томник истории второй мировой войны сообщает: «Однако к началу войны заводы успели выпустить только 639 танков КВ и 1225 танков Т-34» [12], в то время как в третьем томе истории ВМВ сказано: «В 1940 г. было изготовлено только 246 танков КВ и 115 (при плане 600) танков Т-34 ... В первом полугодии 1941 г. производство новых танков в СССР значительно возросло. Промышленность выпустила 393 танка КВ и 1110 танков Т-34. Однако для перевооружения армии этого было недостаточно» [13]. Здесь, кстати, общее число танков уже не 1861, а 1864, что вероятно опечатка. Даже специализированные работы по истории танковых войск оказались не застрахованными от подобных ошибок. Так в очерке "Советские танковые войска…" говорится: "К началу Великой Отечественной войны заводы успели выпустить только 1861 новый танк (636 КВ и 1225 Т-34)" [14].

Официальную версию представляла "Советская военная энциклопедия", в ней указывалось, что накануне Великой Отечественной войны в армии был 1861 танк КВ и Т-34, из них 1475 - в западных приграничных округах [15].

Известный советский исследователь начального периода Великой Отечественной войны В.А.Анфилов в книге «Провал блицкрига» общего количества танков, как новых, так и старых, не дает, но пишет, что «к началу войны в западных приграничных округах насчитывалось 508 танков КВ и 967 танков Т-34» [16].

Специализированные работы по истории АБТВ мало чем отличались по этому вопросу от остальных. Книга «Строительство и боевое применение советских танковых войск…» дает производство только в первой половине 1941 г.: «Таким образом, несмотря на то что к началу 1940 г. взамен устаревших образцов на вооружение армии были приняты новые образцы всех типов танков, производство средних и тяжелых танков Т-34 и КВ в течение года все еще было недостаточным… Значительное увеличение выпуска новых образцов танков началось лишь с 1941 г., когда только за первое полугодие промышленность, прекратив производство танков Т-26 и БТ, выпустила 393 танка КВ и 1110 танков Т-34», но добавляет: «к началу войны во всех пяти приграничных округах насчитывалось 508 танков КВ и 967 танков Т-34» [17].

Здесь стоит отметить, что указывая количество новых танков КВ и Т-34, никто не писал сколько же было в армии всего танков всех типов, за одним уникальным и мало кому известным исключением, о котором позже. Прочие же танки, вероятно, с подачи Г.К.Жукова стали именоваться танками "устаревших конструкций с легким вооружением" или просто легкими и устаревшими [18]. Это определение, в общем-то, было верным, но лукавым, количество этих устаревших танков все равно не давалось, что позволило потом писателям вроде В.Резуна или В.Бешанова вдоволь поиздеваться над советскими историками и мемуаристами [19].

Причин для такого засекречивания было немало и некоторые вполне объективны, но главным среди них, думается, были справедливые опасения политического руководства. Ведь у среднего читателя, не имевшего представления о размерах советского танкового парка и воспитанного на другой версии начала войны, подобные откровения могли вызвать резко антисоветские настроения, в конечном итоге сказавшиеся бы не только на положении партийных историков, но и самого государства. Что собственно и произошло позднее, в перестройку. Одним из инструментов разрушения Советского Союза стало изменение массового сознания населения, немаловажную роль в котором сыграли тогда всевозможные разоблачения секретов партийной и государственной власти, скрываемых от народа до конца 80-х гг. У неподготовленного к таким откровениям советского человека подобные публикации вызвали сначала шок, а потом реакцию, которую точнее всего характеризует лозунг "Нам все врали!".

Вполне понятно, что советские историки поступали неправильно, замалчивая информацию о действительном состоянии армии к 22 июня 1941 г., в том числе ее танковых войск. Но сложность ситуации, в которую попало руководство, была в том, что, широко огласив такую статистику, пришлось бы столкнуться с новыми проблемами. Ведь, получив информацию о количестве танков, среднестатистический читатель от вопроса: "сколько же было танков в СССР?" переходил автоматически к другому вопросу: "как, имея такое количество танков, мы умудрились в начале войны потерпеть такое сокрушительное поражение?". Что оставалось бы делать партийным идеологам, учитывая, что ответ на вопрос ими был давно дан? И дан, основываясь на ложном утверждении, что противник превосходил нас численно, в т.ч. и по танковым войскам. И это было только частью общей проблемы неверного объяснения причин катастрофы 1941 года, разбор которой не входит в нашу задачу. Боясь пересмотра "утвержденной" официальной версии причин наших поражений, советское руководство предпочло делать вид, что проблемы не существует, замалчивая и засекречивая все, что могло стать основой для сомнений, в т.ч. и статистику по состоянию армии.

Отдельно нужно остановиться на литературе секретной или с грифом ДСП. В ней-то как раз никаких тайн относительно количества танков не делалось. Например, еще в 1960 г. подполковник М.П.Дорофеев в брошюре, изданной в Военной академии бронетанковых войск, сообщает точное количество личного состава, танков, бронеавтомобилей, артиллерийских орудий и минометов, автомобилей, тракторов и мотоциклов механизированных корпусов западных приграничных округов [20], причем по каждому корпусу в отдельности. Число 11000 было названо Дорофеевым, как общее количество танков в 19 механизированных корпусах западных округов на 10.06.41 г. [21]:

Изображение

Такая информация в открытых источниках не появлялась и через 25 лет после выхода его работы.

Зато в 1964 г., когда тот же Дорофеев слегка переработанную статью напечатал в Военно-историческом журнале, никаких общих чисел танков там уже не было, кроме наличия к началу войны новых тяжелых и средних в западных округах (508 КВ и 967 Т-34) [22].

Но не так все плохо было и с литературой "без грифа"! Как минимум один раз, в 1964 году, в многотомнике "История отечественной артиллерии" - книге, лежавшей в крупнейших библиотеках в открытом доступе, численность советских танков весной 1941 г. была указана! По количеству танков в Красной Армии информация была дана по годам, начиная с 1933 г. (4906 танков и 244 бронемашины) и заканчивая двумя датами - на 15.09.40 г. (23364, в т.ч. 27 КВ, 3 Т-34, и 4034 БА) и на 1.04.41 г. (23815 танков, в т.ч. 364 КВ и 537 Т-34, и 4819 БА) [23].

Книга эта осталась незамеченной большинством историков, занимающихся танковыми войсками, почин создателей "Истории..." подхвачен другими авторами не был, а сами цифры оставались неизвестными основной массе читателей. Но многие любители именно из этой книги еще тогда получили представление о танковом парке Страны Советов и на таком фоне весьма глупым выглядит замалчивание этих цифр в официальной версии "военной истории от Главпура".

Выглядит глупо это еще и, потому что при особом желании оценить размеры танкового парка СССР можно было и по открытым источникам, даже самым общедоступным вроде мемуаров маршала Г.К.Жукова. С помощью его книги любой читатель мог еще в 60-е гг. подсчитать количество советских танков с точностью плюс минус несколько тысяч штук, что при их общем количестве больше 20000 было несущественным допуском

"Быстро возрастал выпуск танков. За первую пятилетку было произведено 5 тысяч, к концу второй армия располагает уже 15 тысячами танков и танкеток…

Ежегодный выпуск танков с 740 в 1930-1931 годах достиг в 1938 году 2271…

С января 1939 года по 22 июня 1941 года Красная Армия получила более семи тысяч танков, в 1941 году промышленность могла дать около 5,5 тысячи танков всех типов…" [24].

Как видно из этих цитат, количество произведенных танков по Жукову, учитывая неясную сумму выпуска после 1939 г., было не менее 24271 штуки.

Несмотря на то, что большой тайной для историков-любителей порядок числа танков в СССР не был [25], все-таки до конца 80-х гг. никто из официальных историков не решался его назвать вслух. Но тут грянула перестройка и вначале тонким ручейком, а потом и мутным потоком хлынули в печать разоблачения, раскрытые секреты и тому подобные сенсации. Явление это имело, конечно, и свои плюсы. Все интересующиеся военной историей могли, наконец, получить ответы на волнующие их вопросы, в т.ч. и на такой: "Сколько же было танков у Советского Союза перед войной?".

В 1988 г. много шума наделала статья В.В.Шлыкова "И танки наши быстры", опубликованная в журнале "Международная жизнь" [26]. В ней он оценивал количество советских танков в 20700-22875 штук, используя псевдонаучную методику подсчета. Так верхнее число было получено перемножением штатного количества танков в дивизиях на количество самих дивизий. Учитывая, что штатного количества бронетанковой техники не было практически ни в одной дивизии, можно охарактеризовать расчеты Шлыкова выражением "попал пальцем в небо". Действительно, количество советских танков было больше 20 тысяч, но при этом и методика Шлыкова - неверна. Он банально путает понятия "штатная численность" и "списочная численность" [27], что для автора замахнувшегося на такие темы, как "количество и качество советских танков перед Великой Отечественной войной", непростительно.

Статья В.Шлыкова вызвала большой отклик историков, например, на нее ответил В.П.Крикунов в Военно-историческом журнале в статье «Простая арифметика В.В.Шлыкова» [28]. Редактор по проблемам истории стратегии и оперативного искусства Военно-исторического журнала полковник Крикунов не только показал всю несостоятельность методики В.В.Шлыкова, но и сам привел архивные данные по распределению танков по округам и корпусам "к началу войны":

Изображение


Незадолго до этого в 11-м номере Военно-исторического журнала за 1988 г. тот же полковник Крикунов в статье «Куда делись танки?» вынужден был, отбиваясь от многочисленных жалоб читателей на отсутствие какой либо конкретики в материалах журнала о начальном периоде войны, опубликовать ряд документов механизированных корпусов. Среди них, например, были сведения о наличии боевых машин в 8-й и 10-й танковых дивизиях на 22 июня и их потерям к 1 августа 1941 г., доклад командира 7-й танковой дивизии о состоянии и действиях 7-й тд и др. Конечно, наших официальных историков не очень-то волновали просьбы читателей, но подпортил все В.Шлыков, статья которого вывела из спячки печатный орган Министерства обороны [29].

Кроме В.П.Крикунова вопрос наличия танков в западных приграничных округах поднимали в 1988-1989 гг. и другие авторы Военно-исторического журнала.

Так, например, майор В.А.Семидетко в статье "Истоки поражения в Белоруссии" дает таблицу распределения бронетанкового и артиллерийского вооружения в механизированных корпусах Западного особого военного округа на 13-19.06.41 г. [30]:

Изображение

В статье В.Киселева и Н.Романичева "Последствия оценок" рассматриваются действия советских войск в начале войны на южном направлении. Наличие бронетанковой техники в механизированных корпусах ОдВО к 22.06.41 г., к сожалению, даны только в процентах: укомплектованность 2-го мк - 50%, 18-го мк - 27%. Зато в "соотношении сил и средств в полосе 9-й армии" приведено количество танков в армии в целом - 769 [31].

Б.Петров, описывая в Военно-историческом журнале бои на северо-западном направлении, указывает, что СЗФ (ПрибОВО) к началу войны имел 1393 танка, в т.ч. 109 Т-34 и КВ и 1284 легких. Наличие техники в 3-м и 12-м механизированных корпусах округа не указано [32].

В работе А.Гурова "Боевые действия советских войск на юго-западном направлении..." численный состав механизированных корпусов КОВО перед войной в отличие от стрелковых дивизий не указывается [33]. В соотношении сил и средств в полосе округа приводится только общее количество средних и тяжелых танков Т-34 и КВ (761 штука) и легких БТ и Т-26 (3440 штук) [34].

Действия отдельных фронтов или армий рассматривались не только в ВИЖе. Например, в 1989 г. Воениздатом была выпущена книга А.В.Владимирского "На киевском направлении", в которой подробно описывался ход боевых действий в полосе 5-й армии Юго-Западного фронта. В качестве справочной информации была приведена и численность механизированных корпусов армии [35].

К сожалению, не все авторы подобных книг сочли нужным последовать за Владимирским. Так, в истории 8-й армии про 12-й механизированный корпус сказано просто: " в соединениях корпуса имелись только легкие танки, причем часть из них устаревших образцов с незначительным запасом моторесурса" [36].

Что касается вышеупомянутой статьи Шлыкова, то она не только расшевелила, наконец, авторов Военно-исторического журнала, но и послужила "источником вдохновения" для разного рода кухонных историков и фальсификаторов вроде В.Резуна (псевдоним - В.Суворов). Именно со статьей Шлыкова перекликается глава «Какие танки считать легкими?» его книги "Последняя республика" [37].

В.Резун в своих разоблачениях был не одинок, так или иначе вопроса с количеством танков в Советском Союзе перед Великой Отечественной войной касались почти все современные псевдоисторики - В.Бешанов, Б.Соколов, И.Бунич и другие, но автор "Ледокола" среди них, конечно, самый знаменитый и читаемый. А так как ничего ценного ни один из указанных авторов к сказанному профессионалами не добавил, то и рассматривать их "труды" мы сейчас не будем, как глубоко вторичные [38].

Изображение

#2 Пользователь офлайн   Александр Кас 

  • Магистр Клуба
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Админ
  • Сообщений: 11 991
  • Регистрация: 13 Март 11
  • История, политика, дача, спорт, туризм
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородМосква

Отправлено 04 Сентябрь 2012 - 20:33

Стоит остановиться наверно только на И.Дроговозе, чья работа "Железный кулак РККА" стала одной из первых в современной России специализированных на истории АБТВ и особенно на их применении в начальном периоде войны [39]. Добротный на первый справочник при ближайшем рассмотрении оказывается банальной компиляцией всего из 3-4 источников с добавлением идеологического мусора, особенно заметного в электронной версии книги. В дальнейшем это станет "фирменным знаком" автора. Источником вдохновения для "Железного кулака…" послужила, вероятно, книга Шарпа или что-то из ее источников [40], во-вторых, уже упоминавшиеся ВИЖ-евские публикации В.Крикунова и М.Дорофеева, а также статья А.Ф.Рыжакова там же [41].

В 1992 г. под грифом ДСП вышла аналитическая работа "1941 год - уроки и выводы". Количество новых танков к началу войны в ней дается приблизительно - "только около 1800 единиц", зато есть общее количество боевых машин: "свыше 23 тыс. единиц" [42].

Приведено в книге и распределение танков по механизированным корпусам западных приграничных округов "к началу войны", включая и забытый полковником Дорофеевым 16-й мехкорпус [43]:

Изображение

Видно, что данные по многим корпусам с числами Дорофеева и Крикунова не сходятся, как, впрочем, и у тех авторов между собой.

В 1993 г. вышло первое издание справочника коллектива авторов во главе с генералом Кривошеевым "Гриф секретности снят", где с позиций официальной военно-исторической науки впервые были приведены подробные сведения о потерях вооруженных сил России и Советского Союза в Великой Отечественной войне и других войнах и конфликтах. Хотя основной темой работы являлись собственно потери, коснулись составители и вопроса состояния вооруженных сил СССР перед началом Великой Отечественной войны. В справочнике неоднократно указывалась численность советского танкового парка к июню 1941 г. - 22600 машин [44].

Своеобразную итоговую черту под "дискуссией" о количестве танков подвели в Военно-историческом журнале Н.П.Золотов и С.И.Исаев, надолго закрыв этот вопрос. Ими было дано не только распределение танков по округам на 1 июня, но и впервые показано качественное состояние парка боевых машин с использованием стандартной для отчетности того времени схемы деления по категориям, правда, с неверными выводами. Таблицу мы немного исправили в связи с тем, что ее структура совершенно не соответствует тексту статьи (замечание касается только заголовков, но не цифр). Что касается выводов авторов статьи, то они будут разобраны отдельно [45]:

Изображение

Статья Н.Золотова и С.Исаева с одной стороны имела самостоятельную ценность, так как вводила в научный оборот новые данные по танковому парку, с другой стороны она же явилась рекламой исследования боевого и численного состава советских вооруженных сил - статистического сборника № 1.

"Боевой и численный состав вооруженных сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг. Статистический сборник № 1 (22 июня 1941 г.)" был издан институтом военной истории в 1994 г. таким смешным тиражом [46], что большинство историков-любителей еще долго не имели возможности ознакомиться с опубликованными там данными. Но, как известно из классиков политэкономии, спрос рождает предложение. Со временем появились в продаже ксерокопии с этого сборника, а затем некоторые его части были опубликованы в интернете [47]. Одним словом, те, кто хотел с ним ознакомиться, такую возможность нашли бы.

Сборник оказался работой уникальной, ничего подобного не публиковалось ни до, ни после выхода его в свет. Конкретно по танковому парку была дана информация по распределению танков по типам (включая разбивку на радийные и линейные, химические и артиллерийские и т.п.) и по округам, а также по категориям на 1 июня 1941 г. и поставки техники в июне 1941 г. [48]:

Изображение

* - включая Т-27 химические и саперные.

Статистический сборник стал последней в тот период работой по данной теме, дальше наступило затишье, не прерываемое новыми исследованиями. Редкие адекватные авторы книг военно-исторической направленности оперировали уже введенными в оборот данными, впрочем, иногда выдавая и нечто фантастическое. Как, например, составитель вполне приличного справочника «Великая война и несостоявшийся мир…» В.Похлебкин, считавший, что в СССР было 8,4 тыс.танков в резерве и в Действующей армии 3,8 тыс. танков исправных и 14,2 тыс. – не отремонтированных и не укомплектованных деталями и запчастями [49]. Основную же массу литературы того периода составляли работы псевдоисториков, о которых было сказано выше.

Так продолжалось до 2000 года, когда М.Мельтюхов выпустил свою книгу "Упущенный шанс Сталина". В нескольких главах автор на документальной основе подробно описывает процесс предвоенного строительства Красной Армии и естественно не может обойти стороной вопрос состояния ее танковых войск. Основное внимание автор уделяет организационным мероприятиям, проводимым в 1939-41 гг. в АБТВ, однако не забыта и статистика. Так, в приложениях по материалам РГАСПИ составлены таблицы наличия танков в Красной Армии по типам и округам на 15.09.40, 1.01.41, 1.04.41 и 1.06.41 г., освещено производство бронетанковой техники в СССР в 1930-44 гг. Кроме того, приведены сведения по имеющимся в РККА танкам по типам на разные даты, начиная с 1 января 1934 г. А вот укомплектованность механизированных корпусов у М.Мельтюхова к началу войны, к сожалению, вторична и повторяет данные полковника В.П.Крикунова 1989 г. [50].

В последнее время большое распространение в военно-исторической литературе получили "малые формы", т.е. не книги, а работы формата журнала. Несмотря на то, что основной объем в них приходится на иллюстрации, они, как и более "пухлые" издания, несут порой новую архивную информацию по наличию боевых машин в тех или иных округах, соединениях, частях. Наиболее известный автор и составитель в этой категории - М.Коломиец со своей серией "Фронтовая иллюстрация".

Например, в выпуске «1941: Бои в Прибалтике» он дает распределение танков в 3-м и 12-м механизированных корпусах ПрибОВО [51]:

Изображение

А в работе А.Исаева "1941: Бои на Украине" в той же "Фронтовой иллюстрации" есть таблица распределения танков по дивизиям механизированных корпусов КОВО, кроме злополучного 16-го [53]:

Изображение

Кроме работ по конкретным операциям во "Фронтовой иллюстрации" есть другое направление – по определенному образцу бронетанковой техники - КВ, Т-35, Т-28, Т-26 и машинам на его базе и т.д.. В таких журналах тоже приводится статистика, но уже по наличию этого танка или бронеавтомобиля в округах, соединениях или частях. В качестве пример можно привести выпуск журнала, посвященный малым плавающим танкам - Т-37, Т-38, Т-40. В нем дается распределение танков на 1 июня 1941 г. по округам и по категориям, для 1938 г. - наличие в конкретных воинских частях, учреждениях и заведениях [54].

Еще одним альтернативным проектом является "Военная летопись" от И.Мощанского. Хотя она и слабее серии М.Коломийца, в ней также встречаются данные по советскому танковому парку. Например, в выпуске "Направление Северо-Запад" приводится наличие бронетанковой техники в частях 7-й армии на 22.06.41 г. и другие статистические данные по соединениям и частям, участвовавшим в Ленинградской оборонительной операции [55].

Уникальный сборник документов по танковым войскам вышел в 2004 г., называется он "Главное автобронетанковое управление", пока только три тома, охватывающие период с 1929 по 1944 г.

В нем было опубликовано несколько интересующих нас документов, в т.ч. доклад начальника ГАБТУ генерал-лейтенанта Федоренко, который давал общую численность танков в механизированных корпусах и отдельных дивизиях на 1 июня 1941 г. [56].

Кроме того, в сводной ведомости наличия боевых машин в Красной Армии за период с 1.01.41 по 1.10.44 г. кроме всего прочего указывалось общее количество танков на 1 июля 1941 г. [57].

На сегодняшний день это последние известные нам опубликованные данные по численности танкового парка Советского Союза в июне 1941 г.

Оценивая все, что было написано за последние 60 лет по нашему вопросу, можно выделить несколько этапов в развитии отечественной военной истории.

Во-первых, это практически весь советский период от окончания Великой Отечественной войны до конца 80-х гг. Здесь параллельно существовали литература для масс и специализированная для военных, как правило, закрытая всяческими грифами или не поступавшая в открытую продажу. Последняя, пережив пик расцвета в 50-60-е гг., постепенно снижала качественный уровень, да и книг, написанных по "горячим следам" участниками событий было намного больше, чем издавалось подобной литературы во времена "застоя". К концу 80-х гг. советская военно-историческая наука сильно деградировала, основной упор она делала на роль партии и массовый героизм личного состава. Старательно обходились важнейшие вопросы или на них давались невразумительные ответы. Этот период характерен тем, что основной массе читателей были практически недоступны серьезные статистические данные по вооруженным силам СССР перед войной.

Второй этап пришелся на "перестройку" и начало 90-х гг. Всплеск активности историков советской школы тогда был вызван отменой идеологического надзора со стороны партийных органов. Историки, не только почувствовали себя свободными в выборе темы и ее подаче, но и имели при этом большой интерес в обществе к новейшей истории страны, а также политический заказ на разоблачение советского прошлого. Публиковались старые наработки, которые не имели шансов увидеть свет еще лет 5-10 назад, исследовались белые пятна нашей истории. При этом, как у любой монеты или медали имеется реверс, так и процесс "обретения свободы" имел свою оборотную сторону - появление массы псевдоисториков, ревизионистов и фальсификаторов. Однако заполнили весь рынок военно-исторической литературы своим информационным мусором они немного позже.

Во второй половине 90-х гг. начался третий этап - своеобразного застоя официальной военной истории при всевозрастающей активности авторов категории фольк-хистори. Несмотря на появление ряда авторов и работ, явно выделяющихся в лучшую сторону на общем фоне (например, М.Мельтюхова), тенденция к повышению уровня изучения и осмысления военной истории пока, к сожалению, только прогнозируется.

Но вернемся к танкам. К сегодняшнему дню опубликована статистика наличия их в армии на 1 июня и на 1 июля 1941 г. по типам и в первом случае еще и по округам. В том числе и по новым танкам, для которых известно также производство в 1940 и в первой половине 1941 г. Конечно, самый большой интерес представляет контрольная точка 22 июня 1941 года, но тут все намного сложнее. Точное количество танков в Красной Армии к началу войны до сих пор неизвестно, нет такой информации даже по новым танкам Т-34 и КВ.

Что касается "статистики снизу", т.е. данных по наличию вооружения в отдельных соединениях, в частности в механизированных корпусах, то она весьма противоречива. Имеются данные на разные даты, зачастую далекие от 22 июня 1941 г., одинаково достоверные источники противоречат друг другу и т.д. Ясности нет и здесь, но, по крайней мере, для ряда корпусов известна статистика наличия танков именно к началу войны, так как командиры корпусов и дивизий по итогам боев составляли отчеты о боевых действиях вверенных им соединений.





[1] - Под «новыми танками» обычно подразумевают Т-34 и КВ, забывая о Т-40. [Назад].

[2] - Боевой путь советских вооруженных сил. – М.: Воениздат, 1960, стр. 207. [Назад].

[3] - Андроников Н.Г., Бегишев А.С., Калачев И.Г. и др. Бронетанковые и механизированные войска Советской Армии. – М.: Воениздат, 1958, стр. 69. [Назад].

[4] - Анфилов В.А. Начало Великой Отечественной войны (22 июня – середина июля 1941 года). Военно-исторический очерк. – М.: Воениздат, 1962, стр. 28. [Назад].

[5] - Бронетанковые и механизированные войска Советской Армии с 1917 по 1941 гг. и в первых двух периодах Великой Отечественной войны. Под ред. генерал-майора Е.А.Разина. – М.: Издание ВАБТВ, 1953, стр. 121. [Назад].

[6] - 50 лет Вооруженных Сил СССР. – М.: Воениздат, 1968, стр. 224. [Назад].

[7] - Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. – М.: АПН, 1969, стр. 205. [Назад].

[8] - История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 в шести томах. Том 1. – М.: Институт марксизма-ленинизма, 1960, стр. 415. [Назад].

[9] - Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945. Краткая история. – М.: Воениздат, 1970, стр. 42. [Назад].

[10] - Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия, 1985, стр. 705. [Назад].
Изображение

#3 Пользователь офлайн   lookanin 

  • Рыцарь
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Рыцарь
  • Сообщений: 9
  • Регистрация: 19 Март 17
  • Просветление знанием. Н.В. Левашов. Настоящая История Славян.
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородМосква

Отправлено 26 Июль 2017 - 15:33

Очень интересная статья, выложите, пожалуйста, до конца список используемой литературы.

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей

Все права защищены © 2011 - 2020 http://istclub.ru – Сайт "Исторический Клуб"