Исторический клуб: Глава №3. 1675-1676. Убийство царя Алексея. - Исторический клуб

Перейти к содержимому

 
Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

Глава №3. 1675-1676. Убийство царя Алексея. Крушение Империи Русских Царей.1675-1700. (Александр Кас)

#1 Пользователь онлайн   Александр Кас 

  • Магистр Клуба
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Админ
  • Сообщений: 10 038
  • Регистрация: 13 Март 11

Отправлено 20 Октябрь 2011 - 22:00

Глава № 3. 1675-1676. Убийство царя Алексея.

Как посол Потёмкин в 1675 году объявил о новом «монгольском» завоевании. Почему в Москву заспешили европейские посольства. Тайная миссия Фан-Кленка. Несколько слов об Имперской иерархии. Как Кондратий Клинкин стал голландцем Кленком, или почему графа Нассау русский царь считал своим князем Насовским. Куда направлялись 300 000 «монгольских калмыков» и 300 000 «турок». Спор о титулах, или спор слона с лягушонком. Как князь Насовский стал принцем Оранским, или кто сажал наместников по Европе в 1655 году. Лучшее в мире войско на берегах Иордани. Почему Фан-Кленк боялся, что русский царь вынет меч из ножен. Куда должны были ехать царские комиссары. Голландский паж в царских покоях, или за что Матвеев получил взятку в 10000 флоринов. Почему перед смертью царь Алексей иноземных дохторов к себе не пускал. Странное завещание царя Алексея. Сколько осталось царевичей после смерти царя, или как историки «похоронили» царевичей Симеона и Алексея раньше времени.



- 1 –

Изображение
Старинная голландская гравюра «Въезд голландского посольства Фан - Кленка в Москву». Амстердам. Сама по себе гравюра уникальная. Зачем про приезд посла делать гравюру? Но на Западе хорошо помнили, какую важнейшую миссию для освобождения Европы совершило это посольство. Поэтому не жалели денег на гравюры.

В конце 1675 года в Москву прибыло Голландское посольство Кунраада Фан-Кленка. Это было важнейшее посольство, от результатов которого зависела дальнейшая судьба Европы. Отсюда и начнем вести хронологическое повествование той истории, которую в школах не проходят…

Накануне, в 1674 году, царь Алексей отправлял посольство Петра Потемкина в Вену. Целью посольства было безоговорочное признание кесарем Леопольдом верховной власти русского царя. Оно не увенчалось успехом – частичные уступки австрийского двора не удовлетворили Царя. Леопольд признавал за русскими великими князьями императорский титул, но отказывался именовать русского царя титулом "величество". При этом Леопольд серьезно нарушил посольский этикет и не стал передавать ответную грамоту русскому Царю лично в руки Потемкина. Грамота была передана через третьи руки. Русский посол категорически отказался принимать сию грамоту, и последовала жесткая нота о скором вторжении царского войска в латинские земли. Перчатка была брошена, 12 января 1675 года царское посольство спешно покинуло Вену.

Изображение
Петр Иванович Потемкин. Гравюра Г. Кнеллера, 17 в. Государственный музей изобразительных искусств им. Пушкина, Москва. Именно устами русского посла П.И. Потемкина до Европы доходили грозные посылы русского Императора. В 1675 году Потемкин объявил в Вене о скором вторжении русских войск. Священная Римская Империя оказалась один на один перед фактом полного своего уничтожения.

Как показал 1675 год, русский царь совсем не шутил – о небывалой подготовке к Последнему походу на Запад сразу стало известно в Европе. Там очень быстро осознали, чем для них обернется новое монгольское вторжение. Самодовольная спесь и гордыня разом слетели. В 1675 году к русскому царю отправляются сразу два посольства от СРИ, в лице бранденбургского посла Шультета и австрийских послов А. Ф. де Батония и И. К. Терлингерена. Они ехали, обгоняя друг друга, вымолить прощение у Великого Императора. Но, согласно донесениям из Москвы, посольства были безуспешными: Русский Царь остался непреклонен. Поэтому именно на посольство Фан-Кленка возлагалась теперь последняя надежда…

Посольство Кленка – это один из ключевых и поворотных моментов мировой истории. От него зависело, выступят ли царские войска против Священной Римской Империи, или новое «монгольское» нашествие удастся предотвратить. Во время нахождения голландской делегации в Москве и случится скоропостижная смерть царя. При этом смерть Алексея Михайловича произойдет сразу после повторного отказа на прошение голландского посла. До наших дней счастливым образом сохранились поденные записки этого посольства, внимательно прочитав которые мы сможем восстановить подробности убийства царя Алексея в мельчайших подробностях. Не удивительно, что этот документ ТИ старательно не замечает, хотя таких подробных записок из 17 века сохранилось единицы.

Мы будем анализировать этот любопытнейший документ по переводу А. Ловягина «Посольство Кунраада Фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900». Вот что говорится про этот бесценный для нас источник в предисловии А. Ловягина: «Подлинник издаваемого сочинения до сих пор был сравнительно мало известен; не указан был в Русской исторической литературе и самый автор его — Бальтазар Койэт или Койэтт, происходивший из видного Нидерландско-Шведского дворянского рода, небезызвестного и в России.… Так как переводчик имел возможность навести справки в Нидерландских архивах лишь летом 1899 года, когда большая часть перевода уже была отпечатана, то выдержки эти, частью, сделаны не по подлиннику, а по копиям донесений Кленка, имеющимся в Петербурге» (1).

Из предисловия ясно, что изданный в 1900 году подлинник серьёзно отличается от донесений Кленка в Нидерландских архивах. Ординарные и секретные резолюции Генеральных Штатов гораздо более богаты и достоверны, чем значительно урезанные и сильно сфальсифицированные ТИ-записки Бальтазара Койэта в русском переводе. Поэтому мы в своем исследовании будем обращаться к рукописным подлинникам посольских реляций Кленка из голландского архива.

Посольство стартовало осенью 1675 года и в декабре прибыло в Россию. Во время движения к Москве, посольство Кунраада Фан-Кленка повсюду встречало холодное отношение со стороны властей. Более того, из «Реляции о въезде Кленка в Москву» известно, что « Г. посол еще раньше, а именно 8/18, от члена своей свиты, бывшего в Москве, узнал, что он будет принят с почетом не большим, чем с тем, каковой был оказан г. Бореелю, т. е. с почетом, как он знал, меньшим против того, как принимаются теперь послы коронованных особ» (2). Как мы видим из текста, ещё до въезда в Москву стало известно, что голландцев ожидает суровый и унизительный прием. Но выбора не было, оставалось уповать только на милость царя Алексея – верховного правителя Европы. Но в дороге Фан-Кленка постигла ужасная весть. Письмо к Штатам приложено к Дон. под № 14.: Здесь Кленк рассказывает о пути из Устюга в Вологду и говорит об ужасе, с которым он узнал о быстром выезде из Москвы, по зимнему пути, Бранденбургского и императорского послов. Письмо к принцу Оранскому от 2/12 дек. находится в архиве королевской фамилии в Гаге. Фактически, союзные посольства были вышвырнуты из Москвы в зимнюю пургу.

В этот день Кленк отправил письмо к Ген. Штатам (Прил. к Дон. № 15) с сообщением о том, что произошло 2 декабря. Он передает здесь, что слышал о 60.000-ном Московском войске, которое истекшим летом стояло на Украине у Днепра, а также о предполагаемой новой посылке того же войска, под начальством Петра Васильевича Шереметева и других, на юг для действий против Крымцев. Скорее всего, мифические злобные «Крымцы» тут ни причём, они никак не вписываются в контекст происходящих событий. Еще раз обращаю внимание, что мы цитируем не оригинал, все документы прошли жесточайшую правку, донесения Койэтта не исключение. Речь идёт о готовящемся вторжении царских войск в самопровозглашённую Римскую Империю. Второго декабря опальные посольства Бранденбурга и Римского кесаря были позорно выставлены прочь, и русский царь тем же числом даёт указание готовиться к походу в мятежные земли. Теперь успех коалиции полностью зависел от миссии Кленка.

2

Алексей Михайлович был мудрым правителем и разыграл перед опальным посольством целый спектакль. Накануне въезда в Москву посольство размещали в самых захолустных, неотапливаемых домах. Над голландцами всячески издевались, затягивая царский прием. Описать все это не хватит места в этой главе, но кое-что особенно интересное укажем: «В среду, 25-го декабря, утром, его превосх. получил известие из Москвы, что он будет принят за семь верст от названного города, … пришли трое упомянутых послов в сопровождении нескольких Русских... Как там Русские ни говорили об этом народе, будто он может выставить в поле 300.000 человек, тем не менее, они, казалось, особого уважения к нему не чувствовали…» (3).

В донесении Фан-Кленка от 26-го декабря говорится: «в городе были Монгольские Калмыки… страна этих Монгольских Калмыков лежит между Сибирью и Китаем и неправильно помещена на карте перед или под Великою Тартариею... Один из этих послов сказал, что происходит от крови Александра Македонского, именно от одного из младших сыновей его, чем он не мало хвастался. Оба посла рассказали, … что в Европе есть император и что поэтому он (их хан – автор) должен наследовать эти страны (die Landen moest ondersoecken). Поэтому послам поручено просить у его царского величества о пропуске через его землю к Римскому императору» (3). То есть, сначала русские попугали бедных голландцев и намекнули, что 300 000 страшных монгол готово к вторжению в СРИ. Затем сами монгольские послы без приглашения зашли к Фан-Кленку и заявили, что узнали про существование какого-то самозваного европейского императора и очень у них руки чешутся наследовать эти страны. Поэтому будут они «просить у его царского величества о пропуске через его землю к Римскому императору». Тут любой бы испугался.

Обратите внимание, что страшные монголы есть подданные русского царя. Они и были направлены им постращать несговорчивых голландцев. При этом указывается главный враг – новоявленный Римский император. Монгольские послы при этом хвастают, что сами происходят от Александра Македонского, мол, Ваш самозванец кто таков? Обратите внимание, что неизвестная по ТИ страна Монгольская Калмыкия согласно документам расположена на месте современных Казахстана, Монголии и Манчжурии. Почему любящий исторические отступления Койэтт ни словом не говорит про то, что этот народ покорил всю Московию и пол Европы? Как может просвещенный дипломат в середине 17-ого века не помнить про великое Монгольское завоевание? Кунраад Фан-Кленк не помнит про Монгольское завоевание только потому, что само это завоевание есть более поздняя выдумка из 18-ого века. Иначе всё происходящее не объяснимо. При этом монгол отождествляют с калмыками. Всё верно, ибо калмыцкая конница всегда составляла часть армии русских князей. В письмах крымских и калмыцких ханов к русскому царю с 15-ого века практиковалось короткое обращение, свойственное своим русским князьям: «Нашему брату, царю Московскому», или еще проще: «Белому царю» (Г. В. Вернадский). И татары, и калмыки, и Черкассы, и казаки - всё это составные части непобедимой имперской армии-орды русского царя. И Фан-Кленк прекрасно понял, чем грозит его стране неудача посольства.
Далее Алексей Михайлович сменил кнут на пряник и даже допустил послов в Москву на праздник водоосвящения. При этом русский царь неожиданно дал перед изумлёнными голландцами военный парад, опять помахав кнутом перед лицом опальных послов: «Они жь, смотря пехотной строй и пушки и всякие наряды, похваляли, и о украшенных на тех служилых людех одеждах и различному ружью удивлялись и говорили, что чают они той пехоты в строе с 40.000, а наипаче дивились стрелецким ратным выступкам, которые стояли округ Иердани с копии и пищалми и з бердыши. Потому жь зело дивились и говорили, что такова искусного строя нигде не видали. И то они видели себе за великое диво, и такой де надворной пехоты богатой и строю изученого и у Францужского короля нет, а в ыных государствах такому строю наипаче быть не чают»(3).

Как же не вписывается этот парад в официальные догмы об отсталости русского войска до Петра! Такой выученной и оснащенной армии, по замечанию голландцев, нет ни в одной стране мира! Лучшее в Мире войско было у русского Царя, а в окно к великому Императору наперегонки стучались все правители Европы. Вот только форточку открывали далеко не всем, а по особому снисхождению. И хлопнуть эта форточка могла так громко, что звук надвигающейся беды вмиг достигал любую точку Европы. Посольство Кленка стало последним, перед кем открыл окошко грозный Царь. И кто придумал великому русскому царю Алексею эту странную кличку «Тишайший»… Не было на планете земля в то время более могущественного и грозного Правителя!

Но посольство Фан-Кленка уже въехало в Москву. Маятник истории незаметно качнулся в обратную сторону.


3

Фан-Кленк присутствовал на двух царских аудиенций 27 и 29 января. Суть обсуждаемых вопросов в «Записках Койэтта» отсутствует. Попробуем разобраться, о чём шла речь из донесений Кленка. Главное, на что указывал перед визитом к царю глава Посольского Приказа Артамон Матвеев, это ошибки предыдущих посольств. А именно: чье здоровье пить раньше, «Штатов-ли или царевича». О необходимости ставить правителя Голландских Штатов на место высшее, чем царевича, Фан-Кленк написал особую бумагу Матвееву (Прил. № 18 к Дон.). Ему, однако, пришлось уступить в этом вопросе. Русские заявляли, что им их царевич столь же дорог, как и царь, и дороже, чем другим королям их принцы; пристав грозил даже, что настойчивость посла в этом вопросе может привести к непринятию его на аудиенции и отсылке обратно… Кленк ответил, что в этом вопросе он спорить не будет. Мы видим, что русский Наследник ставился выше, чем любой король или кесарь. По ТИ всё это выглядит непонятным. Но если события происходят в единой Российской Империи, все встаёт на свои места. Тогда Наследник царского имперского престола действительно должен ставиться выше всех остальных королей, ибо они его будущие вассалы.

Остановимся на системе подчиненности в Империи. Известно, что в Европе сложилась единая система титулов. Короли – это одно, курфюрсты чуть пониже, герцоги еще ниже, далее маркизы, бароны и т. д. Из этого вытекает вопрос: а кто же так старательно титуловал всех по единой системе, если последняя империя в Европе распалась вместе с легендарным Римом более тысячи лет назад? Да и не было тогда еще ни короля Англии, ни короля Франции – самих этих государств еще не существовало. И почему титул царя, отраженный в древних библейских текстах присвоил себе только русский монарх? Я бы на месте короля Англии тоже бы себе присвоил титул царя, чего стесняться то. Но ничего подобного не происходит, каждый знает свое место и строго соблюдает установленную иерархию. Почему?

Так как научная история никак не объясняет эту систему, предложу свое видение ситуации. В Европе существовала единая иерархия издревле, со времен Византийской Империи. После падения Царьграда в 1453 году русские великие князья наследовали царский титул. По моей реконструкции имперская иерархия была следующей:


1.Царь – верховный титул. Наследовался старшим наследником по мужской линии от потомков первого русского царя Василия. Правопреемник по воле Господа, ибо он есть продолжатель единственной законной династии римских (византийских) василисков.

2. Великие князья Всея Руси. Ближайшие родственники царя - сыновья или братья. До династического раскола в 1605 году назначались на правление в крупные великокняжеские уделы Великое Польское (Полоцкое) княжество, Свейское княжество (Швеция), Казанское и Сибирское Царства, другие. После 1612 без крупных уделов во избежание династического раскола.

3. Король, от латинского carroll (carrull): car - roll, т.е. играющий на местах царскую роль, или от английского rull -правo (закон): т.е. лицо, представляющее царское право (закон) в управляемой древней провинции. Косвенное подчинение русскому царю, при этом короли наследуют корону по династическому признаку от отца к сыну, т.е. не назначаются царём. Это бывшие Великие князья, и их прямые потомки. Сели наместниками провинций после реального Монгольского завоевания второй половины 15-ого века. Поэтому царь и называет королей братьями, они родственники. Наличие в королевской династии царской крови обязательно.

4. Кесарь. Наместник в германских землях включающих современную Австрию, южную Германию и Северную Италию. В связи с попытками отколоться от Империи и введением латинской крамолы, считались в иерархии третьими по чину. Значительно ниже королей. Не имели политической самостоятельности и были вынуждены согласовывать все свои политические деяния с русским царем. Избирались соседними королями и курфюрстами не по наследному признаку. Оттого именовались избранными правителями.

4. Удельные Князья и Курфюрсты (от немецкого Kurfürst) - в переводе с немецкого – царские князья, от словосочетания царский (Kur) и перст (Fürst), при известном лингвистическом переходе «ф» - «п», в английском языке при помощи служебной «h». Изначально было perst=p(h)erst=ferst=first. (Кстати, именно от русского слова перст идет английское first – первый. Основные европейские языки имеют ярко выраженное славянское происхождение). Прямое подчинение русскому царю. Каждый следующий курфюрст назначается и утверждается царём. Наличие в династии доли царской крови обязательно. При этом, как правило, оставляли родственный династический принцип от отца к сыну, пока не происходило царской опалы.


5. Князья и Фёрсты - герцоги. Родственники от удельных князей и курфюрстов. Назначались на места решением курфюрстов или королей. Подчинялись либо королям, либо курфюрстам. Династии ведутся от князей и курфюрстов. Непрямого царского подчинения.

6. Бароны - бояре - местные органы управления из местной знати, наподобие боярской Думы в Москве. Имели мелкие наделы. Назначались Герцогами и Курфюрстами из местной знати (древние династии ведутся от русских князей, более поздние от местных Фёрстов).

Из указанной выше иерархии следует, что на царский трон могли претендовать только Великие князья, короли и курфюрсты, ибо в их крови была часть крови по мужской линии от первого Басилевса Нового Рима – царя Василия. Вот из этой диспозиции мы и будем рассматривать дальнейшие события.

Вернемся к голландскому посольству 1675 года. Царские бояре обратились к голландцам: «Пресветлейший и всевельможнейший великий государь наш его царское величество по писму и по прошению высокомочных господ Стат и его княжева велможства указал…». Давайте разбираться. Царя именуют всевельможнейшим великим государем, а, якобы, независимого голландского лидера не иначе, как «его княжеское вельможество». Вельможа – это дословно: слуга, слуга господина. Поэтому принц Оранский, судя по обращению – слуга русского царя, его князь. Не более того.

Именно вопрос о титулах и был главным вопросом на переговорах с русской стороны. Когда голландцы находились в Москве, то ближние царские бояре поставили им на вид неправильное указание титула князя Оранского, что он забыл, кто его сделал князем: "На грамоте блаженные памяти великого государя нашего царя и великого князя Алексея Михайловича … написано сицевыми словами: Вилиму Гендрику, князю Оранскому и Насовскому и иных..., и того ради великого государя нашего его царского величества просиш, чтоб великий государь наш, его царское величество, изволил указать к его княжому высочеству в своих царского величества грамотах писать пресветлому или высочеству и в грамотах и на подписи писать полные его титлы и вместо того, что князю Оранскому и графу Насовскому писать принцу Оранскому и Насовскому для того, что тому 20 лет как цесарское величество всех графов Насовских учинил форстами или князьми цесарского государства, так к ним и цесарь и иные окрестные государи короли и курфирстры и князи описуют» (4).

Мол, князь Оранский возомнил себя самодержцем и никого кроме Бога над собой не признаёт. Заявляет, что не князь он царский, а принц. Так же в тексте отчётливо прослеживается правка текста с заменой титула «царь» на не понятный титул «цесарь». Вернее, это неточный перевод слова царь, как кесарь, что, как мы уже доказали, писалось одинаково. Фраза «цесарское величество» произнесённое ближними боярами по отношении к кому-то другому просто не возможна, ибо величеством они называли только русского царя. Поэтому перевод не верный, в оригинале стояло «царское величество». Именно «тому 20 лет назад», в знаменательный для Российской Империи 1655 год, царь Алексей вернул себе временно утраченные западные провинции империи и посадил своих наместников князей-курфюрстов в новых провинциях до самого Рейна и Одера.

О том, кто на самом деле принц Оранский красноречиво свидетельствует ответ Фан-Кленку из Посольского приказа уже после смерти царя Алексея: «В прошлых годех великого государя нашего его царского величества дед блаженные памяти великий государь наш царь и великий князь Михайло Феодоровичь всеа Великие Росии самодержец, а потом отец его царского величества блаженные памяти великий государь наш царь и великий князь Алексей Михайловичь всеа Великие и Малые и Белые Росии самодержец к предкам его княжой вельможности прежним князем Оранским, а потом и к его княжому высочеству имея всегда свою государскую любителную склонность в своих царского величества грамотах писали сим подобием: «любителному нашему князю Оранскому графу Насовскому и иных», так же и впредь великий государь наш его царское величество в грамотах своих к его княжому высочеству писать соизволяет против прежнего, потому что предки его княжского высочества и его вельможства тое титлу от его царского величества деда и отца блаженные памяти от великих государей от их царских величеств принимали с великою любовию и о пременении и о прибавке себе титлы, как ты великой и чреззвычайной посол объявляеш, к ним великим государем не писывали» (4).

Как видно из текста, бояре напоминают послу, что его господин есть царский князь-наместник. Что никакой он не граф, а князь его Царского Величества. Что предки принца Оранского получили титул и вотчину из рук русских государей «с великою любовию», и никто без царского разрешения не имеет право менять и прибавлять себе титулы. Князь Насовский решил нарушить закон иерархии и присвоил себе титулы без разрешения русского царя.

Именно на неправильную трактовку титулов указывалось до голландского посольства австрийскому посольству, которое унизительным образом вышвырнули из Москвы накануне. Смотрим «СКАЗАНИЕ АДОЛЬФА ЛИЗЕКА О ПОСОЛЬСТВЕ ОТ ИМПЕРАТОРА РИМСКОГО ЛЕОПОЛЬДА К ВЕЛИКОМУ ЦАРЮ МОСКОВСКОМУ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ, В 1675 ГОДУ»: « Однако ж не обошлось без большого спора. Артамон сказал, что как Император Римский в грамотах называет Царя не Величество, а Светлость, и Послы на первой аудиенции употребили то же название.… На это Послы отвечали: если так, то почему ж Царские братья, т. е. Государи, не имеют одинакового титула? Великий Князь именуется Царем, а его брат (т. е. Римский Император) не носит этого названия. Русские называют Царя Величество, а брата его не называют Царем..… Наши Послы между прочим отвечали, что они, как люди честные, от своего лица охотно готовы называть Царя Величество. Но в качестве послов, не могут» (5).

Очень ярко показано абсолютное превосходство титула царь. Только его в титуле положено называть светлость и величество. Послы, «как люди честные» признают, что право называться Царём и Величеством есть только у русского Самодержца. Из этого выходит, что их господин Леопольд есть вор. Он посягнул на самое святое – на единодержавие русского царя. Именно об этом свидетельствует архивная "Запись, учиненная в Москве между Российским и Цесарским дворами "О вручении послам грамот из рук самих государей; о титуловании Российскаго государя величество, а не пресветлейшество…" (9 октября 1675 г.) (6).

Голландцам предъявили именно те же условия, что и австрийцам: безоговорочное признание своим единственным верховным монархом русского царя. И они покорно внесли все необходимые поправки. Вот что написано в переводе послания принца Оранского к царю Алексею Михайловичу: «Вашего царского величества «готовые к услугам друзья» Генеральные Штаты Соединенных Нидерландов». Невооруженным глазом видно, что «Готовые к услугам друзья» и кавычки - это явная вставка фальсификаторов. Так не писалось ни в одном документе, какая-то абракадабра. Но если убрать эту вставку и непонятные кавычки опустить, то будет слишком опасно: «Вашего царского Величества Генеральные Штаты Соединённых Нидерландов». В подлиннике было именно так. Голландские историки не могли допустить такого унижения своей родины, и текст подправили, вставив дополнение в кавычках. А где же приставки «Господа», «Высокомощные» и «Суверенные»?! Принц Оранский не был идиотом и писал царю как полагается. Не до жиру, быть бы живу - царь готовит завоевательный поход. Всё остальное бахвальство перед своим двором и соседними маркграфами, для них он объявлял себя высокомощным, а для русского царя он оставался мелкопоместным крамольным князьком.


4

Давайте посмотрим, а кем был сам посол Фан-Кленк: «И думной дьяк молыт: «Высокомочных господ Стат и князя Оранского посол Кондратей!». Да, именно так, по-домашнему фамильярно. Кунраад Фан-Кленк оказывается не кто иной, как Кондратий Клинкин - новоиспечённый голландец русских кровей: «Кленк был и до посольства небезызвестен в Москве… В грамотах за первую половину XVII в. очень часто упоминается отец Кленка, в Русских документах называемый Юрием [Ивановичем] Клинкиным» (7).


Мы видим, что ещё в 17 веке большинство европейской знати имело русские имена и фамилии, которые постепенно видоизменяются на современный европейский лад. Мы будем с этим постоянно сталкиваться и в дальнейшем. Интересно, а как ТИ объясняет присутствие у европейской знати русских корней, когда дремучая Русь ещё и не думала прорубать «окно в Европу»? Приезжает великий голландский посол, а ему думный дьяк молвит: «Ты с чем прибыл, Кондратей, пёс смердящий?». Подобное обращение «на ты» и свысока было и к австрийским, и к бранденбургским послам. И дело вовсе не в невежестве и хамстве – этикет соблюдался в то время строжайше. Всё дело в том, что эти посольства были не от независимых европейских королей, а от наместников его царского величества, которых он сам и назначил. Потому и не Кунраад Фан-Кленк, а просто - Кондратей.

Кондратия Клинкина направили послом не случайно, ибо он имел в России много влиятельных знакомых. В данном вопросе каждый такой знакомый на вес золота и они действительно помогали послу важной информацией. Но это не помогло. Алексей Михайлович на переговорах 27 января занял жесткую позицию. Он ни на сантиметр не склонил своей головы на тройной реверанс голландских вельмож во время приветствия. Итоги переговоров были плачевными. Кленк в донесениях замечает, что царский ответ точно такой же, как Бранденбургскому и Римскому посольству. Ответ, видимо, был следующий: все достохвальные суверенные Господа Голландские Штаты объявлены вне закона, они немедленно распускаются, князь Насовский - самозваный принц Оранский объявляется преступником и лишается всех титулов и земель. Незаконно присвоенные царские земли подлежат перераспределению между верными вассалами.

По итогам переговоров была назначена вторая аудиенция на 29 января. На ней переговоров вообще не было. Послам зачитали царский приговор и представили комиссаров для улаживания дальнейшего дела. Комиссары того времени, это вовсе не то, что нам известно из 1917. Сам термин «commissar» происходит от словосочетания царская комиссия. Царские комиссары впервые упоминаются во время Столбовских соглашений, когда они очерчивали границы новых имперских королевств после уничтожения Шведской партии князя Шуйского. Поэтому комиссары, назначенные по делу Фан-Кленка, – это страшный приговор Голландским Соединенным Штатам. Фактически, их упразднили и начали делить. Весной планировался ввод имперских оккупационных частей на все крамольные территории.

О серьёзности намерений Алексея Михайловича Фан-Кленк получил подтверждения и из других источников: «Кленк, между прочим, слышал, что отец его бывшего Архангельского пристава (Уварова) получил приказание с полком в 3000 всадников весною быть близ Пскова (Plosco), где ему предстояло состоять под началом Хованского» (Прил. № 26 к Дон.) (8). Как мы видим, направление похода на Запад, через Псков, Пруссию и Бранденбург к Нидерландам. Крым находится в противоположной стороне. Во главе войска знатный боярин – воевода князь Хованский, что говорит не о каком-то пограничном рейде, а о значительной военной компании.

Этим днем (29/19 янв.) помечены: 1) Прил. № 20 к Дон., подробный отчет Ген. Штатам о событиях после въезда, об аудиенции 27/17 янв., о приходе Прозоровского и о некоторых слухах политического характера: о предполагаемом летом вторжении Русских войск в Крым, о посылке некоего Шведского посла от Московского правительства в Швецию с секретным поручением. Свидерский так же сообщил Кленку, что весною Турки намереваются с 300 000-ным войском напасть на Польшу.
Численность в триста тысяч странным образом совпадает как в сообщениях монгольских калмыцких послов, так и в сообщении Свидерского. Речь идёт о царской Имперской армии, которая готовилась к новому походу на запад. 300 000-ную армию могла в то время выставить только Российская Империя. Чтобы понять, насколько это огромная цифра для того времени, скажу, что армия Наполеона в 1812 году состояла из 137 000 человек, Бонапарт покорил с ней всю Европу. В 1676 году русская орда смела бы Священную Римскую Империю как ураган сносит карточный домик. Диверсия в Крым, нападение на Польшу турок – это спасительные вставки фальсификаторов.

И ещё, нам историки навязывают, что миссия Фан-Кленка была направлена на включение России в войну против Швеции. Эта миссия, якобы, посольству частично удалась. Какая чушь! Царь отправляет в Швецию посла с секретным поручением сразу после переговоров с Кленком, что очень насторожило голландского посла. С ворогом перед войной секретной перепиской не занимаются. Секретной перепиской перед началом военной кампании обычно занимаются с союзниками. Тем более, по донесениям Кленка, боярин Матвеев на второй конференции сообщил ответ на первые пропозиции Кленка: со Шведами вечный мир, которого нельзя нарушить. Поэтому войска через Псков направлялись не против Шведов, а вглубь Европы. Швеция всегда была верной провинцией Российской Империи, разгром империи Ваза в 1648-1655 годах проходил при непосредственном участии верных царю шведских войск. До прихода Петра никаких военных конфликтов ни со Швецией, ни с Турцией у Руси не было.

Ниже приведён окончательный смертный приговор ТИ-версии миссии Кунраада Фан-Кленка. В Приложении к донесению №20 Фан-Кленк пишет: «если царь действительно вынет меч из ножен, то это, может быть, затянет заключение генерального мира, ибо пришлось бы его, царя, также включить в него» (8). Кленк, который должен был втянуть царя в войну против Швеции, горько сожалеет о том, что «царь действительно вынет меч из ножен»?! При этом посол говорит, что его придётся включить в некий «генеральный мир». Как все это понимать, господа историки? А понимать надо так, как написано: русский Царь действительно решился на поход, но не в Крым и Швецию, а на Запад. Через Польшу и Померанию в крамольные земли СРИ. При этом он намерен сам участвовать в разделе территорий, в создании нового генерального мира.
Факт тенденциозной правки «Записок Койэтта» в части результатов переговоров ярко подтверждается следующим. Редактор обратил внимание, что «по ошибке типографа в издании книги Койэтта два раза кряду страницы означены цифрами 85-90». Понимая, что всё исправить не представляется возможным, а правда о готовящемся вторжении русского царя и разделе СРИ была не допустима, фальсификаторы добавили целых пять страниц «правильного» текста! И это касается именно результатов переговоров и второй аудиенции Фан-Кленка. В них говорится о новоторговом указе восьмилетней давности! Так фальсификаторы скорректировали истинный смысл поездки Фан-Кленка, придав ей ознакомительный характер по торговым вопросам.

Счастливым образом нам удалось восстановить реальные результаты переговоров по сохранившимся отдельным донесениям Кленка в голландских архивах. Согласно им миссия Кленка провалилась – царь готовит военное вторжение на Запад. Остановить войну дипломатическим путем было уже не возможно.
Изображение

#2 Пользователь онлайн   Александр Кас 

  • Магистр Клуба
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Админ
  • Сообщений: 10 038
  • Регистрация: 13 Март 11

Отправлено 11 Декабрь 2011 - 01:02

- 5 -
Когда наш Кондратей получил царский отказ, ему пришлось прибегнуть к запасному варианту. Он начал действовать через тайного резидента А. С. Матвеева. Этот выбор был не случайным.

«Матвеев был одним из выдающихся и образованных людей своего времени. Он умел ценить преимущества западной культуры и охотно поддерживал сношения с иноземцами» (9). Как мы увидим впоследствии, все те, кому миллеровские фальсификаторы дадут подобную характеристику будут замешаны в антиимперской деятельности. «В 1671 г. Матвеев сменил Ордина-Нащокина в заведовании Посольским приказом, после чего вся внешняя политика России переходит в его руки. Положение Матвеева становится особенно прочным с тех пор, как царь Алексей женился на его племяннице и воспитаннице, Н.К. Нарышкиной. В последние годы царствования Алексея Михайловича Матвеев - самый влиятельный из приближенных царя» (9).

Мы видим, что более влиятельную и удобную фигуру в окружении царя Алексея было не найти. Матвеев взлетел на свою высоту внезапно, был выскочкой, а значит, особым авторитетом у боярской знати не пользовался. Он прекрасно осознавал всю шаткость своего положения. Только избавившись от боярских авторитетов, он мог сохранить свою власть. Учитывая прозападные настроения царского вельможи, ставка Фан-Кленка на Артамона Сергеевича была единственно верной.

Под 13-ым апреля 1675 года в «секретной резолюции» о готовящемся посольстве Фан-Кленка говорится о подарке в 10. 000 рейхсталеров государственному канцлеру Матвееву. Эта гигантская по тем временам сумма была тайно передана Артамону Сергеевичу. В русских документах этот «подарок» не фигурирует, про взятку знали только посвященные. Посредничество на переговорах и постоянные тайные сношения Кленка с канцлером говорит о непосредственном участии Матвеева в устранении царя Алексея.

По запросу Матвеева от голландского посольства к царю отправляется некий паж: «Великий вельможа Артемон Сергеевич вечером велел привести к себе нашего маленького пажа, чтобы перед его царским величеством поиграть на палочках; здесь паж этот получил хорошее угощение… Вечером маленький паж снова был отведен к его царскому величеству, чтобы играть там на палочках, а также и на скрипке и органе. Его в тех же санях отвезли домой, после того, как его угостили конфетами и вкусным вином. Это потом повторялось несколько раз…». Вечером того дня, когда царя Алексея последний раз видели во здравии, у него тоже был этот загадочный паж. Скорее всего, под видом пажа к царю был подослан шпион отравитель. Как видно из документа, зрелища сопровождались совместными приёмами пищи и питьём вина. Подсыпать яд во время вечерних представлений было намного легче, чем за обедом, когда проверялось буквально всё.

Вечером 29-ого января царя Алексея и отравили. Царь умирал долго, целую неделю, отчаянно борясь с недугом. Известно, что про болезнь царя не сообщали до момента кончины ни одному иностранному резиденту. О состоянии здоровья знал избранный круг ближних бояр. Но Фан-Кленк должен был прояснить, чем закончилось покушение на царя. «В четверг, 30-го января, утром, его превосх. посол послал Sr. фан-Асперена сначала к князю Юрию Алексеевичу Долгорукому, а затем к великому боярину или государственному канцлеру Артемону Сергеевичу, чтобы спросить, удобно ли будет, если его вельможность посетит их. Они, однако, ссылаясь на неловкость, любезно отклонили это…» (10).

Это и есть главные заговорщики в окружении царя. Картина была не ясна - царь был ещё жив, поэтому заговорщикам оставалось только ждать. Все понимали, что если Алексей Михайлович выживет, то на плахе окажутся все участники покушения. Это осознавал и Матвеев. Будучи начальником аптекарского приказа, он пытается подослать к царю голландских лекарей шпионов, что бы докончить дело. Но Алексей Михайлович, видимо догадался, что его отравили. Он от услуг подозрительных дохтуров отказался: «Незадолго перед кончиною он немного простудился, а затем к простуде присоединилась лихорадка, с каждым днем все увеличивавшаяся, так что доктора, наконец, отчаялись в благополучном исходе болезни. Последнее — тем более, что вместо лекарств он, при сильнейшем жаре, все время пил лишь квас, до того холодный, что в нем плавали кусочки льда, которые он глотал; кроме того, для умерения жара он велел класть на живот толченый лед, а также и в руки брал лед (11).

Очень показательный материал: Царь «слегка простудился», а болезнь резко прогрессирует, появились лихорадка и жар. Это типичные признаки отравления. И Алексей Михайлович вовсе не самодурит, балуясь ледяным кваском от простуды. Он промывает желудок ячменной водой (в тексте: -of gekookt gerste water «или прокипяченную ячменную воду», а в переводе «ледяной квас со льдом», почувствуйте разницу). Промывка желудка и кишечника в сочетании с общим охлаждением тела – это главные методы борьбы с отравлением в то время. Неужели об этом забыли наши историки?

Именно благодаря этому царь Алексей и сопротивлялся яду так долго. И докторов голландских царь отгонял осознанно, принял бы пилюльку – так долго бы не мучился. Но выкарабкаться после первого отравления царю не дадут. В субботу, 8-го февраля, в 7 часов вечера Великий Князь и Царь Всея Руси скончался. Вот какой диагноз поставили голландские доктора, именно этот диагноз принят ТИ как единственно верный: «Что касается особенностей его болезни, доктора первоначальною причиною называли цингу (обыкновенную у Московитов болезнь), к которой несколько лет тому назад присоединилась водянка; между тем никаким образом не удавалось убедить его величество, человека очень тучного, принять какие-нибудь лекарства. Незадолго перед кончиною он немного простудился… Вследствие этого, при такой неумеренности, нездоровье его царского величества так усилилось, что потеряна была надежда на сохранение его жизни…» (12).

Помер от цинги, водянки и излишней тучности! Голландские доктора под диктовку главного заговорщика Артемона Матвеева быстро состряпали удобный некролог. Очень жаль, что эта откровенная ложь до сих пор устраивает нашу историческую науку. Но если ТИ безоговорочно поверила в матвеевскую легенду о естественной смерти царя, то ни народ, ни бояре, ни духовенство в это поверить не смогли. Трагическая смерть царя Алексея послужила толчком к целой веренице драматичных событий нашей истории.

- 6 -
Об истинной миссии посольства Кунраада-Фан-Кленка говорят открытые в 19-ом веке посольские архивы. Среди нескольких десятков донесений Фан-Кленка шифрованы были всего две:

№ А. Письмо к резиденту Ромпфу от 10/20 января из села Никольского (р. 243). Часть этого письма была шифрована.

№ 25. Письмо к гриффиру Фаахелю от 26 января/5 февраля 1676 года (р. 318). Оно было отчасти шифровано. Получено 21-го марта («Secr. Resol. », 1676, 132).

Если голландское посольство едет с чистыми открытыми предложениями, то зачем шифровать отчёты в Голландию? Все договоренности протоколируются, шифровать их бессмысленно. Но Кленк почему-то два документа зашифровал и сделал это осознанно. В первом письме он, видимо, сообщил принцу Оранскому, что надежды на благосклонность царя нет никакой – посольства союзников окончились позорно, с самим посольством Кленка обходятся нарочито унизительно – размещают в погорелых домах, в столицу пока не пускают. Во второй шифровке посол докладывает, что переговоры с царём прошли, как и предполагалось, не удачно: Алексей Михайлович готовит прямое вторжение и требует отказаться от титулов и вотчин, начались подвижки войск на границе с Польшей и Померанией, уже назначены комиссары по разделу крамольных Соединённых Штатов. Далее, видимо, сообщалось, что надежды никакой, приступаем к исполнению запасного варианта по убийству русского тирана.

Именно в день отправки второй шифровки, в покои царя при помощи Матвеева в первый раз отправляется загадочный паж. Операция началась. Через несколько дней Алексей Михайлович почувствует себя дурно – яд нашел свою жертву. Дьявольская миссия посольства Фан-Кленка свершилась.

Во время болезни царя Матвеев полностью снимает стрелецкий надзор с голландского посольства: « Во вторник, 4-го февраля, пришли приставы… Они принесли его превосходительству, на его просьбу, ответ от его царского величества, что он может выезжать без приставов, куда угодно и сколько угодно раз… Гофмейстер великого боярина князя Юрия Алексеевича Долгорукого и его сына князя Михаила Юрьевича Долгорукого пришли к его превосходительству со следующим подарком…» (10).

Странное дело, царь при смерти, а его приближённые всё внимание уделяют посольству Фан-Кленка, подарки отправляют. Впору чрезвычайное положение вводить, а иноземцам полностью развязывают руки: «В четверг, 6-го февраля, рано утром, господин маршал и фан-Асперен пошли к великому полководцу и боярину князю Юрию Алексеевичу Долгорукому и его сыну, боярину князю Михаилу Юрьевичу, чтобы поблагодарить за подарки, в предыдущий день посланные его превосх-у. Старый князь, лежавший, больной, в постели, велел пригласить маршала и фан-Асперена к себе…» (10). Мы видим, что пока Алексей Михайлович ведёт мучительную борьбу за жизнь, за его спиной происходят загадочные события, в которых принимают участие знатные бояре и голландские послы. Хотя согласно порядкам того времени, все частные визиты между иноземными послами и русскими вельможами были строжайше запрещены. Активность заговорщиков была вызвана тем, что царь был жив и исход дела мог обернуться для них полным фиаско. Нужно было действовать, и действовать решительно. Именно 6-ого февраля было принято решение о повторном отравлении царя. Для этого в царские покои допускается новый голландский лекарь. На следующий день, 8-ого февраля 1676 года (дата по старому календарю) царя Алексея Михайловича не стало.

Если бы наша версия о насильственном устранении царя Алексея базировалась только на Записках Койэтта и реляциях Фан-Кленка, то этого было бы недостаточно. Но, это вовсе не единственный первоисточник информации. Рассмотрим любопытнейший документ - «ЗАПИСКИ Я.К. НОМЕНА О ПРЕБЫВАНИИ ПЕТРА ВЕЛИКОГО В НИДЕРЛАНДАХ». Этот шедевр тем бесценен, что написан обычным голландским торговцем, современником описываемых событий. Дело в том, что оригинал записок был открыт в Утрехте в семейном альбоме лишь в 1855 году, после завершения составления «правильной» истории. Так вот, информация в этих записках настолько отличается от ТИ, что школьная и университетская история про них умалчивает. Почему? Открываем первый лист и читаем:

«Я[н] П[итерсон] Б[рур], человек правдивый, живший много лет купцом в Московии, передал мне, что его царское величество великий князь Московский Алексей (по-немецки Александр), будучи сильно болен и чувствуя себя весьма дурно, спросил или потребовал у своего лейб-медика, чтобы тот дал ему лекарство для облегчения страданий; это лекарство он принял, но вскоре после того внезапно умер. Его подданные, весьма огорченные этим, говорили, что вышеупомянутый врач отравил его царское величество. Против этого обвинения тот энергично протестовал, уверяя, что он раньше, чем дать его царскому величеству лекарство, сам его попробовал и отведал. Но это ему не помогло; они хотели в своей ярости наказать его, а поэтому некоторые лица посоветовали ему спастись бегством. Он, действительно, бежал, переодетый нищим, в какой-то замок или укрепленный господский дом, находившийся в расстоянии нескольких миль. Подданные, узнав об этом, вооружились и отправились туда большой толпой. Там они схватили упомянутого доктора и убили его варварским образом, а именно: они стояли внизу с пиками, саблями и другим оружием, держа острие к верху; врача раздели, бросили совсем голого вниз на острия смертоносных оружий и затем его разрубили на куски» (13).

В записках открытым текстом говорится, что царя Алексея отравил лейб-медик. Обескураженный комментатор пишет по этому поводу: «Из дальнейшего рассказа ясно, что здесь идет речь о болезни царя Феодора Алексеевича, а не Алексея Михайловича». Но мы не поверим подсказкам, ибо перепутать имя русского царя, у которого ты провёл несколько лет, не возможно – это запоминается на всю жизнь. Тем более, если бы это была оговорка очевидца Яна Бура, то Номмен бы подсказал и исправил этот момент у себя в записках – чего откровенную чушь то писать? Но Номен Яну Бруру поверил и ошибку не исправил, ибо никакой ошибки попросту не было. Из текста Номена следует, что «некоторые лица» помогали лекарю спастись и даже укрыли его в замке. То есть имел место заговор, при этом в заговоре участвовали люди знатные – замки в Москве имели только ближние бояре. Но, в итоге, казнили только доктора, т.е. заговорщики избавились от свидетеля и сбросили доктора-убийцу из окон замка на пики стрельцов.



Отъезжая из Москвы посол Фан-Кленк сообщает: «Со времени моего последнего письма от 2/12 февраля... кредит господина государственного канцлера сильно уменьшился; сдержит ли теперь его превосходительство (Матвеев) свое, данное им, обещание, покажет время, но, так как великий полководец князь Юрий Алексеевич Долгорукий, теперь имеющий наибольшее влияние между господами государственными советниками, мой старый добрый друг, то я все еще жду добраго успеха» (14).

Почему голландский посол уверен в опале Матвеева? Фан-Кленк не был ясновидящим, он прекрасно осознавал, что активное участие Артамона Сергеевича в убийстве царя Алексея Михайловича не осталось незамеченным. Понимал хитрый голландец русской крови, что и его опасная миссия вскоре откроется и поэтому покидает Москву сразу после венчания нового царя на царство.

Как бы то ни было, насильственная смерть царя Алексея Михайловича подтверждается из нескольких первоисточников. Почему ТИ усердно умалчивает об этом? Сразу после смерти Алексея Михайловича миссия Фан-Кленка странным образом из неудачной превращается в весьма успешную. Его с почетом принимает новый царь Федор Алексеевич, и Артамон Матвеев от имени царя удовлетворяет все требования Фан-Кленка. «Монгольское» вторжение в Европу было предотвращено. В стране, фактически, произошел латинский переворот.

7
1676 год – это переломная дата во всей Мировой истории. С этого момента сам ход исторического маятника начнет отсчитывать последние годы Великой Империи. Святая Русь стояла накануне самых суровых испытаний за всю свою предыдущую историю.

Начиная с царя Алексея, все русские великие князья скоропостижно скончаются в результате нелепых болезней. Именно в уничтожении последней династии римских басилевсов и заключалась надежда Европы на свободу. Поэтому, начиная с 1676 года, Россию и Европу захлестнут непрекращающиеся войны и мятежи. События, к которым мы стремительно приближаемся, были настолько кровавы и трагичны, настолько вопиющи и нелицеприятны, что их решили смягчить и списали часть жертв царской крови на Природу матушку. Якобы, перед эпохой петровских преобразований помирали наследники царские, но сами собой. У Михаила до совершеннолетия дожил лишь сын Алексей, а у Алексея от первого брака до совершеннолетия дожили лишь Фёдор, Иван и Пётр. При этом первые двое были убогими и очень слабенькими, смерть их ожидали со дня на день. И лишь Пётр стал приятным сюрпризом, не смотря на падучую болезнь, малограмотность (точнее полную безграмотность) и хронический алкоголизм.

Чтобы объяснить стремительное вымирание царской династии во второй половине 17 века, фальсификаторы истории придумали спасительную теорию. Мол, Рюриковичи стали вырождаться сами собой, якобы 800 лет кровь не обновлялась, вот род и захирел. Иван Грозный – сумасшедший, Федор Иванович – убогий, Михаил Федорович – слабенький, умер от цинги, Алексей Михайлович еще слабее – умер от цинги.., вырождается династия – ничего не попишешь. Но все это откровенная глупость, которую могли написать только иноземные клевреты. Русские цари никогда не женились на самых близких родственниках – они единственные из всех европейских монархов, которые выбирали себе невест из многих тысяч знатных имперских красавиц. И ехали эти красавицы со всех необъятных просторов Российской Империи, от Тихого океана до Атлантики, от Персии и до Скандинавии. О каком вырождении речь? А вот в провинциях Империи ситуация была противоположной. Там выбирать приходилось только из местной знати, кровь простолюдинов к смешению была запрещена. На самом деле не было никакого вырождения русской династии. Всё это фальшь, злая вопиющая ложь, придуманная и реализованная по заказу Романовых, дабы оправдать кровавую мясорубку Великого переворота. Наш святой долг эту неправду выявить и вернуть нашим славным предкам их истинное величие, раскрыть их реальную трагедию…

После убийства Алексея Михайловича встал вопрос, кого сажать на трон царский. Даже пришлось зачитывать завещание царя Алексея «Уложение о престолонаследии» от 1674 года, в котором наследником объявлялся царевич Фёдор. Зададимся простым вопросом: а зачем избирать старшего сына Фёдора на трон по завещанию, если он и есть царь по старшинству? Русских царей, как и других монархов, выбирали не по аморфным завещаниям, а по ЗАКОНУ ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИЯ – ОСНОВНОМУ ЗАКОНУ ЛЮБОГО МОНАРХИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА. Было бы иначе, смерть любого действующего правителя вызывала бы неминуемую смуту. Поэтому в феодальных государствах знать и граждане знали заранее, кто будет их следующим правителем. Это гарантировало спокойную смену власти и порядок. Так же было и на Руси, испокон веков.Поэтому избрание Наследника после смерти царя Алексея по некоему завещанию могло иметь место только в одном случае: если царевич Федор в 1676 году не являлся по старшинству первым наследником. Тогда действительно уместно некое завещание, как исключительный акт отстранения законного наследника. Но кто же мог быть этим старшим наследником? С этого момента мы и начнем распутывать длинный клубок исторических тайн и фальсификаций.

Старше царевича Федора мог быть только царевич Алексей Алексеевич. Но по ТИ царевич Алексей Алексеевич тихо и внезапно скончался в 1670 году… Согласно общепринятой версии, у царя Алексея Михайловича было 16 детей: 1. От Марии Ильиничны Милославской Алексей Михайлович имел: Дмитрия (*1649 окт., +1651 окт.), Евдокию (*1650 февр., +1712 март), Марфу (*1652 авг.,+ 1707 июль), Алексея (*1654 февр., +1670 янв.), Анну (*1655 янв., +1659 май), Софью (*1657 сент., +1704 июль), Екатерину (*1658 нояб., +1718 май), Марию (*1660 янв., +1723 март), Фёдора (*1661 май, +1682 апр.), Феодосию (*1662 май, +1713 дек.), Семёна (*1665 апр., +1669 июнь), Ивана (*1666 авг., +1696 янв.), Евдокию (*1669 февр., +1669 февр.); 2. От Натальи Кирилловны Нарышкиной, имел детей: Петра (*1672 май, +1725 янв.), Наталью (*1673 авг., +1716 июнь), Фёдора (*1674 сент., +1678 нояб.).

По данной Реконструкции реальная генеалогическая таблица серьёзно отличается от официальной (см. Приложение№1 «Генеалогическое Древо Русских Царе»). После смерти Алексея Михайловича, осталось четыре прямых наследника:

От Марии Ильиничны «Милославской»:

1. Алексей Алексеевич (02.1654 года рождения)

2. Федор Алексеевич (05.1661 года рождения)

3. Симеон Алексеевич (около 1663 года рождения)

От Натальи Кирилловны «Нарышкиной»:

4. Иван Алексеевич (08.1666 года рождения)

Запомним главные отличия. По ТИ у Алексея Михайловича осталось три наследника: два (Федор и Иван) от Марии Милославской, и один (Петр) от Натальи. Согласно данной Реконструкции на 1676 год было четыре живых наследника по крови: три от Марии Ильиничны (Алексей Алексеевич, Фёдор и Симеон), и один (Иван) от Натальи Кирилловны. Петр сыном Натальи Кирилловны не был и не являлся прямым наследником. Он был внуком царя Алексея по дочерней линии от царевны Софьи, о чем мы подробнейше поговорим в следующей главе.

А сейчас давайте посмотрим, как и когда «вымерли» наследники царского трона: «1669 год был замечательно несчастлив для царского семейства. 2 марта скончалась царица Марья Ильинишна, родивши дочь, которая умерла через два дня после рождения... Вслед за ней через три месяца умер царевич Симеон, а через несколько месяцев другой царевич - Алексей» (15). Обратите внимание на последовательность событий: царица, царевич Симеон и царевич Алексей померли друг за другом в течение нескольких месяцев. Больше ничего традиционная история об этом странном море не сообщает. Молчат об этом экстраординарном событии и иностранные источники. Почему?

Сделав довольно весомое заявление по поводу ошибочности ТИ в отношении наследников, мы обязаны подкрепить свою версию серьезными фактами. Этим мы и займемся. Но будем мы пользоваться не лживыми трудами придворных сочинителей, а сохранившимися документами-первоисточниками.

Для начала почитаем очень любопытный документ «ОПИСАНИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ПОЛЬСКОГО ПОСОЛЬСТВА В МОСКВУ в 1678 году». Он был написан членом посольства Бернгардом Таннером, который лично посещал Москву в 1678. Читаем очень внимательно: «Царь Алексей имел от первой жены двух сыновей, из коих старший быль очень убог и жил постоянно в монастыре, а второй — Феодор Алексеевич. По смерти первой жены царь женился на другой, имел от нее сына и умер, оставив троих наследников. Самый старший по убожеству не мог наследовать престол; наследовал Феодор Алексеевич, хотя при избрании и было немало споров между вельможами» (16).

Из документа ясно следует, что на момент избрания следующего царя после смерти Алексея Михайловича у Фёдора, оказывается, был жив старший брат!!! Старшим братом Фёдора Алексеевича мог быть только Алексей Алексеевич. Других просто никогда не существовало. Фраза Таннера «хотя при избрании было и немало споров между вельможами» указывает, что имела место некая смута, связанная с выбором Наследника и отстранением старшего царевича. Теперь становится понятным само появление таинственного завещания Царя Алексея. Оно действительно имело место, ибо был жив другой совершеннолетний Наследник - Царевич Алексей Алексеевич. Иначе завещание просто не имеет ни малейшего смысла.

Но, может быть, Бернгард Таннер ошибался, и ему все это померещилось? Откроем записки другого очевидца, который посещал Московию в 1675 году, перед самой кончиной царя Алексея Михайловича. Вот как уже помянутый нами Адольф Лизек описывает торжественный выезд из дворца в Коломенском царского семейства: «С подобной же пышностью, из других ворот Дворца показался поезд Царицы.… Потом следовала маленькая, вся испещренная золотом карета младшего Князя в четыре лошадки Пигмейной породы, по бокам шли четыре карлика, и такой же сзади верхом на крохотном коньке. В другой карете везли Царских детей; за ними следовала карета Царицы (открытая, по причине присутствия Послов, в знак особенной милости)… Потом ехали стрелки со стрелами в руках, и два оруженосца, Нольники с мечами Его Царского Величества и Наследника Престола» (5).

Документ очень любопытный. Давайте считать наследников. С царём Алексеем едет «Наследник Престола», которому уже полагается меч, то есть он уже совершеннолетний и старше 15-ти лет. Следом едет карета «младшего Князя». За ней другая карета, в которой везли «Царских детей», при этом имеются в виду именно дети мужского пола. Дочери царей не покидали пределы терема до свадьбы, кроме исключительных церковных праздников. Об этом подробно написано у Котошихина (см. предыдущую главу) и ЯКОВА РЕЙТЕНФЕЛЬСА: «Воспитываются, впрочем, царские дети весьма заботливо ... Их не пускают ни на какие торжественные и многолюдные собрания, живут они во внутренних помещениях дворца, куда никто не смеет проникнуть, кроме лиц, на попечении коих они находятся... На 19-м лишь году от роду (русские в этом возрасте становятся совершеннолетними) может являться народу лишь тот царевич, который в будущем имеет наследовать престол от отца. Остальные же, равно как и дочери, обречены на вечное проживание в монастыре» (17). Исходя из изложенного, делаем вывод, что Наследником мог быть только совершеннолетний царевич (по Я. Рейтенфельсу, 19-ти лет от роду, по Котошихину: 15-ти лет от роду). Им в 1675 году мог быть только царевич Алексей Алексеевич, все другие сыновья Алексея Михайловича моложе. Младшим князем в отдельной карете мог быть только Фёдор 14-ти лет от роду, именно в этом возрасте сыновей царя признавали Великими князьями и они получали некие привилегии, например, отдельную карету. Но на люди сыновей царских выпускали только после 15 лет: «Царевича (как я уже выше сказал) ни народ, ни дворянство не видит прежде пятнадцатилетнего возраста» (18). Поэтому, Наследником в 1675 году мог быть только царевич Алексей Алексеевич, Фёдор не мог именоваться Наследником и иметь собственный меч ни при каких допусках. Он даже на людях не мог показываться. Другими детьми (во множественном числе) в отдельной карете были Симеон и Иван, которые по малолетству ехали в одной общей карете. Дочерей, на приём послов не брали по определению, они в тереме сидят.

Записки Адольфа Лизека, Бернгарда Таннера, Григория Котошихина, Самуэля Коллинза тем для нас бесценны, что они были опубликованы до процесса массовой фальсификации исторических документов. Поэтому полностью уничтожить эти документы не получилось. Их, конечно же, серьезно отредактировали. Например, в документе А. Лизека ни Наследника, ни Младшего князя, ни двух других Князей А. Лизек не называет по именам и при этом не забывает указывать точные имена почти всех других вельмож. Видимо, имена царевичей настолько не вписывались в ТИ, что их опустили, заменив просто титулами с большой буквы: Наследник, Младший Князь, Князь.

Почитаем А. Лизека далее: «У дверей два Князя осведомились о здоровье Послов, и мы вошли. Его Царское Величество сидел на троне без балдахина, и по левую руку Августейший сын его. В руках каждого был скипетр, с полумесяцем на верхнем конце»(5). Налицо ТРИ наследника – Два «Князя» Симеон и Федор, и царевич Алексей «Августейший» Наследник. Ни малолетний Пётр, ни малолетний Иван в церемониях участия принимать не могли по малолетству. У царя и у царевича УЖЕ по отдельному скипетру, при этом над скипетром сияет ордынский полумесяц! Интересно, куда подевались с русских скипетров знаменитые полумесяцы, и что теперь выставляется в музеях? Очевидно, что Августейший сын УЖЕ признан наследником, и это явно не Фёдор. Если всё же под Наследником понимать Фёдора, зачем тогда непонятное завещание, если он в 1675 году УЖЕ сидел со скипетром как полноправный Наследник?

А вот ещё интереснее, смотрим, как принимали послов в палатах царских: «По приказанию Князя, золотой кубок наполнили красной ягодной наливкой, сильно подслащенной сахаром. Князь сам поднес его Боттонию, и просил выпить за здравие Великого Князя Алексея Михайловича (тут он произнес полный титул Царя по бумажке, а Боттоний в это время провозглашал здоровье Императора Римского), и сам такой же кубок в один прием осушил до дна; ему подали другие кубки с тем же напитком, и он сам поднес их каждому из нас» (5).

Если перед нами Князь-Наследник Алексей 21 года, то в осушении полного кубка с наливкой ничего особенного нет. А вот если это был Фёдор 13-ти лет от роду, то осушение залпом полного кубка наливки кажется не естественным, тем более на глазах отца. Ну, не по-человечески это, да и физиологически не возможно! При этом Князь ведёт всю сложную церемонию самостоятельно, навряд ли такое действо доверили бы несовершеннолетнему Фёдору. Обратите внимание, когда говорится тост во здравие Алексея Михайловича, Боттоний бормочет себе под нос тост за здоровье Римского Императора. Как это понимать? Очень просто: Император Римский и Великий Князь Алексей Михайлович – это одно и то же лицо. Поэтому Боттоний говорит тост во здравие Римского императора Алексея Михайловича. Иначе понять происходящее на официальном приеме просто не возможно.

За этой церемонией, согласно А. Лизека, наблюдала царица: «Царица, находясь в смежной комнате, видела всю аудиенцию с постели, чрез отверстие притворенной двери, не быв сама видимой; но ее открыл маленький Князь, младший сын, отворив дверь, прежде нежели мы вышли из аудиенц-залы»(5).

Но мог ли маленький князь Пётр трёх лет от роду сидеть на аудиенции и при этом отворять двери? Место трёхлетнего Петра в специальной комнате под охраной наседки и стражи. Тем более Петр не отмечен в Кремлевских дворцовых разрядах НИ РАЗУ. Он по подмосковным деревням скитается. Учитывая незыблемое правило, что до 10 лет присутствие царевичей на людях было категорически запрещено, вариант с Петром отпадает. Да и физиологически не мог отворять тяжелые дворцовые двери трёхлетний ребёнок. Но мы отчётливо видим, что рядом с матерью Нарышкиной находится некий сын, который на самом деле уже довольно взрослый. Этим сыном мог быть 9-ти летний Иван Алексеевич, последний сын царя Алексея и его второй жены Нарышкиной.

8
Согласно нашему расследованию, на момент смерти царя Алексея, царевич Алексей Алексеевич был жив. Этот наследник был очень опасен для Запада, ибо был точной копией своего отца. Он являлся сторонником православия и имперской политики, и эти яркие черты своего характера он начал проявлять не по годам рано. Именно царевича Алексея царь всегда объявлял своим любимым законным Наследником. «Временным правителем государства на время своего отсутствия в столице и военных походов царь назначил малолетнего царевича, от имени которого издавались грамоты.… Отличаясь душевной и телесной красотой, царевич Алексей Алексеевич был любим не только в своей стране, но и за пределами России. Королева польская, супруга Яна Казимира, намеревалась выдать за него свою любимую племянницу, так что царевич Алексей считался реальным кандидатом на польский престол” (19).

Царевич Алексей фактически был назначен правопреемником царя Алексея Михайловича, он при жизни отца исполнял роль Государя и самолично подписывал царские грамоты. Более того, он рассматривался как кандидатура на Польский престол. И про смерть такой яркой фигуры, как царевич Алексей Алексеевич ТИ говорит очень глухо: «Шестнадцати лет от роду царевич Алексей Алексеевич скончался внезапно, без предшествовавшей болезни» (19). Тихо и буднично, устами все того же Соловьева.

Очень интересно по этому поводу почитать труды Симеона Полоцкого. Он был главным придворным поэтом и, согласно своим прямым обязанностям, откликался на все более-менее важные события при дворе Алексея Михайловича. Незадолго до своей смерти, в 1678 г., Симеон объединил все свои стихи в два обширных сборника — «Рифмологион» и «Вертоград Многоцветный». Именно в «Рифмологию» и вошли стихотворения, написанные по поводу различных событий при дворе. Их всего пять, три радостные и две траурные: «Благоприветствование» царю Алексею Михайловичу «О ново богом дарованном сыне государе нашем царевиче и великом князе Симеоне Алексиевиче» (1665), «Орел Российский» (1667), «Френы, или Плачи всех сынов и чинов православного Российского царства» о смерти царицы Марии Ильиничны (1669), «Глас последний ко господу богу...» царя Алексея Михайловича (1676) и «Гусль Доброгласная» (1676).

Странным образом, рождение царевича Симеона отмечено, а смерть осталась без заметок. Более того, нашего поэта почему-то не вдохновила и смерть царевича Алексея. Все это очень странно, ибо траур по такому событию обычно объявлялся на год. Но может быть, Полоцкий не писал о плохом и печальном. Так нет же, писал. На то он и придворный поэт-филосов, чтобы в горе царя ублажать. Так, например, на смерть царицы Марии Ильиничны обильными стихами разошелся. А вот о потере главных наследников государства, любимых сыновей царских не оговорился ни словом. Симеон Полоцкий ничего не написал о смерти царевичей только потому, что их смерти так и не дождался.

Ни один современник того времени не упоминает о веренице смертей царевичей в1669-1670 гг. и обязательного для данного события многомесячного траура. Для примера приведем Записки Ганса-Морица Айрманна, который в составе шведского посольства пробыл в Москве в 1669-1670 гг. несколько месяцев и написал подробные мемуары о Московии (см.20). Он несколько раз посещал царский дворец и подробно описал царя Алексея. Покидая Москву в феврале 1670 года, он НИ СЛОВОМ НЕ ПОМЯНУЛ О КОНЧИНЕ НАСЛЕДНИКА И ЛЮБИМОГО ЦАРЕВИЧА АЛЕКСЕЯ АЛЕКСЕЕВИЧА. Но, как же он мог пропустить подобное экстраординарное событие, случившееся во время его нахождения в Москве?! Тогда все посольства официально извещались о таких вещах и обязаны были присутствовать на похоронах. Но Айрманн про смерть царевича Алексея в январе 1670 года не проронил ни слова.

По факту смерти Алексея Михайловича именно царевич Алексей был законным Наследником Империи. Об этом красноречиво свидетельствует карта Якова Шике из Атласа 1719 года (см. рисунок). Там помимо карты приводится список русских царей. Так вот, сразу после царя Алексея Михайловича в списке идет царь Алексей. В Европе многие знали, что именно царевич Алексей стал легитимным царем Империи. Фигура царя Федора была не легитимна и, по сути, марионеточная.

Устранение ненавистного русского тирана и сохранение у власти царевича Алексея делало сам латинский переворот бессмысленным. Фактически, это означало молниеносный приговор всем заговорщикам по факту восшествию на престол законного Наследника. Уж Алексей Алексеевич долго бы не церемонился, покарал бы всех заговорщиков и тут же начал карательный поход на запад. Поэтому на сцену вывели другого царевича – малолетнего Федора. Для этого и появилось подметное завещание, по которому царевича Федора посадили на трон в обход законного Наследника. Согласно запискам Б. Таннера видно, что старший брат Фёдора (читай царевич Алексей) «по убожеству не мог наследовать престол» и «жил постоянно в монастыре». В данном случае под убожеством Алексея Алексеевича надо понимать совсем не тот утрированный термин, который известен нам сегодня. Под «убожеством» надо понимать безмерную любовь к Богу. Царевич Алексей действительно был очень набожным, молился с отцом по пять часов в день, свято соблюдал все посты.

Так, под предлогом беззаветного служения богу, клика заговорщиков насильно постригла в монахи старшего сына царя Алексея Михайловича, не забыв при этом отправить подальше от столицы. Согласно некоторым документам, царевич Алексей был отправлен в Соловецкий монастырь на пожизненное богомолье. Но об этом чуть позже…

Таким образом, главная задача по уничтожению царя Алексея и отстранения царевича Алексея Западной партией была успешно реализована. Тут надо учитывать, что Фёдор Алексеевич взять власть сразу не мог, ибо ещё не был совершеннолетним. Царевичи по закону престолонаследия сажались на царский трон только в 15-ти летнем возрасте. А, значит, у Матвеева было как минимум полтора года для активной деятельности в качестве регента. Именно Артамон Матвеев стал самым влиятельным человеком сразу после смерти Алексея Михайловича. Так как других совершеннолетних близких родственников по мужской линии у Фёдора не было, а мать-царица умерла, Матвеев на некоторое время возглавил опекунский совет. С его приходом и началась «Эпоха Просвещения» в России, которую так воспевают наши историки. Что из себя на самом деле представляли просветительские реформы, читайте в следующих главах.

Фигуры царевича Симеона и царевича Алексея были романовским историкам, как кость в горле. Сведения об их существовании постарались сокрыть. Это удалось частично, ибо осталось довольно много документов, подтверждающих существование царевичей Симеона и Алексея после 1670 года. Эти неудобные факты ТИ попыталось списать на нелепейшие самозванства Лжесимионов и Лжеалексеев, якобы, объявивших себя царевичами еще при жизни царя Алексея. Какая очевидная несуразица! Мы расскажем об этом очень подробно в следующих главах. А пока подведем промежуточные ИТОГИ:

В 1675 году русский Царь Алексей решился на новый поход в Европу. Целью было восстановление Имперского порядка на крамольных территориях Священной Римской Империи. Однако «монгольское» вторжение удалось предотвратить. В 1676 году Западу удается реализовать в Москве латинский заговор, результатом которого стало убийство Алексея Михайловича. Законный Наследник Алексей Алексеевич был от власти отстранен. Царем был объявлен Федор Алексеевич. При малолетнем царе Федоре, который еще не был совершеннолетним, власть в стране перешла в руки заговорщиков во главе с Ю. Долгоруким и А.Матвеевым. После 1676 года осталось три легитимных наследника: Алексей Алексеевич, Федор Алексеевич и Симеон Алексеевич (от первой жены Марии Ильинишны), и Иван Алексеевич (от второй жены Натальи Кирилловны). До совершеннолетия Федора заговорщикам предстояло уничтожить ВСЕХ прямых наследников и выдвинуть на чистое место своего скрытого наследника. Именно этот Наследник рассматривался Западом главным спасением от гнета Российской Империи. Кем был этот таинственный Наследник, мы и узнаем в следующей главе…



КОНЕЦ ГЛАВЫ








Список использованной литературы:
1. А.М. Ловягин «Посольство Кунраада Фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900». Введение.

2. А.М. Ловягин «Посольство Кунраада Фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900». Предисловие, ч.4.

3. А.М. Ловягин «Посольство Кунраада Фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900», гл.15.

4. А.М.Ловягин «Посольство Кунраада Фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900». Предисловие, ч.3.

5. «СКАЗАНИЕ АДОЛЬФА ЛИЗЕКА О ПОСОЛЬСТВЕ ОТ ИМПЕРАТОРА РИМСКОГО ЛЕОПОЛЬДА К ВЕЛИКОМУ ЦАРЮ МОСКОВСКОМУ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ, В 1675 ГОДУ». Статистическо-географическое описание российского государства в начале XVII столетия // Журнал министерства народного просвещения. № 11. 1837.

6. Г.В. Талина. Царская власть в XVII веке: титулование и положение. Электронная версия, Православный образовательный портал «СЛОВО».

7. А.М. Ловягин «Посольство Кунраада Фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900». Предисловие, ч.1.

8. А.М. Ловягин «Посольство Кунраада Фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900», гл. 22.

9. «Русский Биографический Словарь» (электронная энциклопедия rulex.ru).

10. А. Ловягин «Посольство Кунраада Фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900», гл. 23.

11. А.М. Ловягин. Голландец Кленк в Московии. Исторический вестник. № 9, 1894.

12. А.М. Ловягин «Посольство Кунраада Фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900», гл.24.

13. Записки Я. К. Номена о пребывании Петра Великого в Нидерландах в 1697/98 и 1716/17 гг. Киев. 1904.

14. А.М. Ловягин «Посольство Кунраада Фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900», гл.26.

15. Н.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Царь Алексей Михайлович. Москва. АСТ, 2006 г.

16. Бернгард Таннер. Описание путешествия польского посольства в Москву в 1678 г. М. Императорское общество истории и древностей Российских. 1891г.

17. «СКАЗАНИЯ СВЕТЛЕЙШЕМУ ГЕРЦОГУ ТОСКАНСКОМУ КОЗЬМЕ ТРЕТЬЕМУ О МОСКОВИИ» Глава 6. О царских детях. По изданию Утверждение династии / Андрей Роде. Августин Мейерберг. Самуэль Коллинс. Яков Рейтенфельс. М.: Фонд Сергея Дубова. Рита-Принт, 1997.

18. Сочинение Самуила Коллинса, который девять лет провел при Дворе московском и был врачом царя Алексея Михайловича. М., издание ОИДР, 1846. По изданию Утверждение династии / Андрей Роде. Августин Мейерберг. Самуэль Коллинс. Яков Рейтенфельс. М.: Фонд Сергея Дубова. Рита-Принт, 1997.

19. С.М.Соловьев. История России с древнейших времен. В 29 томах. Т. 10.

20. Записки Айрманна о Прибалтике и Московии 1666-1670 гг. Исторические записки, Том 17. 1945г.




Изображение

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Тема закрыта

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей

Все права защищены © 2011 - 2017 http://istclub.ru/ – Сайт "Исторический Клуб"