Исторический клуб: Альберт Максимов "Русь, которая была. Альтернативная версия истории". Книга 1. - Исторический клуб

Перейти к содержимому

 

МОДЕРАЦИЯ

Модерируется Графом Daki
Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

Альберт Максимов "Русь, которая была. Альтернативная версия истории". Книга 1.

#1 Пользователь офлайн   АлександрСН 

  • Виконт
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Виконт
  • Сообщений: 1 796
  • Регистрация: 29 Август 11
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородКемерово
  • Награды90

Отправлено 21 Сентябрь 2011 - 15:32

Изображение

Свежий, непредвзятый и системный взгляд на события и факты средневековой русской истории отличает оригинальную работу ярославского исследователя А. Максимова от уже вышедших публикаций подобного рода. На основе анализа различных исторических документов автор, невзирая на каноны и авторитеты, выдвигает свое, альтернативное толкование важнейших исторических событий. Книга охватывает период от времени появления на Руси монголов до возведения на царство Михаила Романова.



В мире все относительно… современная наука плохо воспринимает логический путь исследования на основе интуитивного подхода и считает современный уровень науки догмой, отходить от которой путем логики является
признаком плохого тона.

Э. Мулдашев. От кого мы произошли

На писаную историю полагаться нельзя. Во многих случаях оказывается, что все было совсем не так. Пристрастия, предубеждения или просто тупые суждения, навеки мумифицированные на страницах книг и документов!
Клиффорд Саймак. Заповедник гоблинов


Уже одно то обстоятельство, что в нашей среде никогда не прекращались сомнения в истине НАШЕЙ ИСТОРИИ и возражения против нее, указывает на ее недостаточную убедительность, на присутствие в ней натяжек и противоречий, на ее искусственное построение. И действительно, чем глубже вникаешь в этот вопрос, тем более и более выступают наружу натяжки и противоречия ТРАДИЦИОННОЙ ИСТОРИИ. Если она удерживала до сих пор господствующее положение, то главным образом благодаря своей наружной стройности, своему положительному тону и относительному единству своих защитников; между тем как противники наносили ей удары врассыпную, поражали некоторые отдельные доказательства; но мало трогали самую существенную ее основу».
Это написал знаменитый русский историк Иловайский, но только вместо выделенных здесь слов у него было другое: «скандинавской теории» и «норманнской системы». Мне пришлось слегка подправить известного ученого лишь с одной целью: то, что он писал в свое время о норманнской теории, сейчас уже можно говорить обо всей нашей традиционной истории в целом.
В девяностые годы двадцатого столетия исторической науке был нанесен целый ряд существенных и болезненных ударов. Носовский и Фоменко, Валянский и Калюжный, Бушков, Жабинский, Гуц - далеко не полный список тех, кто выступил против традиционных схем нашей истории, доказав ее слабость, догматичность и показав настоящее и бездарное лицо историков, стоящих на ее страже. Благодаря смелым и решительным действиям исследователей, нестандартности их мышления наша история стала трещать по швам, а академики и профессора показали полную неспособность ее защитить.
Поток все новых и новых сведений об ошибках и заблуждениях традиционной истории не ослабевает, несмотря, казалось бы, на предельно «выработанное» количество доказательств ошибочности описаний и построений известных исторических схем и событий. Это, в свою очередь, только доказывает, насколько широкий потенциал имеется у критиков традиционной версии истории и что она сама не выдерживает никакой критики.
Первоначальный принцип действия схем нашей истории известен. Группой первых историков несколько столетий назад была выстроена хронологическая цепочка определенных исторических событий. Эта хронология была принята за основу, и с тех пор все исторические документы жестко привязывались к ней. Те документы и свидетельства, что вступали с ней в противоречие, объявлялись ложными и в дальнейшем не рассматривались. Судьба их, как правило, печальна: они или уничтожались, или до сих пор лежат невостребованными в каких-либо хранилищах. Многие исторические документы переписывались в угоду составленной хронологии, при этом оригиналы уничтожались. А сколько гуляет по свету различных трудов древних авторов! Но многие из этих книг на самом деле написаны в лучшем случае в средние века: либо как художественные произведения того периода, либо просто ради шутки, а что-то под именем этих древних авторов и вовсе было подделано с целью обогащения. Между тем, эти книги беспрерывно переиздаются, комментируются, детально изучаются, а сведения, почерпнутые из них, прочно лежат в основе древней истории.
Ряд отечественных исследователей отмечали, что при сравнивании различных летописей и иных исторических документов, как между собой, так и с зарубежными источниками, во многих из них обнаруживаются правки, подчистки и иные поздние изменения текста. Это во многом обусловлено еще и тем, что подавляющее большинство этих документов всего лишь поздние копии. При этом внимание особо следует акцентировать на том, что многие пергаментные рукописи постоянно грешат следами подчисток и вписыванием нового текста.
В наших архивах не сохранилось ни одного монгольского ярлыка. Это странно вдвойне, потому что ярлыки были документами, подтверждающими право на то или иное владение. То есть были веские причины сохранять такие ярлыки. Все наши летописи и иные документы написаны на кириллице, однако в древности она была не единственным способом записи. Не является ли все это косвенным признаком того, что древние документы не так уж и стары?
Летописи и книги писались живыми людьми, которые, естественно, имели свое предвзятое мнение в отношении тех или иных исторических событий. Многие летописцы и историки были людьми подневольными, творившими по повелению императоров и князей. Так появлялись исторические, выражусь мягче, заблуждения. В последующие столетия появлялись новые особые мнения, которые, опираясь на старые, приводили к новым заблуждениям. Все это наслаивалось друг на друга, а наши историки цитировали и цитируют все это как истинные свидетельства, не вникая в их суть, не обращая внимания, что первоисточники уже давно противоречат друг другу. А если и обращают внимание, то только для того, чтобы объявить часть из них, не встраивающихся в их исторический ряд, поддельными.
Многие древние историки, очевидцы исторических событий, чье мнение безоговорочно принимается на веру, были, мягко говоря, людьми с фантазией. К примеру, знаменитый византийский историк Лев Диакон, чьи труды по истории X века высоко ценятся среди историков, некоторые события описывал, попросту копируя тексты греческого историка Агафия, жившего в VI веке.
А историки более поздних эпох догматично принимали эти фантазии на веру. Вот что писал Погодин о его разговоре с Карамзиным. «Когда я в 1825 году, именно 26 декабря, имел счастье представлять Карамзину мое рассуждение о происхождении Руси и вместе с тем перевод Эвер¬а, то он меня спросил: «Зачем вы переводили Эверса?» - «Чтобы русская публика видела всю слабость его доказательств», - отвечал я. «Это излишне, - возразил Карамзин. - Если есть какая-нибудь истина, то эта та, что Рюрик, Синеус, Трувор были норманны; это для меня так же ясно, как то, что Сципион был римлянин». Это сказал сам Карамзин, что же можно ждать от современной бесталанной поросли?
Возьмем, к примеру, недавно изданную книгу Евгения Пчелова (бесталанным, кстати, его не назвать) «Рюриковичи. История династии», книгу, возможно и неплохую, но вот в ней традиционный и симптоматичный пассаж: «Все летописные источники однозначно говорят: Игорь был сыном Рюрика. И пока нет других, в которых говорилось бы обратное, мы ОБЯЗАНЫ ВЕРИТЬ имеющимся. Неупоминание же - не есть аргумент в пользу». Итак, получается, что во все, что сказано у древних историков, современные историки ОБЯЗАНЫ верить. Отрицать что-либо нельзя, даже то, что не упоминается! Странный, но закономерный для традиционной истории вывод.
Но сделаем маленькое отступление. Ответьте, что ОБЯЗАНЫ сказать историки на такие строки: «Амазонки же не имеют мужей, но, как бессловесный скот, единожды в году, близко к весенним дням, выходят из своей земли и сочетаются с окрестными мужчинами, считая то время как бы неким торжеством и великим праздником. Когда же зачнут от них в чреве, снова разбегутся из тех мест. Когда же придет время родить и если родится мальчик, то убивают его, если же девочка, то вскормят ее и прилежно воспитают». Историки ОБЯЗАНЫ в это ВЕРИТЬ. Потому что это строки из «Повести временных лет». Интересно, а сам-то господин Пчелов в это верит?
Итак, господа историки, вы верите в эту чушь про амазонок? Вы ОБЯЗАНЫ в это ВЕРИТЬ! А вот еще одна выдержка из книги Пчелова (впрочем, этот исторический вздор можно прочесть во многих научных исторических трудах): «Но греки преградили путь русским воинам. Константинополь находился на берегу залива Золотой Рог, а при входе в него от одного берега на другой была протянута массивная ЗОЛОТАЯ цепь. В минуту опасности византийцы поднимали ее со дна моря и перегораживали проход в залив». Подумайте, светлые академические головы: сколько же золота на нее должно было пойти? Да и зачем русам сдался этот Константинополь, если можно было просто взять в качестве добычи кусок этой цепи, не штурмуя неприступные стены Царьграда? Этого золота хватило бы не на одно поколение.
Впрочем, когда надо, историки смело идут против исторических фактов. Тот же Пчелов, характеризуя Святослава, пишет: «Под стать образу жизни была и внешность князя - МОГУЧЕГО БОГАТЫРЯ, закаленного в лишениях и грозного на вид». Хотя через несколько страниц он приводит описание Святослава Львом Диаконом: «УМЕРЕННОГО роста, не слишком высокого…» Бедная история…
Общепринято, что к настоящему времени у нас сохранилось от домонгольской Руси лишь несколько долей процента от всех написанных в те времена книг. Аналогичная картина и с актовыми источниками. Здесь речь идет обо всех сохранившихся документах: и подлинниках, и КОПИЯХ, оригиналы которых ИСЧЕЗЛИ. К настоящему моменту можно говорить только о двух подлинниках: это новгородские пергаментные грамоты князя Мстислава Владимировича Юрьеву монастырю 1130 года и Варлаама Хутынскому монастырю 1192 года. О так называемых «подлинных» новгородских берестяных грамотах и новгородской церковной книге якобы Х века, найденной академиком Яниным в ВЫГРЕБНОЙ яме, серьезно говорить нельзя.
Насколько естественной является такая сохранность древних документов? Все познается в сравнении. За период XII-XIII веков сохранилось лишь 23 акта. Это, заметьте, от такой обширной земли, как древнерусская. В то же время опубликованная часть архива итальянского города Лукки (кто слышал о таком?) за столетний период XIII-XIV веков составляет 30 тысяч документов! Это только опубликованная. Выводы делайте сами. При этом не забудьте учесть, что практически все источники по древнерусской истории дошли до нас в поздних списках XV-XVIII веков. Куда делись оригиналы и насколько они ОТЛИЧАЮТСЯ от дошедших до нас КОПИЙ? Впрочем, сохранность документов более поздних эпох не лучшая, по мнению Скрынникова, «сохранность русских архивов и книгохранилищ XVI века - наихудшая во всей Европе».
А вот что пишет Ключевский: «Первичные записи, веденные в разных местах нашего отечества, почти все погибли; но уцелели составленные из них летописные своды. Если соединить их в один цельный общий свод, то получим почти непрерывный погодный рассказ… отличающийся ОДИНАКОВЫМ духом и направлением, с ОДНООБРАЗНЫМИ приемами и ОДИНАКОВЫМ взглядом на исторические события». Итак, летописи писались сотнями людей на протяжении столетий и в разных уголках Руси, но… почему-то получились настолько одинаковыми, что кажется, написаны одной рукой. Такой вывод можно сделать из слов известнейшего историка. При этом еще следует заметить, что ни в одной из существующих летописей текст Нестора не отделен от текста его продолжателей. Полевой еще в начале XIX века писал про русские летописи: «…будучи писано почти одинаковым образом». Как это возможно, если летописи писались в разное время и в разных, отдаленных друг от друга монастырях? На симпозиумы монахов-летописцев не собирали. Также отметьте, что первичные записи ПОЧЕМУ-ТО ВСЕ погибли, зато составленные из них летописные своды уцелели.
А вот еще у Ключевского: «…по какой-то СЛУЧАЙНОСТИ именно древнейшие списки сохранили Начальную летопись в сокращенном, а позднейшие в более полном составе». Что же получается: летописцы составили Начальную летопись, которую переписывали, переписывали, и оказалось, что в конечном итоге по имеющей¬ся древней фактуре позднейшие копии стали ПОЛНЕЕ. Это полный нонсенс, такого быть не может. Отсюда вывод один: летопи¬и, считаемые за древнейшие, отнюдь не такие.
На каком основании письменный источник признается подлинной копией? По двум параметрам: соответствие слога эпохе и соответствие текста существующей исторической хронологии. То есть, если какой-то текст не стыкуется по описываемым событиям и упоминаемым именам с имеющейся традиционной хронологией, то он подделка. Но вся соль в том, что эта самая хронология как раз и есть ложная. А как насчет слога? Здесь стоит привести пример с «Уставом» князя Владимира, который считается подложным. В нем упомянут греческий патриарх Фотий, якобы пославший Владимиру митрополита, между тем Фотий жил столетием ранее. Вот что пишет Карамзин про сочинителя этого «Устава»: «К счастью истины и нашему, автор не знал хронологии византийской: иначе ДРЕВНОСТЬ СЛОГА МОГЛА БЫ ОБМАНУТЬ самых знатоков, и мы приписали бы тогда Владимиру сочинение какого-нибудь монаха». То есть, или средневековые монахи умели подделывать древний слог, или, что более вероятно, за древний слог принимают слог средневековых сочинений. А это касается ВСЕХ наших летописей, которые ошибочно считаются поздними копиями древних оригиналов.
Татищев был невероятно удивлен, что митрополиту Киевскому Петру Могиле, жившему в XVI веке, известному знатоку и собирателю древностей, «Несторова летопись незнаема была». Но это как раз и не удивляет: именно где-то в XVI веке и формировалась правленая история.
И вот на основании очень небольшого и довольно спорного количества первоисточников (если это вообще первоисточники) и строится вся наша отечественная историческая наука. В связи с этим не лишним было бы привести слова Гумилева: «Судить по уцелевшему, не учитывая пропавшего, - значит впадать в заведомую ошибку индуктивного метода: когда частное принимается за общее».
Конечно, может возникнуть резонный вопрос: если наша русская история подделана, то не могут же быть подделаны, подправлены европейские источники? Да, конечно. Но много ли сведений о древнерусской истории в этих европейских документах? Судите сами: известный польский историк Стриковский признавал, что польская история писалась на основании русских летописей. А в 1486 году для немецкого путешественника Николая Поппеля было открытием узнать, что за Литвой, где, как он полагал, расположена Татария, находится еще одно государство - Московская Русь, государь которой «сильнее польского короля». Вот вам и ответ, много ли знали о Руси в Европе.
Итак, на каком же основании написана наша русская история? Влияние западных и иных источников практически сведено к нулю. А за основу взята «Повесть временных лет», которая является ЕДИНСТВЕННЫМ источником наших знаний об отечественной истории. К сожалению, этот источник крайне ненадежен: «Повесть» дошла до нас в виде поздних ПРАВЛЕННЫХ КОПИЙ.
Несмотря на, казалось бы, благополучное положение дел с европейскими и иными первоисточниками, насчитывающими многие сотни тысяч экземпляров, положение с исторической наукой на Западе также неудовлетворительно. Носовский, Фоменко, Валянский и Калюжный в своих исследованиях были весьма убедительны в доказательстве ненадежности таких документов, о многих из которых можно говорить либо как о подделках, либо неправильно отнесенных к той или иной эпохе. Здесь заранее хочу предупредить читателя, что реконструкции древней истории этих авторов также не являются убедительными.
Судите сами, для ученых до сих пор остается загадкой, почему многие ключевые достижения человечества вдруг практически одновременно возникли в различных районах Земли, точнее Старого Света, хотя по логике такого быть не должно. А вот в Америке - Северной и Южной - таких одновременных открытий не было. Достаточно привести пример с колесом: когда там появились европейцы, индейцы колеса еще не знали. Да, не спорю, в различных удаленных друг от друга регионах могли одновременно быть изобретены и колесо, и земледелие, гончарный круг, металлургия и т. д. Но тот вариант, на котором настаивают ученые-историки, когда в Египте, Месопотамии, Индии, Китае многие открытия были автономны, а жители этих регионов почти все одновременно перескакивали на новую ступень развития, в это поверить нельзя. Это противоречит всем законам логики и человеческого развития.
Нельзя поверить и в байки о полной гибели античной цивилизации, когда мир вернулся в варварское состояние, а наука погибла, и только спустя чуть ли не тысячелетие наступила эпоха Возрождения. Полноте врать, господа историки. А как же, к примеру, Византия, в которой процесс развития ничем не прерывался? Константинополь выстоял, когда рушились ваши псевдо-Римы. Куда же могла ТАМ деться наука? Почему исчезли знания? «Мастер Киллиник из Сирии сумел заново открыть «греческий огонь» - страшную самовоспламеняющуюся жидкость, которой когда-то в древние времена был сожжен флот Антония и Клеопатры».
И такое грозное оружие почему-то на несколько веков позабыли? Ну кто в это поверит!
Византия носила название Римской империи. В 797 году к власти в ней пришла женщина - императрица Ирина. Это не понравилось церковным иерархам Западной Европы, которые предложили императорскую корону Карлу Великому, и вскоре он был коронован папой в соборе Святого Петра. Карл предложил Ирине вступить с ним в брак, но она отказа¬ась. В ходе последовавших за этим боевых действий Карл одержал победу и заставил Ирину признать за ним императорский титул: так образовались две Римские империи. Своей столицей Карл сделал германский Аахен. Но существовал ли вообще Карл Великий? Некоторые немецкие историки отказывают ему в этом. Впрочем, кто такой Карл Великий? Карл - король. То есть это Король Великий. Великих королей в истории было много…
А из всего здесь сказанного следует один вывод: первоначально была лишь одна Римская империя - со столицей в Константинополе, Западная Римская империя появилась позже и не в Риме.
В III веке до нашей эры по приказу китайского императора Цзин Чи-гана были уничтожены ВСЕ документы. А то, что дошло до наших дней, было восстановлено последующими поколениями по памяти. Удобная позиция, не правда ли? Если какие-то факты кем-то будут в будущем опровергнуты - не папирусы-пергаменты лживы, а просто плохая память была у тех потомков. Когда масштабно уничтожались подлинные древнерусские летописные документы, такой трюк почему-то не применили. Может, потому, что в действительности в китайской истории никакого Цзин Чи-гана и не было (как, впрочем, и самой древней китайской истории), а у нас пришлось бы царю обвинить в уничтожении документов самого себя или своего предшественника-отца?
Ну а когда все же неожиданно появляются на свет божий опасные для традиционной истории документы, то с ними разговор короткий: это подделка, о которой нужно немедленно забыть. Не важно, что это подделка очень и очень древняя, что само по себе является исторической ценностью. К примеру, был объявлен подделкой XVI века так называемый «Лист Ивана Смери, половчанина». Где этот документ сейчас, и подделка ли он в действительности? К сожалению, он разделил судьбу десятков и сотен других документов. Кстати, о нем будет еще разговор в одной из глав.
Но некоторые книги ряда древних авторов наши ученые поддельными, как бы ни хотели, назвать не могут, ибо на них держится традиционная историческая хронология. Хотя ряд сведений, содержащихся в них, выходит за рамки устоявшихся исторических схем. Что же делать? Вывод был найден простой: объявить эти фрагменты поздними вставками. Вот, к примеру, астроном и географ II века Птолемей Александрийский, автор знаменитых «Альмагеста» и «Географии», в последнем труде «позволил» описать то, что еще не существовало в его времена. В частности, оказывается, он знал гуннов и авар. Вот что пишет об этом сам Карамзин: «…но поверим ли, чтобы он, живучи в Египте, действительно имел сведение о местах столь отдаленных», «в географии его видны прибавления новейших времен», «кто поручится, чтобы и сия река не была вставлена в птолемеево творение новейшими географами?»
Английский историк Гиббон ссылается на некий географический отрывок 550 года. Но в нем среди прочих народов встречаются руссы - Russes, а раз так, то, по мнению того же Карамзина, это есть «сильнейшее доказательство, что сей отрывок сочинен не в VI веке, а гораздо после». Вполне с этим соглашусь, но согласятся ли со мной наши образованные и очень умные историки, что тот же Птолемей жил не во втором веке, а ГОРАЗДО ПОЗЖЕ? Скажем, во времена гуннов и ава¬ов, которых он знал и описывал.
Трипольская культура (культура медного века) вначале считалась культурой 2—3 тысячелетия до нашей эры, но с открытием радиоуглеродного анализа Триполье постарело на одну‑две тысячи лет, а многие ученые относят его даже к 5‑му тысячелетию. Дело в том, что в соседних Карпатах в этот период, по данным радиоуглеродного метода, уже функционировали медные рудники, а медных находок в трипольских раскопках очень и очень мало. Поэтому ученые и сделали такой «блестящий» вывод: Трипольская культура не может быть столь молодой и должна быть минимум ровесницей карпатским рудникам. При этом следует отметить, что до проведения радиоактивного анализа карпатские рудники относились к 2300 году до нашей эры.

Одно из древнейших торговых поселений в Швеции — Бирке возникло около 800 года. Но сейчас эта традиционная дата пересматривается в сторону удревления. А все дело в том, что некоторые найденные в Бирке гребни идентичны гребням, найденным в древнейших слоях Старой Ладоги, основание которой относится на середину восьмого века.

По данным традиционной истории, в погребениях Черняховской культуры с конца III века резко уменьшается количество предметов римско‑греческого производства, в первую очередь, римских монет, время выпуска которых можно точно датировать. Для традиционной версии истории (в дальнейшем в этой книге — ТВ) это, конечно, непонятно, так как именно в этот период усилились набеги готов на римские владения. Готы как раз находились в пределах распространения данной культуры. Но если вспомнить, что, по мнению ряда исследователей, конец III века — это как бы водораздел между вымышленной, приписанной и продублированной историей и возможным началом реальной истории, то в таком случае обильные находки псевдоримских монет, неверно датированных началом III века, не что иное, как те же монеты, но со сдвигом в три сотни лет, т. е. на начало уже VI века. В этом случае получается, что незначительное количество монет конца III века к началу VI века увеличивается.

Как видите, неверное соотнесение тех или иных находок в другую, более древнюю, эпоху автоматически сдвигает туда же и все остальные похожие находки.

Об истории готов написаны сотни и сотни томов, о них известно несравненно больше, чем о других германских, а тем более о славянских племенах. Историки долго и взахлеб могут говорить о готах и событиях, с ними связанных. Но, если подойти чуть серьезнее к данному вопросу и не пользоваться дешевыми популярными изданиями, то окажется, что точной картины жизни готов до образования ими на территории Западной Европы государств практически нет. Вот, к примеру, серьезный научный труд В. Будановой (ответственный редактор книги сам Рыбаков!) «Готы в эпоху великого переселения народов», изданный в академической серии «Византийская библиотека», труд, в котором ссылок в основном на изданные за рубежом научные труды о готах, различных примечаний больше, чем самого текста. Возьмем практически любую страницу, к примеру номер 141, здесь чистого текста довольно много — три четверти от общего объема страницы, читаем: «большинство исследователей сомневается», «вполне возможно», «позволяет предположить», «прямых данных об этом нет», «вполне могли», «вероятно», снова «вероятно», «Х. Вольфрам полагает», «вероятно», «возможно», «все это пока недоказуемо и относится лишь к области предположений». И это только на одной странице!

Теперь поясню, о чем речь: все это сказано о тех или иных исторических событиях, связанных с историей готов в 323 и 324 годах. Теми же словами автор пользуется, когда говорит и о других событиях готской истории. Для большей полноты картины перед вами несколько выдержек из этого весьма серьезного исследования: «Таким образом, в походе 267—268 гг. приняла участие группа племен. Вероятно, среди них были и везеготы. И вместе с племенем гелуров, которые выступают в источниках как организаторы этого похода, среди его участников могли находиться также и остроготы». На нескольких страницах автор обстоятельно писал о подробностях этого ГОТСКОГО похода на империю, а вывод: это были, ВЕРОЯТНО, готы. Почему именно готы? Да потому, что кто же еще мог напасть на империю кроме них? Железная «НАУЧНАЯ» логика!

О том, что данный метод изучения истории свойственен не одной госпоже Будановой, а широко распространен среди наших научных грандов, поясню на примере известного историка XIX века академика Погодина, который так объяснял свой метод: «Положим, что не дошло до нас никаких летописей, а одно предание, что в IX веке на Константинополь напал народ на 200 лодках; вскоре тот же народ явился на 2000 лодках. Я вас спрашиваю, скажите по совести, какому народу можно приписать это нападение? Норманны господствовали тогда на всех морях, нападали на все берега, вплывали во все устья… Я спрашиваю вас, какому народу можно приписать нападение на Константинополь в 866 году, кроме норманнов?» Давайте, уважаемые читатели, и мы продолжим сей «научный» метод. В таком случае, к примеру, в том же веке на какой‑нибудь японский остров напали какие‑то 300 лодок, то кто это был? Согласно методологии нашей традиционной науки это однозначно НОРМАННЫ! Они и только они также могли напасть и на Занзибар, и на Папуа — Новую Гвинею! Как будто на земле в те времена не могло быть иных морских разбойников.

Самое страшное здесь еще в том, что с веками пути постижения исторических истин забываются, а выводы, сделанные историками прошлого, остаются. И эти «научные» достижения становятся догмами, непреложными истинами. На них современные историки делают ссылки, укрепляют и развивают фундамент истории. А наши дети, как и мы сами в прошлом, по таким книжонкам учатся в школе. Впрочем, что там история, во всем мире уже давным‑давно знают, что питекантроп и синантроп — ловкие подделки, но только не в России, где по‑прежнему силен в научных кругах принцип: «что написано пером — не вырубишь топором». Может быть, потому, что без питекантропа и синантропа теория Дарвина, и без того еле дышащая, просто рассыпается?

А вот еще одно блестящее «открытие», сделанное старшим научным сотрудником Института истории Российской академии наук Козловым и доцентом Анкудиновой. Речь идет о климате. Они пишут, что «девятый век был, вероятно, весьма благоприятным в климатическом отношении». Как это они выяснили? Приведу их «доказательство»: «Источники молчат о стихийных бедствиях как в этот период, так и в 901—978 годах». То есть получается, в IX веке и в 901—978 годах климат был прекрасный? А знаете ли вы, уважаемые читатели, какой рай был на земле в пятом тысячелетии до нашей эры? Климат изумительный: ни наводнений, ни бурь, ни засух. Ни разу! Иначе бы об этом нам сообщили, но «источники молчат о стихийных бедствиях». Такой же изумительный климат был и во втором тысячелетии до нашей эры. И в третьем. Я просто пользуюсь методом историков Козлова и Анкудиновой.

А вот их «открытие» по климату последующих веков: «Всего за XI век русские летописи зафиксировали двадцать пять экстремальных природных явлений… Однако это столетие было все же весьма благоприятным в климатическом отношении по сравнению с XII, XIII и XIV веками.

В следующем, XII веке, было отмечено уже около ста двадцати экстремальных природных явлений… Таким образом, число необычайных метеорологических явлений возросло в XII веке более чем в шесть раз по сравнению с предыдущим столетием, ЧТО СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ О ЗНАЧИТЕЛЬНЫХ КОЛЕБАНИЯХ КЛИМАТА»(!). В шесть раз возросла информативность русских летописей, вот о чем свидетельствует анализ климатической информации, господа историки Козлов и Анкудинова! Вы бы еще сравнили климат XX века с климатом XI века, это ж какое сильнейшее его ухудшение! В XX веке отмечены десятки тысяч различных экстремальных природных явлений против двадцати пяти в XI веке.

Между прочим, оба автора такого «открытия» являются еще и кандидатами исторических наук. Интересно, какие же темы диссертаций они защищали? Вот один мой знакомый в свое время кандидатскую защищал по теме «О повышении партийного руководства комсомолом по улучшению яйценоскости кур‑несушек по материалам Нечерноземной зоны РСФСР». Ну, может, тема звучала как‑то по‑другому, но где‑то в этом роде.

Что же касается труда Козлова и Анкудиновой «Очерки истории Ярославского края», то он выпущен, как можно судить по «шапке» этой книги, Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации и является… УЧЕБНЫМ ПОСОБИЕМ, т. е. учебником! «Особенно полезной книга будет для школьников и студентов…», — так сказано в аннотации к ней. А мы еще удивляемся, откуда у молодежи невежество. А какова судьба студента, который на экзамене выступит против тех или иных положений этого учебного пособия? Будет отчислен? Зато другие, более послушные, продолжат учебу, а некоторые смело пойдут в историческую науку. Кто‑то даже напишет книгу о замечательном климате в пятом тысячелетии до нашей эры.

Но вернемся к труду Будановой: «…произошло сражение, где Лицинию, по некоторым данным, существенную помощь оказали какие‑то варвары. Не исключено, что среди них МОГЛИ быть и готы. Хочу еще раз подчеркнуть, что участие готов на этом этапе войны Константина с Лицинием весьма ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО».

Я, конечно, понимаю, что это такой «научный» подход, но все‑таки почему? Оказывается, что «основания для предположения об участии готов в этом конфликте нам дает только то, что географически ряд их родов еще с III века находился в зоне развернувшихся событий». И что же, хоть что‑то появилось конкретное? Увы: «Где конкретно размещались готы в это время, на основании письменных свидетельств восстановить невозможно». Вот так‑то…

«Когда весной 365 г. Прокопий выступил против Валента, то… он обратился к правителю живущих по ту сторону Истра СКИФОВ, и они прислали ему в помощь десять тысяч мужественных воинов. Из этого следует, что Прокопий обратился к тем готам, которые жили за Дунаем». Готы, уважаемая госпожа Буданова и иже с ней, НЕ СКИФЫ. Но на такой серьезной ошибке основана вся ваша готская история.

Еще несколько признаний исследователя: «Основной факт, бросающийся в глаза каждому, — это отсутствие конкретности в источниках», «до настоящего времени среди исследователей все еще нет единства в вопросе о реально‑сти не только существования в Северном Причерноморье некоего объединения готов… но и пребывания в этом районе готов ВООБЩЕ».

В связи со всем этим у меня будет одно предложение: соберите эти сотни, тысячи «научных» трудов и поставьте на них крест. Начните изучение готской истории с чистого листа. Пусть на первых порах будет написано всего несколько страничек, но это будет правда об истории готов.

А теперь немного о знаменитом Ерманарихе. Этот готский царь, прожив 110 лет, создал громадную державу готов, простиравшуюся от Черного до Балтийского моря, но погиб в конце IV века, покончив с собой после поражения от гуннов. История об этом царе нам досталась от древних авторов: Иордана и Аммиана Марцеллина. Другие историки просто пересказывали их труды. Но это имя также встречается в англосаксонской, германской и скандинавской поэзии, что сразу наводит на подозрения о возможной компиляции со стороны того же Иордана этих легенд. Считается, что Иордан жил и писал в VI веке. Но так ли это? Мы уже знаем, насколько переврана наша традиционная история, а датировка неправомочно удревлена.

Вот пример. Согласно Иордану Ерманарих разгромил и уничтожил племя гелуров. По ТВ гелуры жили в районе Азовского моря, этнически кто они, неясно. Но в это же время в Нижнем Подунавье жило германское племя герулов. Историки настаивают на том, что это абсолютно разные племена. Причина здесь ясна: большой географический разброс их ареалов. Но если правильно восстановить историю, то, скорее всего, окажется, что речь шла об одном и том же племени…

Согласно Иордану Ерманарих покорил следующие племена: голтескифы, тиуды, инаунксы, васинабронки, меренс, морденс, имнискары, оги, тадзанс, атаул, навего, бубугены, колды.

Давайте попробует идентифицировать эти народы.

В названии первого из них явно видна готская основа: Golthescytha и Gothe — готы. В названии «тиуд» видим летописное племя чудь. Название «васинабронки» исследователи единодушно разделяют на две части: «васина» и «бронкас», где «васина» — летописное племя весь. «Меренс», «морденс» и «имнискары» отождествляют опять же с летописными мерей, мордвой и черемисами. В большинстве других названий исследователи также видят финно‑угорские корни. Что же получается? А получается, простите, черт знает что. Не мог причерноморский царь завоевать все эти очень далекие лесные племена. Это не под силу оказалось даже Рюриковичам, а те княжили как‑никак по соседству с ними, опирались на большие массы древнерусского населения и проводили постоянную экспансионистскую политику.

Далее, не случайно здесь шли ссылки на летописные названия племен: не могли эти названия у готов IV века почти полностью соответствовать древнерусским названиям этих племен IX—XI веков. Это нонсенс. За такой период племена неоднократно должны поменять названия, если вообще сохраниться. Какой же вывод? Иордан жил в более поздний период, а в своей книге использовал германо‑европейский эпос о вожде Ерманарихе, приписав тому победу над племенами, названия которых он почерпнул у древних славян и русов, благо готы жили в Крыму по соседству с частью русов. Ерманарих же во многом отождествляется с гунном (или булгаром) ханом Ернахом, прожившим 108 лет (Ерманарих, напомню, прожил 110 лет). Иначе как можно объяснить, что о могущественном государстве Ерманариха молчат ВСЕ остальные византийские авторы?

В «Гетике» Иордана много такой преждевременной информации. Вот он пишет, что «с той своей стороны, которой Скифия достигает Понтийского побережья, она охвачена небезызвестными городами» и среди них — Кареон. Ю. Кулаковский считал, что речь идет о городе Корчеве, или Керчи. Но все дело в том, что Керчь тогда еще называлась Пантикапеем, долгое время являвшимся центром Боспорского царства, Корчевом она стала намного позже. Отсюда вывод: Иордан, скорее всего, жил в более позднее время, чем считается. Разумный вопрос: может быть, Кулаковский ошибался и Кареон вовсе не Корчев? Но у византийского автора XV века Лаоника Халкокондила упоминается о том, как татары продавали в рабство черкесов, мингрелов и сарматов, отводя их в Боспор, в город Карею.

А вот упоминаемый в «Гетике» город Филиппополь — ныне болгарский Пловдив. В другой своей книге — «Romana», книге, намного менее известной, чем «Гетика», Иордан дважды сообщает, что Филиппополь в древности назывался Пульпудева. Я думаю, что мало кто будет возражать, что названия Пульпудева и Пловдив идентичны. Если предположить, что Пульпудева была переименована в III веке нашей эры в честь римского императора Араба Филиппа (кстати, арабы появились на исторической сцене только в VII веке!), а не в честь Филиппа Македонского, жившего еще до нашей эры, то все равно получится, что город носил название Филиппополя многие и многие столетия. Затем, по прошествии этих многих веков, оказывается, вспоминают старое название, которое ему и возвращают. Ерунда! Возвращение старого названия могло произойти лишь в том случае, если люди его еще помнили. А в условиях ограниченного доступа к информации старое название могли помнить в лучшем случае одно‑два столетия. Отсюда вывод: история не столь глубоко уходит в древность, а сам Иордан, возможно, жил в более поздние времена. Кстати, более пристальное изучение его «Гетики» показывает, что он ничего не знал о жизни в областях, лежащих чуть глубже к северу от черноморского побережья.

Одним из преемников Ерманариха был гот Аталарих, а через сотню лет на страницах истории появляется гунн Аттила, действовавший на этой же территории. Не кажется ли вам странными эти идентичные имена, тем более что в войске Аттилы готы были в большом количестве?

И еще, при перечислении различных готских имен бросается в глаза их странное, негерманское произношение: Респа, Ведук, Витимир, Фаруар, Беремуд. Последние два практически полностью совпадают с именами послов князя Олега в договоре с греками, это Фарлаф и Веремуд. А вот родословная Ерманариха. Согласно Иордану он «родил Гунимунда, Гунимунд же родил Торисмунда, а Торисмунд родил Беримуда». Откуда эти гуннские имена у готов? Гунны появились на землях готов, когда Ерманариху уже было далеко за сто лет. Так в каком же веке жил Иордан? Да и о готах ли он писал? Готов Иордан упорно называет ГЕТАМИ. Его книга так и издается: под названием «Гетика», а он сам постоянно путает готов с гетами, жившими в более ранние века на Дунае: «геты являются и готами», «геты — то же, что и готы». Но даже и геты не были известны в V веке до нашей эры. А Иордан пишет, что персидский царь Ксеркс «пошел на готов войной».

Но геты совсем не германское племя. Историки хорошо научились различать готов и гетов в различных исторических документах. В основе их метода лежит подгонка. Вот Секст Аврелий Виктор в труде «О цезарях» пишет: «Traciam Daciamque tamquam genitales terras possidentibus Gothis Taifalisque…» («Поскольку Фракией и Дакией владеют, как родовыми землями, геты и таифалы…») А вот выдержка из 12‑го панегирика Латина Паката Дрепания: «Quidquid atterit Gothus…» («Чего не уничтожил гот…») Геты и готы в оригиналах названы одинаково, но в первом случае наши историки перевели текст как геты. Почему? По их истории во Фракии и Дакии еще должны были обитать геты, но отнюдь не готы.

Впрочем, полная чехарда с этническими наименованиями свойственна историческим документам. Историки после долгой работы привели их к современной трактовке, но насколько они оказались правы? Вот византийского военачальника Мунда Феофан называет гепидом, а Марцелин — гетом; исходя из мнения Иордана он гунн, а по Эннодию Мунд болгарин. Гепид, гет, гунн, болгарин… Кстати, гепиды вроде как родственное готам племя, но Иордан Мунда германцем не признает. Если, конечно, готы были германским племенем, а не непонятными гетами.

Дублирование истории показательно на примере Китая, которому приписывают историю, уходящую в далекое прошлое. Но китайские хроники не что иное, как переводы на китайские иероглифы западных хроник, в том числе византийских. По традиционной истории в VII веке началась настоящая мировая война. В ожесточенной схватке сошлись два враждебных тройственных союза: Византия, Китай и Западный Тюркский каганат бились с аварами, персами и восточными тюрками. Попробуйте представить себе такую войну, растянувшуюся на тысячи километров: пешие и конные войска, послы и адъютанты, курьеры, курьеры… Помните у Гоголя: «И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры. Можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!»? А вы, уважаемые читатели, можете себе представить тридцать пять тысяч одних курьеров, скачущих по маршруту Византия — Китай?

В этой странной войне параллели между Византией и Китаем проводить довольно просто: там и там на престол только что взошли талантливые полководцы, оба обещали отдать тюркским каганам в жены своих дочерей; война началась одновременно (какая синхронность, несмотря на громадное расстояние!) с нападения на Византию и Китай и т. д. В конце концов Византия и Китай одержали победу, прирастив за счет соседей свою территорию. В действительности китайской истории как таковой не существовало, и под Китаем в китайских хрониках следует понимать Византию. Именно она привлекла тюркских кочевников в своей борьбе против персов и авар. Такой вывод и следует признать, нежели продолжать верить нелепым фантазиям наших историков.

Кстати, как вы себе представляете единый Тюркский каганат, который протянулся от Китая до Крыма, а именно таким он был до своего раскола, как происходило управление им? Напомню, что шел всего VI век нашей эры.

Как происходила подготовка к походу на Русь из далекой Монголии? Похлебкин в книге «Татары и Русь» представляет это так: «Подготовка к этому предприятию началась у монголо‑татар не сразу и велась, начиная с 30‑х годов XIII века, уже не как к краткосрочному военному походу, а основательно. Было намечено переместить за Урал, в Европу, значительную часть разноплеменного, смешанного монголо‑кипчакского военного люда, население свыше 100 тысяч человек с семьями, юртами, обозами и стадами на новое место жительства и кочевья, в том числе собственно воинов 30—35 тысяч человек». Что, дикие монголы имели географические карты? Большие стратеги заседали у этих дикарей в их военных штабах. Маршалы, небось…

Вот еще интересный параллелизм в истории. Согласно китайским записям в Уйгурии в 795 году произошел дворцовый переворот, в результате которого ханская власть была ограничена, реальную власть получили руководители манихейской церкви. В Хазарии в этот же период произошел аналогичный переворот, ханы стали марионетками в руках руководителей иудаистской религии.

Те же китайцы называли всех степняков татарами — по названию одного из племен: та‑та. А как европейцы называли территорию России и прилегающих степей? Тартария! Странные симпатии к одному названию для столь разных и далеких народов. Причем у европейцев это название родом из Византии, по‑гречески Tartarios значит «отдаленная страна».

Любопытные строки можно прочесть у Гумилева по поводу истории уйгуров, известной нам от китайцев. Здесь историк сам дает повод для сравнения с византийской историей: «Тут невольно напрашивается аналогия с Византией XIII в. Крестоносцы с потрясающей легкостью взяли и разграбили богатый, многолюдный Константинополь, население которого позволяло себя грабить и убивать. Но маленькая Никея и бесплодный гористый Эпир побеждали лучшие войска французских и итальянских рыцарей, пока не вернули себе столицу и захваченные врагами области».

Тот же Лев Гумилев в одном из своих трудов задает интересный вопрос: «Почему китайцы не проникли в Европу?» Но ясного ответа у него нет. А в самом деле — почему? Китайской цивилизации несколько тысяч лет, а Сибирь и Дальний Восток сегодня русские. Монголы, соседи Китая, и те дошли до Адриатики. Если бы и в самом деле Китаю было так много лет, то, без всякого сомнения, на территории Сибири, Урала, Средней Азии имелись бы неоспоримые материальные свидетельства существования древней китайской цивилизации. Но их нет.

Правда, на известной антифоменковской конференции в МГУ было‑таки приведено такое «неоспоримое» свидетельство: на недавно прошедшем праздновании 2250‑летия со дня рождения Конфуция присутствовали его многочисленные потомки, которые тщательно сохраняли свою родословную. Любопытно было бы взглянуть на этих детей лейтенанта Конфу… простите, Шмидта.

Впрочем, ради славы китайцы и не такое придумают. Китайскую стену, к примеру, «восстановят». Или вот: на проходившем в Пекине международном симпозиуме профессор Лянь Юнь‑шань заявил, что первооткрывателем Америки в 412 году был древний китайский путешественник, буддийский монах Фасянь.

А самые древние в мире пирамиды где? В Египте? В Америке? Нет, в Китае. Оказывается, еще в 1945 году американским летчиком была сфотографирована пирамида высотой около 300 метров, что вдвое выше пирамиды Хеопса. Но в течение полувека в этот район доступ был закрыт. И только в 1994 году двум европейцам удалось увидеть пирамиды, а их оказалось два десятка. Правда, самая высокая достигала почему‑то уже 80 метров. Резонный вопрос: а что же говорят китайские археологи? Ничего! Раскопки до сих пор не производились. Напрашивается вывод: еще не все подготовлено к раскопкам, а именно: древнейшие мумии еще не просохли? Кстати, тот же знаменитый хрестоматийный древнейший синантроп оказался в конце концов фальшивкой, также изготовленной в Китае.

Даже на мировое первенство по сортирам претендуют китайцы. До недавнего времени считалось, что привычный для нас туалет с унитазом был изобретен в XIX веке в Англии. А вот китайские археологи (работают‑таки у них археологи!) при раскопках усыпальницы императора Западной Ханьской династии, захороненного более двух тысяч лет назад, обнаружили такой же туалет с унитазом.

Сильнейший удар по традиционной китайской истории наносит, сам того не ведая, Гумилев, исследуя вопрос о народе юечжи. «Но был еще один народ туранского мира, известный ТОЛЬКО под китайским именем. Оно известно —юечжи». Этот народ согласно китайским источникам размещался на границе с Китаем, но во II веке до нашей эры его вытеснили хунны в Бактрию (это район Афганистана и юга Туркмении и Узбекистана). Гумилев удивлен: «Почему в среднеазиатских источниках название „юечжи“ не только отсутствует, но даже не имеет ираноязычного аналога».

Далее он приводит сообщение Б. Лауфера, оставшееся незамеченным для историков: «Б. Лауфер проанализировал пять юечжийских слов, сохранившихся в записях династии Хань, и пришел к выводу, что эти слова принадлежали языку североиранской группы. Шестое слово — юечжи — он восстановил с учетом особенностей древнекитайской фонетики, как sgwied‑di, и сопоставил его с хорошо известным названием Sogdoi, т. е. Согд». Итак, юечжи оказались согдами, жителями Согдианы, Средней Азии.

Далее Гумилев, защищая китайский первоисточник, а следовательно, и древность китайской цивилизации, вынужден придумывать, что согды дошли до Китая, «но, отброшенные хуннами, они вернулись на свою родину». Это, конечно, полный вздор: выходит, согды дошли до Китая и в течение многих поколений не забывали своей родины, а когда вынуждены были туда вернуться, то их там ждали с распростертыми объятиями, добровольно вернув им землю?

В действительности согды никогда не покидали Средней Азии, а эта история, как и многие другие, попав в ПОЗДНИЕ китайские записи, приняла вид древней (но никогда не существовавшей!) китайской истории о взаимоотношениях древнего Китая и некоего народа юечжи.

Благодаря Льву Николаевичу мы получили блестящее подтверждение лживости китайской истории. Здесь уже говорилось про печально известную антифоменковскую конференцию в МГУ. Фоменко и Носовский считают, «что возраст восточной цивилизации примерно такой же, как и западной». Вот здесь они не правы, это явное преувеличение. Китайская цивилизация намного моложе. Скорее всего, начало китайской цивилизации — XVII век. Естественно, НАШЕЙ ЭРЫ. Потому что этим веком датируются самые древние из дошедших до наших дней китайские рукописи. Конечно, и до XVII века в Китае жили люди, имели какое‑то управление, может быть, даже и письменность. Но подлинных свидетельств существования китайской цивилизации до нас не дошло. Интересно, но еще в начале XX века бытовало мнение, что китайские земли в древности вообще не были заселены.

Еще несколько слов о Великой китайской стене, точнее, о возможном ее древнем оригинале. В 512 году по приказу византийского императора Анастасия в 60 километрах от греческой столицы была построена мощная линия укреплений протяженностью 85 километров, целью которой было обезопасить Константинополь от вторжений славянских племен. Эта линия укреплений получила название Длинной стены.

У поэта Навои можно почерпнуть сведения о 250‑километровой бактрийской стене, построенной Искандером Двурогим, т. е. Александром Македонским. Еще одна знаменитая стена — Кавказская, она была построена персидским царем Хозроем для защиты своих владений от набегов хазар. Согласно Карамзину «Петр Великий и храброе войско его, взявшее Дербент, с удивлением видели остатки сей стены, проведенной чрез горы и пустыни от Каспийского моря к Черному». Вот что писал Дмитрий Кантемир: «В долинах стоят еще многие башни с воротами, похожие на башни московские. Стены в толщину более сажени». Чем не Великая китайская стена?

Что касается самой Великой китайской стены, то ее активное «восстановление» велось во времена Мао. А мощные крепостные стены «древних» китайских городов почему‑то не «восстанавливались». Скорее всего, потому что поблизости уже было много свидетелей‑европейцев, которые тут же разоблачили бы любителей китайской старины.

Единственный мало‑мальски ценный контрдовод сторонников древности китайской истории это то, что монголы не захватывали ни Византии, ни иной западноевропей‑ской страны, тем более не устанавливали там своего династического правления. А между тем по ТВ Китай был захвачен монголами, и к власти пришла монгольская династия. Откуда тогда это в китайской истории, если она списывалась с западных источников? Но это легко объяснить тем, что в XVII веке власть в Китае захватили маньчжуры, дубликатом которых и оказались монголы XIII века. Именно от китайских маньчжур и дошло до наших дней гиперболизированное чувство превосходства китайцев перед всем миром по части древности своей истории. Ибо маньчжуры провозгласили принцип, по которому их богдыхан, т. е. император, являлся верховным правителем по отношению ко всем остальным государям мира. А базой такого утверждения должно было быть наличие древнейшей истории, что и было СОТВОРЕНО по величайшему повелению.

Древнеегипетский крест довольно широко известен: на дошедших до нас изображениях египетской жизни можно увидеть эти несколько специфичные кресты, где верхняя их часть заканчивается в виде круга или овала. Древнеегипетские боги на таких рисунках часто держали кресты за такие «ушки». Форма креста закладывалась и в конструкции некоторых храмов, например храма Сфинкса рядом с пирамидой Хефрена. Эти кресты сопровождали и умерших фараонов в последний путь.

Согласно ТВ древнеегипетский крест — прообраз христианского, так как он более древний. Иначе и быть не должно. Однако, по мнению ряда специалистов, форма христианского креста является по своей конструкции одним из основных знаков азбуки космического кода и своими истоками должна уходить в глубь времен. А древнеегипетский крест к космическому коду уже не относится, и его считают лишь одной из модификаций христианского. Отсюда можно сделать однозначный вывод, какой из этих крестов старше, а далее уже следует, что Древний Египет уже не такой и древний.

Приводить примеры серьезных ошибок традиционной истории можно, кажется, до бесконечности, но это не для наших историков, которые слепы и глухи. Они к этому не восприимчивы. Их отличает узкая корпоративность и вымуштрованность со студенческой скамьи любым догмам. Насколько они закостенели в этом, можно убедиться на примере, скажем, Евгения Францевича Шмурло, еще дореволюционного историка, признаваемого в наше время за классика. Рассмотрим это на примере раннего христианства на Руси. Из истории все знают, что вера пришла к нам из Византии. Шмурло так и пишет: «Христианство, введя вслед за крещением Руси в церковный обиход Евангелие и богослужебные книги, обогатило русскую речь новыми словами… Одни слова взяты прямо из греческого языка и целиком перенесены в русский словарь; другие явились переводом с этого языка». Вот те слова, которые, по мнению Шмурло, взяты из греческого: ад, акриды, антихрист, геенна, дьявол, иерей, миро, оцет и др.

Немного! А почему Шмурло не привел такие слова, как церковь, вера, крест, поп, пост, алтарь, ладан? Наверное, потому, что все они латинского происхождения. По‑гречески они звучат: эклесия, докса, ставрос, иерей, нестейя, бомос, либанос. Основополагающие церковные слова оказываются латинского происхождения! Кстати, слово «дьявол», приводимое Шмурло, существует и в латыни: diabolus. А слово «оцет», которое он считает греческим и означающее уксус, и вовсе латинского корня, от латинского «acetum» — уксус. По‑гречески он так и называется «оксос». Так что видите, что это староцерковное слово вовсе не греческого происхождения.

Разве это не подлог? Я еще понимаю, если бы это написал какой‑нибудь недалекий, не знающий языков сельский историк, но никак не Шмурло, создавший основательный многотомный труд «Курс Русской истории». Шмурло после эмиграции из Советской России жил в Праге и в… Риме!

Я думаю, он каждый день мог сталкиваться с этими латинскими словами, но, как истинный историк, оказался глух и нем! Между прочим, он еще писал на тему римской церкви и православия! Почему же в своем обстоятельном труде он де‑факто солгал?

Может, потому, что пришлось бы пересматривать ВСЮ раннюю русскую историю? Получился бы принцип домино. И не пришлось бы писать, что «впервые непосредственное соприкосновение Святого Престола с Россией произошло при сыновьях Ярослава Мудрого». Что же получается, разве на Руси первое столетие после крещения обходились без слов «церковь», «вера», «крест»? Маленькая ложь ведет к большой лжи. Но эти строки, как и вся моя книга, обращены не к академикам и кандидатам наук, которых ничем не пронять. Они по‑прежнему будут утверждать, что церковные слова пришли к нам из греческого языка, что монголы вышли из Монголии, а в выгребных новгородских ямах хранятся древнейшие книги.

В последние годы вопросы, связанные с кардинальным пересмотром древней истории, стали подниматься все чаще и чаще. Первым, кто всерьез заявил о необходимости радикального пересмотра датировок мировой истории, был Николай Александрович Морозов, написавший семитомный труд «Христос». Конечно, и до него различные исследователи, в том числе и Исаак Ньютон, поднимали вопросы по изменению датировок мировой истории, но Морозов был первым, кто смог создать цельную концепцию новой хронологии истории, однако распространения ее за пределы нашей страны не произошло. В XX веке на Западе, пожалуй, только Иммануил Великовский смог серьезно заявить о проблемах датировки в исторической науке.

В настоящее время теория Морозова получила развитие в трудах современных российских исследователей Сергея Валянского и Дмитрия Калюжного. Их проект «Хроно‑трон» пользуется популярностью. Однако, на мой взгляд, ряд принципиальных ошибок, допущенных еще Морозовым, не позволяет широкой массе читателей поверить в возможную реальность их версии.

Гораздо большей известностью в России пользуются Анатолий Фоменко и Глеб Носовский, авторы «новой хронологии». Они математики, причем Фоменко является академиком Российской Академии наук. Считая современную историческую хронологию древнего и средневекового мира неверной, они применили математические методы для анализа исторических источников. Так возникла их «новая хронология». По их мнению, средневековая Русь и монгольская Орда — это одно и то же. Эта Русь=Орда (плюс Турция=Атамания) смогла в XIV веке завоевать Западную Европу, а затем и Малую Азию, Египет, Индию, Китай и даже Америку. Русские расселились по всей Европе. Однако в XV веке Русь=Орда и Турция=Атамания рассорились, произошел раскол единой религии на православие и ислам, приведший к краху «монгольской» Великой империи. В конечном итоге Западная Европа навязала свою волю бывшим своим повелителям, поставив на московский престол своих ставленников Романовых. История была повсеместно переписана.
Впрочем и теория Фоменко и Носовского не пользуется поддержкой большинства читателей, греша серьезными ошибками. Причиной тому явилось то, что авторы применили, на мой взгляд, неправильную методологию реконструкции мировой истории. Их «новая хронология» опирается, как уже было сказано, на математический анализ исторических источников. Выводы такого анализа, конечно, интересны, но только в преломлении к критике современной исторической хронологии. Этот анализ прекрасно показывает наличие множества дублика¬ов в различных периодах мировой истории, прекрасно доказывая ее неправильную и поддельную хронологию, но на основе таких математических выводов ни в коем случае нельзя реконструировать подлинную историю. А это попытались сделать Фоменко и Носовский.
Они математики и видят голые цифры. Но историю делают живые люди, а не машины. Люди подвержены страстям и ошибкам, которыми полна история. К сожалению, человеческий фактор математике не под силу. Тем более что практически все исторические документы авторами объявлены подделками. Но именно на основании математического анализа этих же «поддельных» документов Фоменко и Носовский вывели свою «новую хронологию» мировой истории, что автоматически ставит на ней крест.
Можно ли реконструировать подлинную историю? Я думаю, да. Но для начала следует правильно выбрать методологию этой реконструкции. Здесь следует, на мой взгляд, применить принцип «бритвы Оккама».
Уильям Оккам жил в XIII-XIV веках и являл¬ся крупным деятелем Ордена францисканцев. В историю науки он вошел как автор новаторского методологического принципа, названного впоследствии «бритвой Оккама». «Коньком» Оккама была логика, и именно ей он посвящает свои труды. Вот два его постулата: «Сущности не следует умножать без необходимости» и «Напрасно пытаться посредством большего делать то, что может быть сделано посредством меньшего». Или иными словами: простейшие объяснения - самые лучшие. А принцип простоты является краеугольным камнем современной методологии научного познания. Почему же нельзя применить этот принцип и к истории, естественно, учитывая человеческий фактор?
Если Фоменко и Носовский считают летописи и другие исторические документы подделками времен первых Романовых, то у меня совсем иная точка зрения. Эти документы в основном подлинные. Но это не означает, что они правдивы. Летописи писали люди, что-то по горячим следам, а что-то десятилетия спустя. У каждого человека есть либо своя точка зрения, либо точка зрения его начальника. Каждое событие можно описать по-своему с различных точек зрения. Какие-то события в жизни страны требовали кардинальной правки. Но все равно в любом случае основой всех этих летописных сообщений были реальные факты. Если мы сможем отделить зерна от плевел, то мы сможем реконструировать подлинную историю. И в этом нам должен помочь принцип «бритвы Оккама».
С каких событий начать эту реконструкцию? Можно, конечно, начать со времен Рюрика, так называемого призвания варягов. Но такое начало будет не совсем удачно, тем более что на Русской равнине люди жили и до времен Рюрика. Я хочу предложить читателям начать реконструкцию нашей истории с события, которое переломило весь ход русской истории, и она пошла совсем по другому «сценарию», впрочем, мы и сейчас ощущаем эти последствия. Речь идет о татаро-монгольском нашествии.

Часть первая


Где находилась Монголия


Монгольская проблема




Откуда пришли монголы на Русь? Любой школьник средних и старших классов ответит: из Монголии. Где расположена Монголия? К северу от Китая. На тему монгольского нашествия и татаро‑монгольского ига написано столько научных трактатов, плюс к этому создан целый ряд художественных произведений, что любой человек, не согласный с этими постулатами, выглядит, мягко выражаясь, ненормальным. Однако за последнее десятилетие на суд читателей было представлено несколько научных, точнее, научно‑популярных работ. Их авторы: Носовский, Фоменко, Бушков и некоторые другие утверждают обратное: никаких монголов как таковых не существовало. Мало того, эти авторы приводят значительное количество доказательств в подтверждение своих слов. Доказательства весьма и весьма убедительные. Если по Носовскому, Фоменко и Бушкову татаро‑монголы были вооруженными отрядами русских князей, захвативших власть на Руси (с некоторыми вариациями выдвигаемых этими авторами гипотез), то Валянский и Калюжный считают татаро‑монголов рыцарями‑крестоносцами, обитавшими в районе европейских Татр.

А Жабинский и вовсе принимает их за византийцев.

Наиболее полным «антимонгольским» материалом обладает книга Бушкова «Россия, которой не было». Это настоящая хрестоматия доказательств против традиционной версии истории монголов. Приведу три главных тезиса Бушкова, вокруг которых и строится его система доказательств. Или, может быть, наоборот, приводимые доказательства укладываются в следующие его тезисы:

1. Никакие «монголы» не приходили на Русь из своих степей.

2. Татары представляют собой не пришельцев, а жителей Заволжья, обитавших по соседству с русскими задолго до пресловутого «нашествия».

3. То, что принято называть татаро‑монгольским нашествием, на самом деле было борьбой потомков князя Всеволода Большое Гнездо (сына Ярослава и внука Александра) со своими соперниками‑князьями за единоличную власть над Русью. Соответственно под именами Чингисхана и Батыя как раз и выступают Ярослав с Александром Невским.

Однако если с первым тезисом Бушкова я могу согласиться полностью, то с двумя остальными — только частично. Потому, что они сами плохо «держат удар» критики.

И вот почему.

Итак, начнем с Чингисхана. По Бушкову под этим именем выведен князь Ярослав Всеволодович. Привожу полностью его текст, посвященный этому князю.

«Вернемся к событиям 1238 г. До „вторжения татар“ Ярослав Всеволодович пребывает, полное впечатление, в унижении и безвестности. Княжит в городке Переяславле‑Залесском, который тогда был глухой дырой и входил в состав Владимиро‑Суздальского княжества, которым правил брат Ярослава Юрий. Как я ни копался в трудах историков и сборниках летописей, не мог найти сведений о каких бы то ни было свершениях Ярослава до 1238 г., кроме участия в нескольких междоусобицах. Совершенно бесцветная жизнь третьестепенного князька, осатаневшего от скуки в богом забытой провинции…».

И это молодые и часть зрелых лет великого Чингисхана?! Поверить в это нельзя. Как нельзя поверить в странную и МОМЕНТАЛЬНУЮ метаморфозу, произошедшую с ним. Сегодня — третьестепенный князек, а завтра к твоим ногам падают Владимир, Киев, многие города Европы! Бушков здесь так и пишет: «И вдруг все меняется — рывком!»

После установления единоличной власти на значительной части Руси Ярослав, он же Чингисхан и Батый, ведет войска «на помощь боровшемуся с Папой Фридриху II». Здесь сразу возникает несколько вопросов.

Зачем Ярославу это было нужно? Мелкий князек в одночасье становится правителем огромной страны, власть в которой захватить трудно, но еще труднее ее УДЕРЖАТЬ. Но Ярослав за тылы не боится и, захватив Киев, тут же идет в поход против папской Европы.

Именно папской, так как «страх охватил все державы и всех государей… кроме Фридриха! (Это и понятно: ему‑то чего было бояться?! Уж он‑то, получается, знал, кто движется, куда и зачем)». Вот здесь и возникает следующий вопрос: когда сговорились между собой Фридрих (император Священной Римской империи германской нации) и Ярослав? Тогда, когда Ярослав был еще мелким князьком? Но в те времена Фридрих вряд ли знал о его существовании. Как, впрочем, и тогда, когда Ярослав захватывал власть в Северо‑Восточной Руси. Остается малооптимистичный вариант, что это произошло во время похода Ярослава на Южную Русь. Но здесь уже поздно, так как нет достаточного времени, чтобы сговориться, слишком стремительно происходят захваты городов Ярославом. Сегодня Киев, а завтра монголы идут уже на запад.

Наконец, Бушков пишет: «Создается впечатление, что татары ведут себя так только на Руси». Это о поддержании ими порядка в стране. Здесь Бушков просто забыл, что татаро‑монголы захватили не только Русь, но и Среднюю Азию, Закавказье и ряд других стран, о чем мы имеем довольно достоверную информацию. Про Китай здесь речи нет, цивилизация его еще не знала. Как же Ярославу и его сыну Невскому удалось завоевать все эти страны, во многих поставив на троны своих родичей? Этот трудный вопрос Бушков опускает.

Так где же истина? А истина в том, что тех самых монголов из нашей традиционной истории, конечно же, не было, но и вариант Бушкова оказывается слаб. И, тем не менее, Бушков к разгадке одного из ключевых моментов русской истории подошел вплотную. Ему оставалось сделать буквально шаг до правильного ответа. Потому что в действительности татаро‑монголы представляли не одно‑два племени или, как по Бушкову, жителей соседнего Заволжья, а были сборной солянкой различного рода искателей удачи, наемных воинов, просто бандитов из различных кочевых, да и не только кочевых, племен прикавказских степей, Кавказа и районов Средней Азии. Плюс «молодцов» из других регионов. Что касается названия «монгол», то оно, вероятно, слегка измененное от библейского слова «Магог». Кстати, европейцы как раз и ставили знак равенства между татарами и библейским Магогом. А одна из так называемых монгольских империй носила название Империя великих моголов. Без буковки «н».

Предводительствовал этим воинством человек, известный нам как Чингисхан, — уникальный мстительный человек с железным характером и такой же волей к власти. Настоящее имя ему — ЮРИЙ, СЫН ВЛАДИМИРСКОГО КНЯЗЯ АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО, рано исчезнувший со страниц русских летописей. Доказательства этому утверждению читателям будут предоставлены чуть ниже.

Итак, каков же будет ответ на второй и третий тезисы Бушкова? По его гипотезе татары — жители Заволжья. Что собой представляло войско Чингисхана, чуть выше уже говорилось. В татарские войска вливались и жители покоренных регионов, следовательно, среди них были и жители Заволжья, но особенно много было половцев.

В отношении третьего тезиса Бушкова следует отметить, что нашествие было действительно междоусобной борьбой среди различных Рюриковичей. А именно: потомки Андрея Боголюбского возвращали власть своему клану, борясь против потомков Всеволода Большое Гнездо. Напомню, что в 1174 году был убит Андрей Боголюбский, в ходе длившейся несколько лет усобицы к власти во Владимирском княжестве пришел брат Андрея Всеволод Большое Гнездо, а юный сын убитого князя Юрий Андреевич был изгнан дядей в степи, где пропал на длительные годы. Через некоторое время, как сообщает традиционная история, Юрий становится мужем грузинской царицы Тамары, но с ней не уживается, вступает в вооруженную борьбу. На сторону Юрия (чужестранца!) переходит половина Грузии, но в конце концов он противостояние проигрывает. Его дальнейшая судьба неизвестна.

Чтобы получить более полную картину происходящего, следует продолжить монгольскую тему. И в этом нам помогут труды Плано Карпини и Гильома де Рубрука, от которых, к сожалению, Александр Бушков с пренебрежением отказался.

Итак, попробуем разобраться в том, ГДЕ НАХОДИЛАСЬ МОНГОЛИЯ?


Свидетели из Европы



В Европе всегда существовал страх перед вторжением с востока, вторжением сильным, организованным и безжалостным. Гунны, готы, авары, угры в древние времена заставляли дрожать и Рим, и Византию, дрожать не меньше, чем в XX веке Европа жила в страхе перед советскими танками.

В 1241 году в Польшу и Венгрию с востока вторглись очередные варвары, на этот раз кочевники, названные монголами, точнее монгалами (по Карпини), которые, разгромив польские, немецкие и венгерские войска, почти дошли до Венеции, но в 1242 году повернули назад, на восток.

Опасаясь нового нашествия, европейские правители хотели узнать как можно больше о своих противниках. Через различные источники они могли выяснить, что монголы захватили Русь, победоносно прошли Закавказье и Среднюю Азию. Но где располагалась родина этих кочевников, никто ответить не мог. Единственно, что было ясно, — она находилась где‑то далеко на востоке — в азиатских пределах.

По традиционной истории родина монголов отождествляется с современной Монголией. Но первое серьезное географическое исследование Монголии произошло только во второй половине XIX века. Это совсем не удивляет: в те годы также только началось исследование земель Алтая и районов Средней Азии.

К этому времени перед историками давно уже стоял вопрос с определением местонахождения родины легендарных монголов. Почему выбор был остановлен на районе Хангая (современная Монголия)? Вероятно, потому, что он был расположен по соседству с Китаем, который, также по традиционной истории, был захвачен монголами, а также потому, что кочевники Центральной Азии с запада граничили со Средней Азией, завоеванной Чингисханом. Выбор у историков для определения родины монголов‑завоевателей оказался небольшим: район восточных казахских степей, Алтай или район Центральной Азии севернее пустыни Гоби. На последнем и остановились, а его жителей объявили потомками великих завоевателей, благо что они сохраняли кочевой образ жизни, не имели письменности и какие «великие дела» совершали их предки 700—800 лет назад, конечно, не помнили. Да и сами они против этого не возражали.

Единая монгольская империя распалась уже к 1260 году, а сами монголы, как считают историки, быстро растворились среди завоеванных ими племен и забыли свою историю. То же самое произошло и с татарами, также по мнению традиционной истории жившими на территории Монголии. «В XIII в., — пишет Л. Гумилев, — татар стали рассматривать как часть монголов в том же широком смысле, причем название „татар“ в Азии СКОРО ИСЧЕЗЛО, зато так стали называть себя поволжские тюрки, подданные Золотой Орды». Любопытная метаморфоза, не так ли?

ЕДИНСТВЕННЫМИ серьезными источниками для определения родины монголов стали европейские путешественники XIII века — Плано Карпини, Гильом де Рубрук и Марко Поло, оставившие после себя сочинения. Но все эти первоисточники дошли до нас в нескольких редакциях, в вольных переводах на различные языки, в них оказалось довольно много расхождений в транскрипции географических названий и личных имен. Так, даже имена потомков Чингисхана оказались искажены до неузнаваемости. Его сыновья, известные нам как Джучи, Угэдэй, Чагатай, у Карпини получили имена Тоссук, Оккодай и Хыадай. Что же можно говорить о географических названиях? В примечаниях к книгам этих авторов, переведенным на русский язык, постоянно встречаешь: «это название остается необъясненным» или «по‑видимому, речь идет о…» и т. д. В конечном итоге такая «география» зачастую не позволяет ученым‑историкам определить детали их маршрутов. Впрочем, это историков даже устраивает.

А вот что пишет М. Горнунг о Карпини: «Плано Карпини еще при жизни разрешал делать копии со списков своего сочинения о путешествии в Азию. Одни из этих копий сохраняли оригинальный латинский текст без существенных изменений, не считая описок и ошибок. В других допускались произвольные сокращения, перестановки отдельных фрагментов». Поэтому‑то трудно определить, какая из дошедших до нас копий более близка к оригиналу.

Но если в путешествии Карпини и Рубрука в глубь Монголии мало кто сомневается, то о Марко Поло следует поговорить отдельно. Дело в том, что Марко Поло на самом деле НИКОГДА не был в Китае.

Что мы знаем о Поло? Его отец Никколо и дядя Маффео занимались торговлей с Востоком, обосновавшись в Крыму. Караваны братьев Поло побывали на Волге, в Бухаре и в самой Монголии. В Венецию они возвратились лишь через 15 лет. Через два года началась война Венеции с Генуей, и братья Поло, прихватив семнадцатилетнего Марко, направились снова на восток, в Китай. Так началось знаменитое путешествие Марко Поло. Но есть серьезные основания считать, что Марко дальше Крыма никуда не ездил.

За два года пребывания братьев в Венеции, они по вечерам много и неоднократно рассказывали о своих похождениях юному Марко, который с жадностью все впитывал и начинал фантазировать. В конечном итоге все это плюс длительное дальнейшее его пребывание в Крыму и знакомство с другими купцами послужило впоследствии рождению знаменитой книги. Кстати, к старости за Поло закрепилось прозвище «Миллион» за его частые рассказы о своей жизни в Китае. То есть поговорить, а следовательно приврать, он любил.

Свою книгу Марко писал в генуэзской тюрьме, диктуя некоему Рустичано. При этом он использовал не только свою память, но и некие записи, которые ему доставили в тюрьму из Венеции. Следовательно, Поло использовал не только рассказы своего отца и дяди, но и какие‑то личные наблюдения. Это может говорить о том, что Марко Поло мог побывать не только в Крыму, но, возможно, был на Волге или Ближнем Востоке, где почерпнул различные чужие сведения о восточных странах.

Следует отметить, что еще при жизни Марко его современники считали, что он никогда не бывал не только в Китае, но даже и в Средней Азии, прожив все время своих «путешествий» в Крыму.

Откуда Поло мог заимствовать все эти сведения? Частично из рассказов прибывающих в Крым торговцев и воинов с Востока, частично из различных рукописей, написанных его современниками, в частности из многотомного сочинения Рашид‑ад‑Дина. Если сравнить эти два труда, то многие страницы окажутся странным образом близкими.

Если из книги Марко Поло исключить пролог, то мы получим обезличенный учебник по географии того времени, без упоминаний об авторе, его путешествиях и каких‑либо дат! (Книги Карпини и Рубрука этим выгодно отличаются от книги Поло).

У Марко Поло не говорится о многих вещах, которые он ДОЛЖЕН был увидеть, если он действительно там побывал.

К примеру, у него нет ни слова о Великой китайской стене.

И, наконец, если логически мыслить до конца, то почему за годы долгой жизни в Китае Марко Поло настолько плохо овладел китайским языком, что даже для описания Китая он приводит географические названия в монголь‑ской, тюркской, иранской транскрипциях? Да, тяжел китайский язык, не то что, к примеру, иранский. Марко Поло ПРОЕЗДОМ через Иран так быстро им овладел, что стал называть китайские города по‑ирански, хотя и прожил в Китае без малого двадцать лет.

М. Горнунг комментируя «Книгу» Поло пишет: «Эти названия многократно искажались переписчиками и переводчиками, и ученым пришлось положить немало трудов, чтобы насколько возможно достичь привязки географических пунктов к современной карте. Все же ряд географических названий, личных имен и некоторых понятий этнографического плана до сих пор сохраняют в „Книге“ спорное толкование». Итак, многие, очень многие переводчики и переписчики привязывали те или иные места к известным им землям и городам, ИСПРАВЛЯЯ таким образом рукопись. Но еще сколько осталось неисправленного, непривязанного к современным картам! Сплошь и рядом при упоминании того или иного города или местности, современный комментатор теряется в догадках и пишет: «предположительно», «видимо», «название необъяснимо».

Итак, я думаю, что всего здесь сказанного достаточно для того, чтобы исключить «Книгу» Марко Поло из источников, заслуживающих доверия. Поэтому давайте перейдем к более детальному изучению географического материала, сообщенного нам в книгах Плано Карпини и Гильома де Рубрука, и на основании этих свидетельств наконец‑то ответим на вопрос: где находилась Монголия?

Родина монголов — Каракумы


История не в ладах с географией




Родина монголов — Каракумы. К такому выводу можно прийти, если внимательно изучить книги Карпини и Рубрука. Начнем с книги Плано Карпини «История монгалов». Чтобы не было путаницы с монголами традиционной версии истории, будем здесь называть подданных Чингисхана по предлагаемой мной альтернативной версии истории монгалами.

Первую главу своего труда Карпини начинает с описания месторасположения монгольской земли: «Итак, вышеназванная земля расположена в той части востока, в которой, как мы полагаем, восток соединяется с севером.

К востоку же от них расположена земля китайцев, а также солангов, к югу — земля сарацин, к юго‑западу расположена земля гуиров, с запада — область найманов, с севера земля татар окружена морем‑океаном. В одной своей части она чрезмерно гориста, в другой представляет равнину, но почти вся она смешана с хрящом, редко глиниста, по большей части песчана».

А теперь давайте, сравним две версии истории: традиционную (далее — ТВ) и альтернативную (далее — АВ) с текстом Карпини.

КАРПИНИ: «К востоку же от них расположена земля китайцев».

ТВ: Китайцы находятся строго на юг от Монголии.

АВ: Кара‑китаи (именно о них по АВ пишет Карпини) жили к востоку от Каракумов. Впрочем, жители Китая тоже были к востоку от Каракумов.

КАРПИНИ: «К востоку же от них расположена земля… солангов».

ТВ: Соланги — какие‑то неизвестные обитатели восточной части Маньчжурии и Кореи. (Ну, естественно, восточной части, т. к. по тексту Карпини они находились к востоку от монголов).

АВ: Солангов можно отождествить с жителями района перевала Саланг или с жителями Согдианы. В обоих случаях это к востоку от Каракумов.

КАРПИНИ: «…к югу земля сарацин».

ТВ: а) если считать сарацинами арабов, то вблизи Монголии их никогда не было;

б) если это мусульмане, то они были далеко на юго‑западе.

АВ: При обоих вариантах и арабы, и мусульмане действительно находятся к югу от Каракумов.

КАРПИНИ: «…к юго‑западу расположена земля гуиров».

ТВ: Подразумевает уйгуров, но они, увы, были к западу от Монголии.

АВ: Гуиры — жители территории Гургана, находящегося действительно к юго‑западу от Каракумов.

КАРПИНИ: «… с запада — область найманов».

ТВ: Найманы — одно из монгольских племен.

АВ: Найманы — одно из тюркских племен.

КАРПИНИ: «…с севера земля татар окружена морем‑океаном».

ТВ: Без комментариев.

АВ: К северу от Каракумов находится Аральское море.

Наконец, геологическая структура. В Монголии действительно есть и горы, и равнины, и пески. Но и Каракумы полностью соответствуют такому описанию, на юго‑западе они граничат с хребтом Копетдаг, а на северо‑западе — с плато Устюрт.

В описании монгольских земель Плано Карпини на этом не останавливается и приводит еще два географических названия: единственный монгольский город Каракарон и Сыр‑Орда — главный двор монгольского императора.

Каракарон — это монгольская столица, более известная как Каракорум. Вопрос: почему столица монголов, расположенная в самом центре, называется по‑тюркски? Это все равно, что Москву назвать Москаубургом.

АВ: Если монгалы — тюрки, то и их столица должна звучать по‑тюркски. И расположена она в районе пустыни Каракумы.

Сыр‑Орда находится по Карпини в полудне пути от Каракарона.

ТВ: Сыр‑Орда — это Шара‑Орда, одна из ставок монгольских ханов.

АВ: Сыр‑Орда — опять‑таки тюркское название. «Сыр» — по‑тюркски — желтый. То есть Сыр‑Орда — желтый стан, или песчаный стан, что снова стыкуется с пустыней Каракумы.

После объединения Чингисханом всех монгольских племен, согласно традиционной версии истории монголы столкнулись с объединенным войском найманов и кара‑китаев. Кто такие кара‑китаи? Кара‑китаями назывался народ, обитавший в южной Маньчжурии. Еще за несколько лет до Чингиса, кара‑китаи образовали громадное государство, подчинив себе часть Китая, но затем их оттеснили чжурчжени на запад, где кара‑китаи захватили Восточный Туркестан и Хорезм. Ко времени Чингисхана остатки кара‑китаев, так называемые кидани, оставались в районе к северу от Кореи, а это к востоку от Монголии (это все по традиционной версии истории).

Поэтому никак не могли найманы и кара‑китаи объединиться против монголов: слишком велики расстояния между «союзниками» даже по нашим современным меркам.

Но как только допустить, что речь идет о монгалах, кочевавших в районе Каракумов, то все сразу встает на свои места: Карпини пишет: «Найманы и кара‑китаи собрались в некую долину, сжатую между двух гор, через которую проезжали мы, отправляясь к их императору, и завязалось сражение». Карпини, двигаясь к императору на юго‑восток, проезжал плато Устюрт, с востока к нему примыкает кара‑китайский Хорезм, а с запада — кочевья найманов. То есть в этом варианте возможно объединение кара‑китаев и найманов.

Далее Карпини пишет, что в земле кара‑китаев монгалами был построен некий город Омыл. Мы же знаем, что через весь Хорезм протекает Аму‑Дарья. Сравните: Омыл и Аму. Здесь можно дальше не комментировать.

Очень интересны те места у Карпини, где он описывает походы времен Чингисхана. После покорения гуиров монголы двинулись против саригуйюров, каранитов, войратов и команов (т. е. кипчаков — половцев). По ТВ первые жили в Северном Тибете, ойраты — в верховьях Енисея, кто такие караниты вообще не определено, ну а где обитали половцы, вы сами можете определить. Все эти племена разделяют громадные, почти непреодолимые расстояния. Если, конечно, принять традиционную версию истории.

«Но Чингис, — читаем у Карпини, — покорил войною все эти земли и вернулся в свою землю». Затем Чингис идет против китайцев и покоряет их, захватив китайскую столицу Чжунду (нынешний Пекин), так пишут традиционные историки, комментируя Карпини и основываясь на его записях, хотя сам Карпини не упоминает ни одного китайского города, не дает ни одной другой возможной привязки к местности, а китайцев упорно называет китаями. Но Кара‑китаем называлось государство на территории Восточного Туркестана и Хорезма. И согласно альтернативной версии о завоевании именно его и писал Карпини. А от Кара‑китая до половцев уже рукой подать. Тем более после захвата земель китаев Чингисхан посылает войска… снова на половцев. Если я вас до сих пор не смог убедить, то объясните, зачем нужны были эти военные экспедиции в столь дальние и противоположные друг другу стороны Азии? Если человек хочет завоевать весь мир, то захватывать надо поочередно страну за страной, а не шарахаться из стороны в сторону за тысячи(!) километров.

Кстати, после похода на половцев (или в одно время с ним), Чингисхан двинул войска в Индию. У меня будет только один вопрос: а как из Монголии добраться до Индии? Прямого пути нет. Реально войска могли пройти только через Иранское нагорье. Но это абсолютно невозможно совершить физически, если размещать родину монголов в Монголии.

Снова вернемся к книге Карпини: «Чингисхан также пошел походом против Востока через землю кергис». Традиционные историки нам говорят, что под кергисами Карпини имел в виду черкесов. Но и киргизы, и черкесы находились к западу от Монголии, а вовсе не на востоке. Но если центр монгалов поместить в Каракумы, то киргизы действительно окажутся на востоке.

Вот еще один интересный эпизод, требующий логического подхода. Карпини пишет о походе «против земли Великого султана». Здесь имеется в виду хорезмийский султан Джелал‑ад‑Дин. Эти сведения Карпини получил, естественно, от самих завоевателей. Если это монголы — кочевники далеких монгольских степей, то кто такой для них хорезмийский султан? Один из многих правителей, ими покоренных, и называть его Великим султаном, право же, не за что. Для монголов по ТВ гораздо ближе и значимей были чжурчженьские и китайские правители, которые из века в век были их соседями. Может быть, не такими близкими, но соседями.

АВ: Но если это не монголы традиционной версии, а монгалы — нищие кочевники каракумских пустынь, то их близкий сосед — хорезмийский султан для них, естественно, вырос в значимую фигуру Великого султана. Логично, не так ли?

А теперь внимательно посмотрим на названия земель и народов, которых одолели монголы. Это длинный список, почти полста названий. Сразу же вычеркнем из него родственные монголам племена найманов, мекритов, меркитов и еще несколько — все они привязаны историками географически к монгольской родине, а поисками ее мы сейчас и занимаемся. Итак, многоуважаемые наши историки, какие же народы и земли, соседствующие с современной Монголией, есть в этом списке? Китаи. Для меня спорно, но пусть будет так. А еще? Как, больше нет? Из сорока народов — только одни китаи! ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ странным образом оказались из регионов близких району пустыни Каракумы. А где же знаменитые чжурчжени? Их в списке нет. Наверное, Карпини просто про них забыл? Да нет, не забыл Карпини, есть они в списке. Это «обезы, или георгианы», т. е. грузины. Да и китаи при подробном рассмотрении никакие не китайцы. Это только мы, русские, называем их китайцами, а для других они хань, цинь, мин, юань, чина и т. д. Считается, что каждая новая династия китайских императоров давала стране свое имя. Итак, по ТВ из сорока народов, покоренных монголами, нет ни одного из их географических соседей. НИ ОДНОГО! Но если географию этих сорока народов нанести на карту, то почти в центре ее будут наши монгалы из АВ. И этот центр расположен в Каракумах.

Любопытна ситуация с кераитами, одним из монгольских племен. «Они, в отличие от соседних народов, в 1009 году приняли несторианское исповедание христианства». Это по Гумилеву. Как могло проникнуть так далеко в степь христианство? На Руси оно было принято всего на пару десятков лет раньше, а до Литвы в те века и вовсе не дошло. Что ближе к Европе — Литва или Монголия? Получается, что Монголия. Такой вывод нам дает ТВ. В действительности же кераиты (без огласовок, то есть без гласных букв — КРТ) вполне могли оказаться жителями района Терека (обратное КРТ будет ТРК), куда действительно могло распространиться христианство.


Нам поможет математика



А сейчас давайте подробнее ознакомимся с маршрутом и, главное, сроками путешествия Карпини, благо он периодически привязывает пункты своего путешествия к датам католических праздников.

4 февраля. Выезд из Киева.

19 февраля. Выезд из Канева (120 километров от Киева).

26 февраля. Выезд из ставки Коренца.

4 апреля. Приезд в ставку Бату (этот отрезок пути ехали чрезвычайно быстро).

8 апреля. Выезд из ставки Бату.

15 апреля. Въезд в пустынные земли кангитов (по ТВ считается, что кангиты — кочевое племя, обитавшее на ВОСТОКЕ от Яика, но думается, что это одно из калмыцких (не современные калмыки, конечно) племен, кочевавшее к ЗАПАДУ от Яика).

17 мая. Из земли кангитов въехали в землю бисерменов, ехали до 24 июня.

24 июня. Въезд в землю черных китаев, и до 29 июня.

29 июня. Въезд в землю найманов.

22 июля. Прибытие к хану Куйюку после трех недель быстрого пути по земле монгалов.

Итак, Карпини ровно за два месяца добрался от Киева до ставки хана Бату. Ехал он очень быстро, еще не было весенней распутицы. Всего он проделал 1200 километров более или менее прямого пути при хороших дорожных условиях. Следовательно, в день он преодолевал при быстрой езде 20 КИЛОМЕТРОВ.

От ставки Бату до въезда в землю монгалов 85 дней пути, а до ставки Гуюка от ставки Бату — менее 105 дней.

К тому же в начале этого отрезка пути Карпини не торопился, была весенняя распутица. А в конце пути Карпини уже торопится, распутицы нет, но ему постоянно приходится делать объезды.

Несколько слов про эти объезды. Вероятных причин здесь две:

1. Плохой рельеф местности.

2. У монгалов была привычка вести посторонних людей к своим становищам по длинным путям, запутывая дорогу, которая при этом часто УДЛИНЯЛАСЬ МНОГОКРАТНО.

Рубрук пишет: «Они хотели сделать это для того, чтобы сделать дорогу более продолжительной и больше выказать свое могущество. Ибо так обычно поступают они с людьми, прибывающими из стран, неподвластным им». Запомните эту любопытную привычку.

Итак, если первый отрезок пути 64‑летний Карпини прошел со средней скоростью 20 километров в день, то на втором отрезке скорость уже не могла превышать 15 километров в день. Нетрудно высчитать расстояние, проделанное Карпини за 85 дней пути от Волги до въезда в монгольские земли. Мы получим примерно 1200 километров.

Теперь взгляните на современную карту.

РАССТОЯНИЕ ОТ ВОЛГИ ДО МОНГОЛИИ БОЛЕЕ 3000 КИЛОМЕТРОВ.

РАССТОЯНИЕ ОТ ВОЛГИ ДО КАРАКУМОВ — 1200 КИЛОМЕТРОВ.

А теперь рассмотрим книгу другого очевидца тех лет — Гильома де Рубрука, которая называется «Путешествие в восточные страны». Кстати, Рубрук, строго следуя правилам францисканцев, всегда ходил босым, что должно быть особенно тяжело в зимнее время в горах Центральной Азии. Но если предположить, что родина монгалов в Каракумах, то лишения Рубрука смягчаются.

Сначала отметим утверждение Рубрука, что от Данубия (то есть Днепра) до Танаида (то есть Дона) — два месяца «БЫСТРОЙ езды, как ездят татары». Какова среднесуточная скорость при такой быстрой езде у татар? 1000 километров (примерное расстояние от Дуная до Дона) разделим на два месяца. Получим 16—17 километров в сутки! Цифры полностью сходятся с расчетами скоростей у Карпини.

15 сентября Рубрук выехал от берегов Волги и через 12 дней достиг Яика, следовательно, он делал 30 километров в день, это не удивляет, так как Рубрук имел свежих лошадей, было начало осени, а местность была ровной.

30 октября отряд Рубрука сменяет восточное направление на южное, в течение восьми дней они едут через горы, вероятно, это были горы Мугоджары, что севернее Араль‑ского моря.

Еще через несколько дней Рубрук и его спутники «въехали на очень красивую равнину, имеющую справа высокие горы (по АВ — плато Устюрт), а слева некое море или озеро, тянущееся на 25 дней пути в окружности».

О каком море может идти речь? Здесь есть только одно решение — это Аральское море, периметр которого составляет около 800 километров. Такое расстояние действительно можно преодолеть за 25 дней. Других таких водоемов поблизости нет.

3 декабря Рубрук покидает берега этого моря, а 27 декабря достигает ставки Верховного хана.

Как видите, описание пути, совершенного Рубруком, также позволяет сделать вывод, что ставка монгольских ханов была расположена в Каракумах, но отнюдь не в Монголии.

На обратный путь из монгольской столицы Каракорума до ставки Бату на Волге у Рубрука ушло 2 месяца и 10 дней. Если принять среднюю скорость в 15—20 километров в день, то общее расстояние составит 1200 километров, что как раз равно расстоянию от Каракумов до Волги.

1 ноября Рубрук выезжает из Сарая (на Волге) и 15 декабря достигает гор аланов, проехав в общей сложности 500 километров со средней скоростью 11 километров в день.

Если еще кого‑то эти математические выкладки не смогли убедить, то возьмите в руки физическую карту Азии и попробуйте объяснить уже мне, почему по традиционной версии расположения родины монголов в южном Забайкалье такой бешеный перекос скоростей: 10—20 километров в день при движении с запада до Яика по равнинной местности вдруг возрастают до 50—60 километров в день при приближении их к монгольским землям, при этом минимум 1200 километров нужно было преодолевать по сильно пересеченному и труднопроходимому Алтаю! Здесь, я думаю, любой здравомыслящий человек согласится со мной, но не с нашими историками.

О реальной скорости передвижений в те века может свидетельствовать и случай из жизни Чингисхана в молодости. Когда у Тэмучина воры угнали лошадей, он бросился в погоню, которая продолжалась семь дней. За это время, один раз сменив коня, он проехал 200 километров. То есть средняя скорость молодого здорового монгола, сильно спешащего, составляла менее 30 километров в день.

Арабский путешественник Х века Ибн‑Фадлан писал о Булгарии, что от Хивы до столицы Булгарии семьдесят дней пути, то есть в день путешественники проходили менее 25 километров пути по прямой. По мнению известного польского арабиста Т. Левицкого, специально изучавшего данный вопрос, максимальная величина одного дня пути для района Восточной Европы не могла превышать 20 миль, т. е. 31,5 километра.

Такой специалист по монголам, как Гумилев, писал, что монгольские войска проходили в день по 25 километров.

А вот интересная запись из «Дел Грузинских»: «А про дорогу на Шевкала послы сказали: идти с Терки до Тюмени конному с днище, а пешему два дни». Какая скорость у пешехода, я думаю, читатель представляет. Помножьте эту скорость на два и получите скорость конника.

Далее, интересен пример из письма хазарского царя Иосифа своим испанским единоверцам. «Что касается твоего вопроса о протяжении нашей страны и ее длине и ширине, то она расположена подле реки, примыкающей к Гурганскому морю, НА ВОСТОК НА ПРОТЯЖЕНИИ 4 МЕСЯЦЕВ ПУТИ». И Карпини, и Рубрук, стартовав с тех же географических позиций, дошли якобы до центра Монголии за ТРИ С ПОЛОВИНОЙ МЕСЯЦА. Что, Хазарский каганат достигал Японского моря? По традиционной истории получается, что да.

Шейх Эльбирзами в своей летописи сообщает про Золотую Орду: «Длина этого государства простирается на 8, а ширина на 6 месяцев пути». Отметим, что Золотая Орда на западе доходила до Днестра, а на востоке до низовий Сырдарьи, что, кстати, недалеко от Каракумов. И все это расстояние было равно восьми месяцам пути. А по традиционной версии Карпини и Рубруку еще предстоял длительный путь по землям Верховного хана через всю Сибирь! Наши же герои‑путешественники преодолели его от Днепра до монгольских Каракумов менее чем за шесть месяцев, что опять‑таки прекрасно стыкуется, если принять за конечный пункт пустыню Каракумы в Средней Азии.

Наконец, пример с завоеванием Сибири. В 1583 году Иван Грозный посылает триста ратников в помощь отряду Ермака, уже захватившему Сибирское ханство. 1200 километров пути от Москвы до Чусовских городков было пройдено за два с половиной месяца. Дальнейший же путь до Иртыша, а это уже всего 600 километров, занял у них полгода. А по традиционной версии, повторяю, получается, что чем ближе к Алтаю и Сибири, тем скорость передвижения путников резко, стремительно возрастает.

Вот еще одно важное свидетельство Рубрука, на которое тоже почему‑то никто не обратил внимания: «Все реки текли с востока на запад или прямо или не прямо, то есть с наклоном к югу или к северу». В современной Монголии как Центральной, так и Западной, реки текут БЕССИСТЕМНО В РАЗНЫЕ стороны света. На западе Средней Азии и Казахстана, где я и полагаю настоящую родину монголов, действительно ВСЕ реки текут в ЗАПАДНОМ направлении.

Рубрук и Карпини не были единственными европейцами, кто в эти годы ездил к монголам. Французский монах Андре Лонжюмо был послан в Каракорум Людовиком IX. Отчета о его поездке не сохранилось, но известно, что Лонжюмо побывал на южном и восточном берегу Каспийского моря. Но это же как раз район пустыни Каракумы!

Наконец, последнее: об упоминаемом у Карпини и Рубрука племени солангов. У Карпини соланги живут к востоку от монголов, поэтому наши традиционные историки помещают солангов в Маньчжурии и Корее. Рубрук же пишет: «За тибетцами живут лонга и соланга». А Тибет‑то находится к юго‑западу от Монголии. То есть, в противоположной стороне. Так где же жили соланги? Здесь кто‑то лжет: или Карпини, или Рубрук, или… традиционная история. Но если поместить монголов в Каракумы, то будут правы и Карпини, и Рубрук, и предлагаемая читателям альтернативная версия.

Но если все же еще остался кто‑то из последних сторонников традиционной версии, что родина монголов — Монголия, то объясните, как случились следующие события: монголы в 1219 году вторглись в Хорезм (примерно 3700 километров от района кочевий Тэмучина), в 1221 произошло их вторжение в Индию (плюс еще 1800 километров!), в 1221—1222 годах — вторжение в Грузию, в 1223 — битва на Калке (почти 5000 километров по прямой, а монголы шли сильно искривленной дугой, через южный берег Каспия, а это уже от Монголии минимум 7000 километров!)? И только в 1232 году монголы идут на СОСЕДНИЙ Китай, богатейший Китай, который, по мнению историков, с давних времен являлся желанным для северных кочевников. Что же забыли монголы в далеких‑предалеких половецких степях? Рядом, под боком, богатый и враждебный Китай, а они бьются на далекой Калке.

Если будете со мной спорить, то, пожалуйста, не приводите пример «от Гумилева», который считал поход на половцев боязнью монголов: мол, половцы… сами вторгнутся в Монголию. Да‑да, так и написано: «Половцы, как степняки, были столь же мобильными и маневренными, как и сами монголы. А то, что путь от Онона до Дона равен пути от Дона до Онона, Чингисхан понимал прекрасно». Не знаю, как для вас, но для меня это бред.

Половцы, которые своими набегами вредили русским княжествам, но не более; половцы, частенько бежавшие от русских небольших дружин, оказывается, были настолько сильными, что их опасался сам Чингисхан, вынужденный послать отборное войско в поход, растянувшийся на долгие годы и тысячи, тысячи километров. Мало того, он прекрасно знал не только о факте существования каких‑то там половцев, но и о их силе и маневренности, их, живущих на другом конце света! Монгольская Мата Хари сведения поставляла?

Кстати, вот еще в продолжение этого у Гумилева: «К 1242 году Великий западный поход был окончен: войска Батыя вышли к Адриатическому морю… Безопасность своей западной границы монголы обеспечили, ибо ни чехи, ни поляки, ни венгры не могли достичь Монголии: для этого у них не было ни желания, ни возможностей. ИСКОННЫЕ враги Монгольского улуса половцы уже не могли ему угрожать. Они были загнаны в Венгрию, и их судьба оказалась печальной».

Но, Лев Николаевич, разве половцы ИСКОННЫЕ враги монголам? Они же по традиционной истории до времен Чингисхана никогда друг о друге и не слышали. Между половецкими степями и Монголией ПЯТЬ ТЫСЯЧ КИЛОМЕТРОВ! А главный итог похода Батыя в Европу, по мнению Гумилева, таков: теперь чехам до Монголии не дотянуться. Силенок уже не хватит. Бедная традиционная история…

Полтора столетия спустя СРЕДНЕАЗИАТСКИЙ завоеватель Тимур (Тамерлан) создает новую монгольскую империю. Где он воюет? Средняя Азия, Иран, Поволжье, Азербайджан, Армения, Грузия, Ирак, Сирия, Малая Азия, Индия.

И только перед самой смертью Тимур собрался двинуть войска на Китай. Сравните с походами монголов — это практически полное совпадение (естественно, с различными вариациями) по странам и последовательности походов. Вот только Европу Тимур не тронул и ограничился южной частью Руси. А он был родом из Средней Азии, где и Каракумы.

Пустыня Каракумы находится в Туркмении, и населяют ее туркмены. А вот слова, которые приводит известный русский историк Соловьев о первом появлении монголов на Руси: «Не знаем, откуда приходили на нас эти злые татары ТАУРМЕНИ и куда опять делись».

Вывод этой главы может быть только один: родина исторических монголов — район пустыни Каракумы.

#2 Пользователь офлайн   АлександрСН 

  • Виконт
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Виконт
  • Сообщений: 1 796
  • Регистрация: 29 Август 11
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородКемерово
  • Награды90

Отправлено 21 Сентябрь 2011 - 15:36

Юрий Андреевич Чингисхан


Кто такие чжурчжени?


Имя «чжурчженей» не известно массовому читателю. Однако роль этого народа в истории Азии весьма значительна. Чжурчжени считаются злейшими и главными врагами монголов и самого Чингисхана, который, будучи уже в зрелом возрасте, провел у них в плену десять лет.

Итак, согласно утверждениям традиционной истории, чжурчжени — одно из маньчжуро‑тунгусских племен, обитавшее в Маньчжурии на Дальнем Востоке. В начале XI века чжурчжени образовали государство, ставшее соперником своему южному соседу — китайской Сунской империи. Вскоре чжурчжени, разгромив китайцев, завладели всей северной частью страны, а южная стала их данником.

Первое известное истории столкновение монголов с чжурчженями произошло в 1129 году, когда предок Чингисхана Хабулхан объявил чжурчженям войну. Серьезные военные действия начались с 1135 года. Через четыре года во время успешной войны чжурчженей с северокитайской империей Сун монголы нанесли серьезное поражение чжурчженям, которые одно время даже платили монголам дань. Но это продолжалось недолго, и чжурчжени активизировали свои действия против степняков. Вскоре один за другим вожди монголов попали в плен к чжурчженям, где их ждала мучительная казнь: их прибивали железными гвоздями к деревянному ослу.

В 1185 году в плен к чжурчженям попадает и Тэмучин (Чингисхан), и здесь в истории происходит что‑то странное: он остается в живых. Как попал он в плен и что он там делал, в истории нет НИКАКИХ сведений, хотя до и после этого события мы знаем жизнь Чингисхана во многих подробностях.

Как же традиционная история объясняет ситуацию с чжурчженьским пленом Тэмучина? Дело было так: Тэмучин узнал, что его враги — чжурчжени преследуют других его врагов— татар, «гоня их прямо в руки монголам». Его военный отряд напал на этих татар и разгромил их, а чжурчженьский военачальник наградил Тэмучина титулом. Именно этот титул (или чин), когда Тэмучин попал в плен к чжурчженям, и помог ему спастись от смерти на деревянном осле.

А теперь логически рассудим: неужели за то, что Тэмучин в свое время разгромил отряд татар, чжурчжени решили оставить в живых такого злейшего и сильного их врага? Нет, нет и еще раз нет!

Чжурчжени — это грузины


Да, именно к такому выводу можно прийти, если применить принцип «бритвы Оккама» к чжурчженьской проблеме.

Все сведения о чжурчженях мы имеем из китайских источников. Других источников традиционная история нам не дает, ведь чжурчжени — выходцы из Маньчжурии, где европейцы появились спустя многие века после описываемых событий. Но никакой древней китайской истории на самом деле не существовало. Это, к примеру, убедительно доказывают труды по «новой хронологии» Носовского и Фоменко: все «древние» китайские источники, записанные иероглифами, лишь фантомные отражения европейских событий, то есть просто переписанные иероглифами европейские и арабские хроники.

Чжурчжени, на мой взгляд, — это попросту грузины, которых европейцы называли георгианами; до наших дней Европа продолжает называть Грузию Джорджией или Георгией. Персы называли Грузию Гургистаном, а дагестанцы Гуржем. При сравнении этих слов не забудьте, что «дж» и «г» равнозначны. То есть слово «чжурчжени» можно произнести и как гургени, и это не будет ошибкой, так как для разных языков есть свои специфические правила произношения. А дагестанское слово «гуржем» может звучать и как чжуржем.

Чтобы все сказанное не было голословным, сравните историю Грузии и чжурчженей по годам.

(таблица)

Как видите, истории Грузии и чжурчженей удивительно похожи.

Знаете ли вы, кто правил чжурчженями в конце XII века? Мадагэ. А грузинами? Тамарь. А теперь сравните: Мадагэ и Тамарь (или Тамарэ). Учтите, что буквы д и т часто переходят друг в друга. Без огласовок первая пара согласных: МД (МТ) и ТМ (ТД). Интересно? И еще одно дополнение: в древности Каспийское море называли морем Гурган или Джурджан. Район Ширвана (союзник и сосед Грузии) как раз и прилегает к этому морю.

За кого вышла замуж Тамара?


Итак, уважаемые читатели, вы только что сравнили хронологию событий в истории Грузии и истории чжурчженей. Они во многом удивительным образом оказываются параллельно идентичными. Пожалуй, единственное, что у вас могло вызвать недоумение, так это сравнение событий конца XII века: брака грузинской царицы Тамары с князем Юрием Андреевичем, сыном Андрея Боголюбского, и чжурчженьским пленом Тэмучина, будущего Чингисхана.

Дело в том, что Юрий Андреевич и Чингисхан — это одно и то же лицо, и сейчас доказательства этому будут вам предоставлены.

О сыне Андрея Боголюбского, Юрии, истории известно немногое.

Владимирский князь Андрей Боголюбский де‑факто перенес столицу Руси из Киева на северо‑восток во Владимир. В Киеве при Боголюбском княжили лишь его ставленники. В 1174 году Андрея при странных обстоятельствах убивают. Его сын Юрий в это время правит в Новгороде, но скоро, как сообщают летописи, его принуждают оттуда выехать. В Северо‑Восточной Руси начинается борьба за Владимирский стол, к 1176 году победу одерживает брат Андрея Боголюбского князь Всеволод Большое Гнездо, а Юрий становится изгоем.

Судьба изгоев всегда была незавидной на Руси: лишенные даже небольших уделов, они вынуждены жить на содержании своих родичей. Но случай с Юрием Андреевичем особый: ему не нашлось места на Руси и пришлось бежать в степь.

Отец Андрея Боголюбского был женат на дочери известного половецкого хана Аэпы, а самого Андрея в детстве звали Китаем, по крайней мере, так утверждает Синопсис. Китаями на Руси впоследствии частенько называли татарских чиновников. То, что Юрий бежал в степь, не удивляет: там жили его родственники, которые могли дать ему приют.

Вот что об этом пишут грузинские летописи: «Когда искали жениха для знаменитой царицы Тамари, то явился Абулазан, емир Тифлисский, и сказал: „Я знаю сына государя русского, великого князя Андрея, которому повинуются 300 царей в тех странах; потерявши отца в молодых летах, этот князь был изгнан дядею своим Савалтом, убежал и находится теперь в городе Свинди, царя капчакского“. Без сомнения, Савалт — это Всеволод Большое Гнездо, а под капчаками имеют в виду половцев. Половцы жили в Причерноморье, за Доном, на Северном Кавказе. Здесь же, на Северном Кавказе, жили, в частности, и осетины (ясы). Диаспора осетин на Руси была довольно большой: к примеру, на сестрах‑осетинках были женаты Всеволод Большое Гнездо и Мстислав Черниговский, погибший на Калке, осетином был и убийца Боголюбского его ключник Анбал. А Кавказ — это еще и Грузия.

История Грузии для нас интересна с 1101 года, когда при царе Давиде IV Строителе началось освобождение Восточной Грузии от власти мусульман. Именно при нем была создана постоянная конница из сорока тысяч половцев.

В 1122 году был освобожден Тбилиси (Тифлис), который стал столицей Грузии.

Союзником Грузии был Ширван, занимавший территорию современного Азербайджана, со столицей в городе ШЕМАХЕ. Название этого города мной выделено неслучайно, но об этом чуть ниже. На Ширван постоянно нападали с севера кочевники: хазары, половцы, аланы (т. е. ясы), а Грузия регулярно оказывала помощь Ширвану своими войсками.

В 1185 году какие‑то русы нападают на Ширван и на короткое время захватывают Шемаху. Любопытный год. Это год чжурчженьского пленения Тэмучина! Ответьте: разве могут быть такие удивительные совпадения? По АВ как раз и выходит, что Юрий‑Тэмучин, подростком бежавший к родне в степь, окрепший там и получивший поддержку, за хватил Шемаху, и Грузия предложила ему руку своей царицы! Так опасный враг стал союзником.

А теперь о самом интересном для нас периоде истории Грузии: времени правления царицы Тамары.

Шамаханская царица


"…и девица

Шамаханская царица…"

А.С.Пушкин. Сказка о золотом петушке


Тамара царствовала с 1184 (по другим источникам — с 1181 года) по 1213 год. Этот период характеризовался тем, что Грузия достигла высокой степени феодального развития. В ее царствование был захвачен весь север Армении, и здесь было образовано вассальное армянское княжество под властью Захарии, который занимал одновременно пост главнокомандующего Грузинского царства. Сильное азербайджанское государство Ширван было давним и постоянным союзником Грузии. Только женщина с неординарными способностями, какой и была Тамара, могла здесь успешно царствовать.

Поэтому говорить о том, что ее выдали замуж за Юрия Андреевича, человека лишенного удела, изгоя, нелогично. Не ее выдали замуж, а она сама решила, за кого ЕЙ ВЫЙТИ замуж.

Тамара была царицей, а Юрий — лишь ее мужем. Из истории мы знаем, что царица Тамара была незаурядной женщиной, а князь Юрий был с еще большими способностями: человек энергичный, талантливый, отважный и сильный полководец с большими амбициями (но и недостатков у него было не меньше). Такой человек, конечно же, не мог примириться с ролью «мужа хозяйки». Тамара высылает Юрия в Константинополь, но он возвращается и поднимает восстание — половина Грузии встает под его знамена! А ведь он для них чужеземец.

В конце концов Тамара оказалась сильнее, и Юрий бежит в половецкие степи, но возвращается и при помощи агабека Аррана снова вторгается в Грузию, здесь он опять разбит и пропадает без вести уже навсегда.

А в монгольских степях после почти 15‑летнего перерыва снова появляется Тэмучин. Все вышесказанное относится к традиционной версии истории.

Теперь зададимся вопросом: зачем Тамаре был нужен этот брак, брак явно по расчету, а не по любви? Зачем ей нужен этот Юрий?

Кто он такой? По традиционной версии истории: изгой, отверженный родственниками и прозябавший неизвестно где, грубиян, пьяница (так утверждает Гумилев!). А в энциклопедических изданиях и вовсе можно прочесть, что в нем сочетались отвага, талант полководца и распущенность, он много пил и занимался мужеложством, то есть от такого человека никакой пользы, только проблемы. Неужели Тамара не могла найти более выгодную для себя и страны партию?

Но как только личность Юрия совместить с Тэмучином, все логично встает на свои места. По предлагаемой альтернативной версии Юрий (в степях получивший имя Тэмучин) предоставляет Тамаре вместе со своей рукой 13 тысяч воинов‑кочевников (традиционная история утверждает, что столько воинов было у Тэмучина до чжурчженьского пленения), которые теперь вместо нападений на Грузию и особенно на союзный ей Ширван принимают боевые участия на стороне Грузии.

Еще один интересный момент. В сказаниях о царице Тамаре говорится, что на брак с Юрием ее склонили вельможи при помощи ее тетки Русуданы, которая была аланской княгиней. А Тэмучин как раз и проживал в районе аланских степей. Действительно, без тетки здесь не обошлось.

Естественно, при заключении брака мужем Тамары объявляется (это по АВ) не какой‑то кочевник Тэмучин, а русский князь Юрий, сын великого князя Андрея Боголюбского (но, тем не менее, вся власть осталась в руках Тамары). Юрию тоже невыгодно распространяться о своей кочевой юности. Поэтому‑то и пропал Тэмучин на 15 лет из поля зрения истории, зато объявился князь Юрий именно в этот отрезок времени.

Кстати, помните стихи Пушкина о «шамаханской царице»? Шемаха — главный город Ширвана. Отмечу, мусульманского Ширвана. Здесь женщины не правят. Пушкин ошибся? Да нет. Мусульманский Ширван был союзником Грузии и именно на Ширван по АВ нападали кочевники — так называемые монголы. Тогда, в XII веке, они кочевали как раз в восточной части отрогов Северного Кавказа. Ширван — союзник соседней Грузии, где правила царица Тамара. Вот так и дошла до нас, уже при монголо‑татарах и именно от них, легенда о плохой «шамаханской царице». Царице Тамаре.

Юрий Андреевич Чингисхан


Потерпев поражение от Тамары, Юрий бежит из Грузии. Вопрос: куда? На Русь не пускают владимиро‑суздальские князья. Обратно в северокавказские степи тоже нельзя: карательные отряды из Грузии и Ширвана приведут к одному — к казни на деревянном осле. Везде он лишний, все земли заняты. Впрочем, есть почти свободные территории — пустыня Каракумы. Кстати, отсюда делали набеги в Закавказье туркмены. И именно сюда с 2600 своих соратников — все, что у него осталось, — уходит Юрий и становится снова Тэмучином, а через несколько лет его провозглашают Чингисханом.

Возможно ли, чтобы кочевники признали власть над собой чужестранца? Оказывается, что да, тому есть прецеденты. В те же самые времена жил найманский принц Кучлуг. В 1204 году Тэмучин разгромил найманов, и Кучлуг сбежал в Семиречье, где через несколько лет он захватил власть у кара‑китаев и стал правителем кара‑китайской державы и Восточного Туркестана, а это все‑таки посложнее того, чего добился Тэмучин.

Предвижу ваш вопрос: где же все‑таки родина монголов — Каракумы или Северный Кавказ? Здесь как раз тот случай, когда вместо предлога «или» нужен предлог «и». И вот почему.

История жизни Чингисхана с момента рождения, родословная его предков, первые шаги становления будущей монгольской державы основаны на целом ряде дошедших до наших дней источников, но часть из них следует сразу же забраковать. Это китайские хроники и иные документы, которые на самом деле были переписаны китайскими иероглифами с арабских, европейских и среднеазиатских документов и ныне выдаются за оригиналы; иные источники, такие, как «Книга» Марко Поло, страдают явными вымыслами или неточностями.

Главным документом, на основе которого строится история монголов XII века, является «Тайная история», написанная, как утверждают, в 1240 году. Но даже сам Лев Гумилев, который принял именно ее за фундамент своей истории монголов, с сожалением отмечал НЕСОМНЕННУЮ ТЕНДЕНЦИОЗНОСТЬ «Тайной истории».

Давайте рассуждать логично. Вспомним, какие художественные произведения (а не летописи) написаны в эти времена на Руси, потому что «Тайная история» написана именно как художественное произведение, хотя историки так не считают, принимая все написанное в ней на веру.

Я могу назвать «Слово о полку Игореве» и «Задонщину». Как видите, немного дошло до наших дней таких произведений, и это на Руси, с развитой сетью монастырей, а именно там сохранялись и переписывались эти рукописи. А что собой представляла Монголия в XIII веке? Великие ханы, покорители половины Вселенной, кочевали по степи и жили в юртах, пусть и богато отделанных, а жены воинов собирали лошадиные «лепешки».

Автор «Тайной истории» приводит диалоги персонажей полувековой и более давности, называет поименно десятки и десятки имен простых монголов и их врагов, с которыми сталкивался Тэмучин. Неужели в это можно поверить? И как вообще, да и самое главное — где и кем, была написана эта книга? Как она сохранилась?

Чем больше утекает времени, тем события быстрее забываются, становятся более расплывчатыми. А в «Тайной истории» все наоборот! Все, что произошло до чжурчженьского пленения, описано так, как будто это было только вчера, а вот после возвращения Тэмучина из плена (а про плен там вообще ни слова! — полностью пропущены пятнадцать лет) события описаны невнятно.

Мое мнение заключается в том, что «Тайная история» — это фальсификация более поздних лет, и очень многое в ней выдумка.

К примеру, как звали в детстве Чингисхана? Тэмучин. Но оказывается (по «Тайной истории»), что так звали пленника‑татарина, убитого при рождении Чингисхана. Назвать первенца именем убитого врага‑татарина… До такого даже шизофреники не додумаются.

Юный Тэмучин рано осиротел: его отца убили. То же самое можно сказать и о князе Юрии, сыне Андрея Боголюбского. После убийства отца он, как и Тэмучин, становится изгоем, бежит на юг в половецкие степи к родственникам по линии бабушки, а возможно и матери, так как у истории нет сведений о матери князя Юрия. Андрей Боголюбский по своей матери был наполовину половцем. Я уже говорил, что в Синопсисе утверждается, что он до крещения назывался Китаем. В летописях есть глухое упоминание о том, что жена (но до сих пор нельзя ответить на вопрос, была ли она матерью Юрия Андреевича) Андрея Боголюбского была «родом из яз», то есть осетинкой, аланкой. Татищев отмечал, что она была родом Ясыня. В преданиях говорится о ханше по имени АЛАНгоа, родившей ТРЕХ сыновей, младший из которых был предком Чингисхана. По историческим сведениям Юрий тоже был, вероятно, младшим из трех сыновей Боголюбского.

У Диксона в «Истории Японии» и у Абулгази в «Генеалогии татарских ханов» можно прочесть, что Тэмучин был сыном Есукая, одного из японских принцев из рода Киотов Борджигинов, изгнанного в половине XII века братьями со своими приверженцами на материк. В «Киотах» много общего с киевлянами, а тогда Киев еще формально был столицей Руси. У этих авторов мы видим, что Тэмучин был пришлым чужаком. Опять же виновными в этом изгнании оказывались дяди Тэмучина. Все, как в случае с князем Юрием. Странные совпадения.

Помыкав и здесь лиха (здесь и дальше — по АВ), повзрослевший Юрий сколачивает сильное войско — тринадцать тысяч человек. Вскоре его приглашает к себе с войском царица Тамара. После ссоры с ней, потерпев поражение в борьбе за грузинский престол, Юрий с оставшимися 2600 сторонниками (аланы, половцы, грузины и др.) вынужден бежать в район Каракумов и здесь начать практически все сначала.

Кстати, монголам приписывают применение каких‑то неизвестных огненных машин, сыгравших существенную роль в отдельных сражениях. Здесь речь должна идти о каких‑то катапультах, применявших снаряды с обычной нефтью, которой богат район южного Прикаспия. Именно в этих районах и начиналась история монголов (точнее, монгалов).

Долгая жизнь в степях, среди кочевников, повлияла и на вероисповедание Юрия=Чингисхана, он стал язычником, ими стали и его дети и внуки. Но о христианских корнях в семье Чингисхана не забывали. И когда Орда наложила дань на захваченные русские земли, церковь была освобождена от всех видов податей, а многие Чингисиды стали обращаться в православное христианство.

Именно во времена Чингисхана на западе появилась легенда о короле Иоанне — христианине, царствующем на далеком и таинственном Востоке. В этой легенде говорилось, что он, «оставив почитание Христа, следовал идолам, имея при себе идольских жрецов». Где же жил пресвитер Иоанн? В Кенигсбергском архиве были найдены два письма Великого магистра Конрада фон Юнгингена, написанные им королю Армении и Абассийскому королю, названному по‑другому — священником Иоанном. Абассию следует искать в районе кавказской Абазы, или Абхазии, то есть в районе Северного Кавказа.

В 1206 году на Великом курултае была принята яса, а Юрий=Тэмучин уже в зрелом возрасте был провозглашен Чингисханом — ханом всей Великой степи, именно так, по мнению ученых, переводится это имя. У историков есть и другие варианты перевода этого слова: «океан‑хан», «величайший хан» и «лучшее железо». Но на все эти варианты переводов есть сильный контраргумент. Прежде всего, сами монголы почему‑то так не считают. Карамзин отмечал, что у сибирских монголов есть легенда о возникновении имени Чингиз: «Вельможи, избрав сего бывшего царевича в ханы, советовались, какое дать ему новое имя… в ту минуту какая‑то птица закричала: Чингиз! И вельможи назвали его сим именем».

Но вот текст родословной Мамая, того самого, кто бился на Куликовом поле: «И пришед Книгиз Царь, великую брань сотворил с Кияты, и последи умираше, и вдал Книгиз Царь дшерь свою Захолуб за Бурму». Текст сильно испорчен из‑за плохого перевода документа, который в оригинале был написан арабским письмом на каком‑то из языков народов Золотой Орды. Это не удивительно, так как переводили текст где‑то в XV веке. Поздние переводчики, конечно же, перевели бы его более правильно: «И пришел Чингис…». Но на наше счастье это сделать не успели, и в имени Чингис=Книгиз можно явно увидеть первооснову: слово КНЯЗЬ. То есть имя Чингисхан не что иное, как испорченное тюрками «Князь‑хан»! А Юрий и был князем.

В Литве племенных вождей называли кунигасами. Итак, по‑русски — князь, по‑литовски — кунигас, а по‑тюркски — книгиз или чингиз…

Кияты — это большая группа монголов, к которой относился и Чингисхан. В слове «кияты» отчетливо прослеживаются «киевляне», так кочевники называли русских.

Как видите, объяснение происхождения имени Чингисхан довольно просто и убедительно, но наши многочисленные историки будут и дальше упорствовать в своих убеждениях‑заблуждениях. Это естественно: приняв мою версию, им придется пойти дальше, а дальше уже наступит неуправляемый для них «принцип домино», и традиционная версия истории рассыплется в одночасье.

Чингисхан, естественно, затаил ненависть и к русским князьям‑узурпаторам, по вине которых он стал изгоем, и к половцам, считавшим его чужаком и соответственно к нему относившимся. История о том, что Тэмучин в юности, в степях носил колодку (то есть, получается, что был рабом), вполне может быть правдивой и объясняет, почему монголы считали половцев врагами и называли их своими «конюхами», т. е. слугами.

Тринадцатитысячное войско, которое собрал в северокавказских степях Тэмучин (естественно, спустя годы после побега из рабства), состояло из различного рода «молодцов», любителей военной наживы, и имело в своих рядах, вероятно, различных тюрок, хазар, алан и иных кочевников. После поражения в Грузии остатки этого войска составляли еще и примкнувшие в Грузии к Юрию грузины, армяне, ширванцы и пр. Поэтому говорить о чисто тюркско‑половецком происхождении «гвардии» Чингисхана не приходится, тем более в прилегающих к Каракумам степях к Чингисхану примкнуло множество местных племен, в основном туркменских. Весь этот конгломерат у нас на Руси стал называться татарами, а в других местах монголами, монгалами, могулами и т. д. Любопытно, что в сочинении Сеид Мухамед‑Ризы «Семь планет» асы, т. е. аланы, названы «могульским племенем». Но разве аланы монголы? Наша традиционная история этого автора деликатно обходит.

Согласно традиционной истории татары — одно из тюркских племен, кочевавшее в Монголии и покоренное Чингисханом. А дальше, как обычно, вопросы. Почему победители монголы взяли имя своих побежденных злейших врагов — татар? Почему затем Чингисхан полностью уничтожил татарские племена?

Альтернативная версия истории имеет свой вариант ответа. Река Тертер (созвучно слову Тартария) течет и ныне в Азербайджане, то есть в Ширване времен Чингисхана. Именно через Ширван и пришел Юрий=Тэмучин со своими воинами к царице Тамаре.

Автор «Скифской истории» Лызлов (XVII век) писал:

«И меньшая половины Скифии, яже над морем Ассийским, называется Тартария великая. Разделяется же Тартария великая от Скифии Имаусом горой великою и знаменитою: еже со одной страны — то Тартария, а еже от сея страны — то Скифия. Идеже обретается гора каменная Кауказ названная, блиско моря Хвалиисскаго. С другою же страну, от полудня и востока, разделяет их гора великая, Быкова реченная, по латине — Монс Таурус, на ней же первое стал ковчег Ноев по потопе».

Итак, согласно Лызлову Скифию и Тартарию разделяют Кавказские горы, но отнюдь не Хвалисское море, т. е. Каспийское. А ведь только в этом случае можно было говорить о татарах как жителях востока. Здесь же география однозначно указывает на юго‑восток. Предлагаемый АВ ареал происхождения монголо‑татар: восточные северокавказские степи и район пустыни Каракумы вполне согласуются с описанием месторасположения Тартарии по Лызлову.

Тот же Лызлов пишет, что «неции же историки сих татар мнят быти еврейска племене». Почему же некоторые историки посчитали татар за иудеев? Возможно, от распространения иудаизма среди крымских татар в XV веке, а возможно, из‑за того, что в состав войска Юрия=Тэмучина входили и хазары. А хазары — иудеи.

И еще немного из Лызлова. Сей древний историк, чьему произведению имеешь доверия больше, чем сотням научных трудов современных историков, сообщил, что в 1200 году татары во главе с Чингисом вышли из района Белгианы, что географически вполне соотносится с предложенным ареалом альтернативной версии истории. Кстати, как раз где‑то в 1200 году Юрий=Тэмучин покинул Закавказье.

И еще два интересных факта: многие источники называли Тэмучина в юности Гургутой. Даже когда в 1235—1236 годах к монголам ездил венгерский монах Юлиан, то он, описывая первые походы Чингисхана, назвал его по имени Гургута. А Юрий, как известно, это Георгий (имя Юрий — производное от имени Георгий, в средние века это было одним именем). Сравните: Георгий и Гургута. В комментариях к «Анналам Бертонского монастыря» Чингисхан назван Gurgatan. В степи исстари почитали святого Георгия, который считался покровителем степняков.

Деда Юрия тоже звали Юрием. Речь идет о Юрии Долгоруком, отце Андрея Боголюбского. А вот что пишет Татищев о Долгоруком: «Сей Георгий(!) Владимирович едва не во всех манускриптах или копиях по тогдашнему наречию Гургий и Гурий». Итак, Юрий это Гургий. Сравните: Гургий и Гургута. Не правда ли, очень удивительное совпадение?

А вот что пишет китайский автор Чжао Хун: «Татары не очень высоки ростом. Лица у них широкие, скулы большие. Глаза без верхних ресниц. Борода редкая. Тэмучин высокого роста с длинной бородой».

У Абуль‑Гази читаем, что у Борджигинов глаза сине‑зеленые (Борджигины — род, из которого происходил Чингисхан). В ряде источников отмечаются рыжие волосы Чингисхана и его рысьи, т. е. рыже‑зеленые глаза. Андрей Боголюбский (отец Юрия=Тэмучина), кстати, тоже был рыжим.

Облик современных монголов нам известен, и внешность Чингисхана заметно от них отличается. А сын Андрея Боголюбского Юрий (то есть Чингисхан) вполне мог выделяться своими полуевропейскими (так как он сам — метис) чертами среди массы монголоидных кочевников. Это в том случае, если его кочевые предки относились к монголоидам, которыми все больше и больше стали заселяться западные степи.

Тэмучин отомстил за обиды молодости и половцам, и грузинам. Бушков в «России, которой не было» пишет, что «диким кочевникам совершенно нечего было делать в горной Грузии, где скотоводы не найдут ничего для себя полезного. Так что „монгольское нашествие“ на Грузию требует столь же тщательного расследования». Теперь, я думаю, понятен интерес монголов к Грузии.

А что же Русь? Не успел Чингисхан с ней разобраться, потому что умер в 1227 году? Оказывается, нет. ЧИНГИСХАН УМЕР В 1227 ГОДУ ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ КИЕВСКИМ. Но об этом позже.

А как же его могила, которую до сих пор не могут найти в Монголии? Вот что пишет об этом Гумилев: «Обряд похорон был таков: в вырытую могилу опустили останки Чингисхана вместе с большим количеством ценных вещей и перебили всех рабов, исполнявших траурную работу. По обычаю на могиле требовалось ровно через год справить поминки. Дабы безошибочно найти место погребения, монголы сделали следующее. На могиле принесли в жертву только что взятого у матери маленького верблюжонка. И через год верблюдица сама нашла в безбрежной степи место, где был убит ее детеныш. Заколов верблюдицу, монголы совершили положенный обряд поминок и затем покинули могилу навсегда. И до сих пор никому не известно, где погребен Чингисхан».

Красивая сказка, но не более. Могилу Чингисхана давным‑давно нашли, а известный советский скульптор Герасимов восстановил по черепу облик Чингисхана, многие из вас его могли видеть, но… под другим именем. Но и об этом значительно позже. А пока закончим тему монголов.

На каком языке говорили монголы?

Традиционная история едина в своем утверждении: на монгольском языке. Это и понятно: если монголы XIII века — предки современных монголов, жителей Монголии, то другого варианта быть не может. Но как только появляется альтернативная версия истории и монголы XIII века оказываются монгалами, жителями Каракумов, версия сторонников традиционной истории рассыпается как карточный домик, потому что она ничем не подкреплена. Нет ни одного сохранившегося текста на монгольском языке, даже грамот и ярлыков. Дошли до наших дней только крохи, да и те в переводах.

Впрочем, вероятно, что‑то, может, и сохранилось, но что? Да, у наших ученых есть 61 ханский ярлык, написанный не по‑русски. А на русский переведено из них только восемь штук! Почему? Какой успех может ждать историка‑первооткрывателя! Но что‑то не спешат они заняться переводом, видимо, прекрасно понимая, что ЭТОГО ДЕЛАТЬ НЕЛЬЗЯ.

Не существует никаких реальных доказательств языковой принадлежности монгалов к монгольской группе языков. А обратные свидетельства есть. Их немного, и они косвенные, но существуют.

Знаменитое письмо великого хана Римскому папе было первоначально написано по‑монгольски, но затем переведено по‑сарацински, в данном случае на персидский. Это письмо чудом сохранилось и переведено. Самое примечательное в нем то, что первые строки написаны не по‑персидски, а по‑тюркски. Вот они: «Силою Вечного неба Далай‑хан всего великого народа; наш приказ». Логичнее всего предположить, что первоначальный вариант на «монгольском» был написан по‑тюркски, при переводе на персидский вступительное обращение оставили в оригинале. Таким образом, монгольский язык оказывается тюркским, что и должно быть по АВ, раз монголы — кочевники Каракумов.

Считается, что довольно быстро монгольская верхушка растворилась в тюркской среде. Что ж, языковая ассимиляция вполне возможна в такие сроки. Но вместе с тюркским языком монголы переняли и половецкие (половцы — тюрки) обычаи и даже официальную документацию вели на нем же. Это уже не подлежит объяснению исходя из ТВ.

Найманов, соседей монголов (по ТВ), относят к монголоязычным племенам, но в последнее время появилась информация, что найманы — тюрки. Оказывается, найманами звали один из казахских родов. А казахи — тюрки.

Знаменитый полководец второй половины XIV века Тимур (Тамерлан) происходил из монгольского племени барлас. К моменту его рождения в 1336 году это племя было тюркизовано, т. е. не прошло и ста лет с момента монгольского нашествия на Русь, а монголы‑барласы уже были отюречены.

Нам говорят, что монголы растворились в более многочисленной тюркской массе. Но обратите внимание: монгольское племя барлас столетие спустя еще существует как единая родовая структура. Племя не размыто, но, оказывается, полностью перешло на чужой язык, язык побежденных. Да, в истории были частыми случаи, когда победители растворялись в среде местного населения: булгары среди славян Болгарии, франки среди романского населения Галлии и т. д., но они не сохраняли родовой строй, родовое единство. А здесь племя барлас сохранилось.

Если применить принцип «бритвы Оккама», то вывод единственный: племя барлас ВСЕГДА ГОВОРИЛО ПО‑ТЮРКСКИ.

Я не отрицаю возможности, что отдельные племена, вошедшие в державу Чингисхана, могли говорить на языках монгольской языковой группы. С востока, с Центральной Азии, где были, да и сейчас распространены эти языки, время от времени в западные степи прорывались монгольские племена, но в общей массе их было немного.

Достаточно сказать, что сегодня на различных монгольских языках говорят в России калмыки да буряты. Основная масса остальных коренных жителей районов к востоку от Волги — тюрки и финно‑угры.

Интересную информацию приводит Иловайский. «Но Джебе и Субудай… послали сказать половцам, что, будучи их СОПЛЕМЕННИКАМИ, не желают иметь их своими врагами». Иловайский понимает, ЧТО он сказал, поэтому тут же дополняет: «Турко‑татарские отряды составляли большую часть отправленного на запад войска». Но почему‑то он не уточнил, откуда это тюркское войско должно быть отправлено. По традиционной версии истории — из Монголии. Следовательно, в Монголии жили в основном тюрки? По крайней мере, ТОЛЬКО такой вывод можно сделать из фактов традиционной истории и слов Иловайского, одного из ведущих историков XIX века.

В заключение скажу, что Гумилев пишет о том, что через двести лет после монгольского нашествия «история Азии пошла так, как будто Чингисхана и его завоеваний не было». А ведь и не было в Центральной Азии ни Чингисхана, ни его завоеваний. Как пасли скот разрозненные и малочисленные пастухи в XII веке, так все осталось без изменений до XIX века, и не надо искать ни могилу Чингисхана, ни «богатые» города там, ГДЕ ИХ НИКОГДА НЕ БЫЛО.

#3 Пользователь офлайн   АлександрСН 

  • Виконт
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Виконт
  • Сообщений: 1 796
  • Регистрация: 29 Август 11
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородКемерово
  • Награды90

Отправлено 21 Сентябрь 2011 - 15:56

А был ли прав Александр Блок?


"Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,‑

С раскосыми и жадными очами!"

Александр Блок


Какими внешне были степняки?

На протяжении многих сотен веков Русь постоянно соприкасалась со степными племенами. Вдоль ее южных границ проходили авары и венгры, гунны и булгары, жестокие опустошительные набеги совершали печенеги и половцы, два столетия Русь была под монгольским игом. И все эти степняки, одни в большей мере, другие в меньшей, вливались в Русь, где и ассимилировались русскими. На русских землях селились не только родами и ордами, но и целыми племенами, народами. Вспомните племена торок и берендеев, поселившихся целиком в южных русских княжествах.

А теперь подумайте и скажите, как должны выглядеть их потомки, т. е. потомки от смешанных браков русских и кочевников‑азиатов? Сына русского и монголки европейцем уже не назовешь, это метис с явной азиатской примесью. Правильно было бы сказать — монголоидной, одной из трех человеческих рас. Но, чтобы нам, дорогой читатель, не путать ее с названием «монголы», назовем монголоидов азиатами, а европеоидов — европейцами.

Итак, ребенок от смешанного брака европейцев (в данном случае русских) с азиатами (здесь могут быть и торки, и монголы, и берендеи, и половцы и т. д.) окажется метисом с явными азиатскими чертами, хотя и довольно сглаженными. Какое должно быть процентное соотношение европейцев (славян, финно‑угров, балтов) с азиатами, чтобы в итоге получился тот расовый тип, который мы видим сегодня у русских?

Если бы азиаты составляли, скажем, первоначально 10%, а европейцы — 90%, то во втором поколении при условии полного взаимосмешения европейцев было бы 80%, а метисов с явными азиатскими чертами — 20%. Следующее поколение при тех же условиях дало бы такую картину: 60% — европейцы и 40% — полуметисы, т. е. скорее европейцы, но азиатские признаки отчетливо видны (у кого скулы, у кого разрез глаз, у кого плоский нос, а то и одновременное сочетание нескольких азиатских признаков). Эти же признаки, пусть в значительно ослабленном виде, были бы и в следующем поколении, а это уже 80% всего населения. Выйдите на улицу в европейской части России, всмотритесь в лица прохожих, разве вы видите такую картину? Основная масса — типичные европейцы.

Неискушенный читатель, конечно, может задаться вопросом: «А сколько всего было поколений с тех времен? Может быть, азиаты уже и „стерлись“?» На это отвечу: если, предположим, несколько сот лет тому назад доля азиатов в каком‑либо народе составляла 10%, то и сейчас процент азиатских генов должен остаться тем же.

Какой же вывод? В русской крови нет даже 10% крови азиатов. Это однозначно. Думаю, и 5% много.

Если эти рассуждения кого‑то не устроят, то рассмотрим другой вариант решения этой задачи. Мерить череп, ширину носов или что‑либо еще — это не очень наглядно. А вот цвет глаз — это интересно. Еще со школьных уроков биологии нам известно, что светлый цвет глаз обуславливают рецессивные гены, а карий цвет — гены доминантные. Всего у человека за каждый признак ответственны два гена. Если один доминантный, а другой рецессивный, то проявляется признак соответствующий доминантному гену. То есть, если скрестить светлоглазого европейца и кареглазую азиатку, ребенок будет кареглазым (за очень редким исключением). Почему? Потому что у подавляющего большинства представителей желтой расы карий цвет глаз обуславливают два доминантных гена. Если этого ребенка впоследствии снова скрестить со светлоглазым человеком, то у 50% их детей будут светлые глаза, а у другой половины карие.

А теперь посмотрим на процентное соотношение светлых глаз у различных народов.

Прибалтийский регион — 59%, верхнеднепровский‑валдайский (белорусы, литовцы, западные русские, мордва‑эрзя) — 53%, приднепровский (украинцы) — 39%, центрально‑восточноевропейский (русские) — 47,5%, белозерско‑камский (мордва, весь, коми) — 55%, волго‑камский (мари, удмурты, чуваши) — 24%, приуральский (манси) — 15%, степной (мишари) — 23%.

Какова разница этого показателя у русских и прибалтов с весью и коми, куда степняки не проникали (опять же за редким исключением)? Разница где‑то в 6—7%. А эту разницу дали не только азиаты, но и европейцы‑южане, тоже кареглазые, причем большинство из них имели кареглазость с обоими доминантными генами.

Таким образом, в этом варианте решения задачи у русских не будет и 3—4% азиатской крови.

Столетиями в степных и лесостепных местах, а также далее к северу Руси шел сильный ассимиляционный процесс между славянами и степняками, которые вливались и вливались в русские земли, и, в конце концов, выясняется, что их было не более 3—4% от общего населения Руси! Ну не может быть такой цифры! Но, как часто бывает, «ларчик открывается просто», если согласиться с мнением, что степняки в большинстве своем были не азиатами, а европейцами. При этом степняки, жившие на Алтае и в Монголии, были ярко выраженными азиатами, а ближе к Уралу имели практически чистый европейский облик.

Я, конечно, понимаю тех, кто сейчас воскликнул: «Что за вздор!» Но, уважаемые читатели, это не вздор, и доказать это будет совсем не трудно. Кстати, подавляющее большинство российских дворянских родов происходят от татар. Так что же, все эти Голицыны, Апраксины, Суворовы, Тимирязевы, Кутузовы, Ушаковы, Тургеневы и прочие скуластые и узкоглазые? Да нет, такие же, как и все русские.

Во втором тысячелетии до нашей эры на территории Южного Приуралья, Казахстана и Западной Сибири (т. е. вплоть до районов Западной Монголии) была распространена андроновская культура, ныне широко представленная могильниками и остатками поселений. Андроновцы по своему типу относились к СЕВЕРНОЙ ветви европеоидов. Да, в степях в те времена жили светлоглазые блондины и шатены.

Но это было давно, и уже тогда началось постепенное и медленное проникновение азиатских расовых элементов из районов Восточной Сибири. Азиаты как в одиночку по каким‑либо причинам оказывались среди андроновцев, так и целыми племенами «выплескивались» из глубин Восточной Азии. Как мы знаем из истории, часто более сильные племена вытесняли слабых соседей из обжитых ими районов кочевий. Что происходило с этими слабыми племенами на западе? Часть из них, и вероятно значительная, просто уничтожалась местным населением.

Вспомним известные примеры из жизни Европы. Так, в 631 году союзник авар — орда тюрок‑протоболгар, размещавшаяся в Среднем Подунавье, откочевала в Баварию, где и была практически полностью уничтожена.

В других случаях победители оставляли в живых женщин поверженных врагов, так начиналась метизация. Судьба же других восточных кочевых племен складывалась по‑разному. Одни, покорив (перебив или включив в свой состав) местные племена, осваивали новую территорию, другие, не найдя свободной земли, шли дальше на запад и в конце концов или погибали, или, включив в свой поток отдельные местные племена, появлялись на границах Европы «бичами времен». Достаточно назвать вторжения авар, гуннов и венгров (угров).

Давайте внимательно посмотрим на венгров. Оказывается, помимо семи чисто венгерских племен среди них было три племени тюркоязычных кабаров, которые в течение короткого времени были ассимилированы мадьярами — главным из семи венгерских племен. (Впрочем, кабары считаются тюрками из‑за свидетельства Константина Багрянородного, который назвал кабаров племенем из рода хазар, но кто сами хазары — тюрки или финно‑угры?)

По мнению венгерских археологов, изучавших аварские погребения, 80% аварских черепов европеоиды, 20% принадлежат к западносибирскому слабовыраженному монголоидному типу. А так как археологи изучали черепа не самых первых авар, а авар, которые длительное время уже смешивались друг с другом, то окажется, что реальная первоначальная монголоидная доля (т. е. доля ярко выраженных монголоидов) была у них не более 5, может, 7%.

А что собой представляли гунны? Уже в самом начале появления в Причерноморье гунны, по мнению ученых, представляли смесь из чисто гуннов — тюркоязычных хунну, уральских угров и сармат. А уже в Европе это была пестрая смесь, в которую влились германские племена остготов и гепидов, различные славяне и другие жители покоренных Аттилой земель. Всех их называют общим именем — гунны, хотя чисто гуннов оставалась лишь незначительная часть.

Я хочу процитировать Рашид‑ад‑Дина: «Многие роды поставляли величие и достоинство в том, что относили себя к татарам и стали известны под их именем, подобно тому как найманы, джалаиры, онгуты, кераиты и другие племена, которые имели каждое свое определенное имя, называли себя монголами из желания перенести на себя славу последних; потомки же этих родов возомнили себя издревле носящими это имя, ЧЕГО В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ НЕ БЫЛО».

Первые три сына у Чингисхана, как и он сам, были рыжими, но когда ему показали его четвертого сына Тулуя, то в легендах сказано, что Чингисхан очень удивился его черным волосам. А теперь снова вернемся к «Тайной истории». Из нее мы знаем, что некоторое время его жена Бортэ находилась в плену у меркитов и после освобождения она оказалась беременной и вскоре родила первенца — Джучи, отца Батыя. Тэмучин признал его своим сыном, объявив, что жена попала в плен уже беременной, а когда дети подросли, то второй сын, Чагатай, объявил Джучи «наследником меркитского плена». Итак, вот что мы имеем: Джучи, как и Чингисхан, был рыжим, но если его всерьез считали незаконнорожденным, то получается, что среди меркитов (монгольского племени) было много рыжеволосых.

Здесь сразу нужно оговориться, что современные монголы Монголии, как, впрочем, и их предки из тринадцатого века типичные монголоиды. А степняки с европейской внешностью кочевали в Причерноморье, в степях Западного Казахстана, и среди них были меркиты и другие монгалы по альтернативной версии.

Кстати, Гумилев утверждает, что согласно летописцам древние монголы были народом высокорослым, бородатым, светловолосым и голубоглазым, а современный облик их потомки, т. е. монголы современной Монголии, обрели путем смешанных браков с окружающими их низкорослыми, черноволосыми и черноглазыми племенами.

Но любой, мало‑мальски знающий антропологию, взглянув на современных монголов, воскликнет: «Это ж сколько на одного светловолосого европеоидного прамонгола потребовалось ДЕСЯТКОВ людей желтой расы, чтобы их потомки стали так монголоидно выглядеть!» Потому что в современных монголах не видно даже малой доли европеоидной крови.

У некоторых отечественных авторов, имеющих свой особый взгляд на русскую историю, можно встретить утверждения о том, что половцы были блондинами. Так, Чивилихин в «Памяти» утверждал, что само название половцев происходит от соломенного цвета их волос, а Бушков писал, что половцы «относятся не к монголоидам, а к нормальному европеоидному типу, светловолосые, светлоглазые, ничуть не раскосые… (И язык у них схож со славянским)».

А вот что пишет венгерский ученый Мункачи: «Команы были светловолосыми блондинами, и чанго, их вероятные потомки, сохранившиеся в Молдавии и Венгрии, еще в столь слабой степени утратили эту особенность типа, что их антропологической характеристикой и до сих пор могут служить белокурые, иногда светлые, как лен, иногда рыжеватые, нередко вьющиеся волосы и голубые глаза, хотя субъекты с карими глазами среди них вовсе не редкость». Рыжеволосым был Шемс ад‑Дин Сонкор, один из мамлюкских вождей, родом кипчак.

Наконец, здесь следует привести утверждение известного французского историка профессора Мюссе. Он пишет о половцах, что, «говоря на тюркском языке, они, по‑видимому, были блондинами с голубыми глазами. Придя из Центральной Азии…». Для традиционной истории это нонсенс, такого быть не может. Вот что тот же Мюссе писал про венгров: «Не похоже, чтобы в результате смешения с тюрками видоизменился физический тип венгров, который всегда оставался отчетливо европеоидным». То есть, с одной стороны, он утверждает, что половцы — тюрки из Центральной Азии почему‑то блондины, а с другой стороны — для него тюрки не могут быть европеоидными. Как видите, постулаты и штампы, на которых базируется традиционная история, завели ее в тупик.

То, что половцы — славяне, как это утверждали Иловайский и другие, конечно, неверно. Но здесь речь идет об их внешности. Без сомнения, половцы в своей основе были европеоидами, но блондинами ли? Последние среди них вполне могли встречаться, но все‑таки в небольшом количестве. Плюс ко всему среди половцев были, конечно, и люди с монголоидной примесью. Их пропорции вполне могли быть такими, как, скажем, среди авар венгерских захоронений.

Так прав ли был Александр Блок? В части того, что мы потомки скифов и азиатов — да, но то, что наши предки — степняки были (а нашими предками еще являются и славяне, и финно‑угры) раскосыми, то он сильно ошибался. Да, действительно, монголоидов и метисов среди степняков было много, часто целые племена, но большинство кочевников все же были европеоидны, многие — светлоглазыми и светловолосыми (как Борджигины). Поэтому‑то несмотря на то, что постоянно, из века в век, вливавшиеся на территорию Руси в большом количестве степняки ассимилировались русскими, последние при этом оставались по облику европейцами. И опять же, это еще раз свидетельствует о том, что не могло татаро‑монгольское нашествие начаться из глубин Азии, с территории современной Монголии.

Тамерлан и тюркомонголоиды

Здесь нельзя обойти вниманием довольно любопытную тему об облике Тамерлана (Тимура). У Носовского и Фоменко ей посвящена целая глава. Оппонентом по этому вопросу выступил автор «Русской Атлантиды» («Россия, которой не было‑2») Андрей Буровский, который обвинил известных авторов во вранье и невежестве, но невежеством как раз страдают отдельные страницы его книги. Оговорюсь сразу: «Русская Атлантида» — книга в целом умная и интересная, но вот в некоторых местах, увы…

Впрочем, это беда наших историков. Их отношение к работам Носовского и Фоменко напоминает мне известную фразу одного плохого исторического персонажа: «Когда я слышу слово „культура“, то хватаюсь за пистолет». Возможно, я ее процитировал неверно, но такое отношение к Фоменко и Носовскому бытует в среде наших историков. Работа Буровского тому пример: «Однажды я принес книгу Носовского и Фоменко в один академический институт. Нет, это надо было видеть! Сотрудники института, ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ историки, буквально заходились, прямо‑таки кисли от смеха». Увы, это беда не только красноярских историков, довелось и мне наблюдать аналогичную реакцию.

Но вернемся к Тамерлану. За несколько часов до начала Великой Отечественной войны была вскрыта гробница великого завоевателя. Известный антрополог и археолог Герасимов по найденному черепу Тамерлана восстановил его скульптурный портрет. Монгол Тамерлан оказался европеоидом! Как выглядят монголы известно всем. Вы когда‑нибудь видели монгола‑негра? Или монгола как две капли воды похожего на микеланджеловского Давида? Я лично — нет. А вот Буровский, вероятно, да. Впрочем, ему, наверное, видней: от Красноярска до Монголии рукой подать, а там монголов с европейскими чертами хоть пруд пруди.

Об этом знают все, кроме трех невежд: Носовского, Фоменко и меня. Судите сами, вот что пишет Буровский, полемизируя с Фоменко и Носовским: «Или вот еще один перл. Авторы „сенсационной“ книги готовы выдать за невероятное открытие результаты восстановления М. М. Герасимовым облика Тамерлана по черепу. На самом деле европеоидность Тамерлана НИКОГО не способна повергнуть в удивление, кроме самого ПОСЛЕДНЕГО НЕВЕЖДЫ».

Уважаемые читатели, каюсь: я — тоже невежда, ибо в свое время европеоидность Тамерлана меня повергла в изумление. Другой реакции для меня, воспитанного со школьной скамьи на постулатах отечественной науки, и быть не могло. Монголы должны быть монголоидны, а то, что Чингисхан был рыжеватым, то такие проявления рецессивных генов хоть и редкость, но встречаются. При этом внешне Чингисхан для меня оставался типичным монголом, кроме пигментации, разумеется. Но, увы, и здесь я оказался невеждой. Потому что Чингисхан «имел европеоидный облик, почему бы и нет? Носовский и Фоменко или сами ЭТОГО НЕ ЗНАЮТ, или, попросту говоря, врут читателю». Вот так‑то. Спорить по этому вопросу с Буровским ни в коем случае нельзя: сразу же запишет в невежды и вруны. И вообще, если вы не знали, что Тамерлан был «пра‑пра‑правнуком Чингисхана», то теперь будете знать, так как Буровскому в этих вопросах надо верить. А то, что ВСЕ остальные историки утверждали, что Тамерлан не был Чингисидом, то есть не был потомком Чингисхана, то они, эти историки, значит тоже невежды и вруны. Это получается по Буровскому.

Что касается меня, то я все‑таки останусь в числе самых последних невежд и продолжу тему Тамерлана. Носовский и Фоменко так и пишут: «С одной стороны, вроде бы „всем известно“, что Тимур был монголом». Кавычки в словах «всем известно» поставили Носовский и Фоменко: как чувствовали, что найдутся буровские.

Если Тамерлан происходил из отуреченного монгольского племени барлас (Тимур=Тамерлан не был потомком Чингисхана), то его внешность не могла быть европеоидной. Это в том случае, если исходить из постулатов нашей традиционной исторической науки. Но если родина так называемых монгалов — район пустыни Каракумы, то он и должен был иметь европейский облик: чистый или со слабой монголоидной примесью. Что мы и имеем по реконструкции Герасимова.

Попытки Буровского спасти традиционную версию истории, как видите, неубедительны. Если признать за ним правоту, то окажется, что монголы монгольских степей за несколько веков превратились из европейцев в азиатов.

И еще немного об утверждениях Буровского. Он пишет: «Рассуждения об облике Тамерлана мимоходом вскрывают еще один пункт невежества Фоменко и Носовского. Они всерьез полагают, что существует некий индоевропейский облик. Но языковая группа, язык — это одно, а расовая принадлежность — совсем другое». Так вот, господин Буровский, во‑первых, в книге Носовского и Фоменко слово «индоевропеец» следует понимать несколько шире, а именно как типичного представителя европеоидной расы, так как все индоевропейские народы европеоидны. А во‑вторых, этот термин Фоменко и Носовский взяли у уважаемого и известного антрополога и археолога Герасимова, который писал о Тамерлане: «Однако свидетельство о том, что Тимур происходит из отуреченного монгольского рода, является таким документом, который дает право категорически отказаться от рассмотрения иранских и индийских миниатюр, наделяющих Тимура типичными чертами ИНДОЕВРОПЕЙЦА». Итак, М. М. Герасимов тоже невежда?

А вот утверждение Буровского, что «без переводчика могут понимать друг друга ярко выраженные монголоиды — якуты и такие же ярко выраженные европеоиды — турки», как раз страдает невежеством. Разве вы можете понимать без переводчика албанцев или греков? Нет? Странно, албанский и греческий языки относятся к индоевропейским языкам, как и русский. Но если серьезно, то без переводчика вы не сможете беседовать даже с поляком или словенцем. А ведь они, как и мы, славяне.

Якуты и турки говорят на тюркских языках, составляющих тюркскую языковую семью. И индоевропейская, и тюркская семьи делятся на отдельные ветви и группы.

В индоевропейскую семью входят группы германских, романских, славянских и многих других языков. Точно также нет однородности и в тюркских языках. Вначале тюркская языковая семья делится на две ветви: западную и восточную, а они уже на отдельные языковые группы. Якутский и турецкий языки не просто относятся к разным языковым группам, но даже к разным ветвям тюркской семьи языков. Якутский язык относится к восточной ВЕТВИ, а турецкий — к западной. Различие между ними огромно. А мы, русские, даже языки наших братьев‑славян, как правило, не понимаем. Но, по‑вашему, по‑научному, столь далекие в языковом отношении тюркоязычные якуты и турки должны понимать друг друга без переводчика?

Такой же активный недруг Фоменко и Носовского профессор Бегунов в книге «Русская история против „новой хронологии“ допустил ляпсус, мимо которого господин Буровский пройти мимо не должен. Критикуя Фоменко и Носовского, профессор Бегунов пишет: „Новохронологи, как видим, полностью игнорируют историческую и филологические науки, а также этнологию… по‑дилетантски отождествляют русских с монголами, татарами, турками, хазарами, т. е. европеоидов с монголоидными и ТЮРКОИДНЫМИ народами“. Я‑то, глупый, считал, что на земле существуют три основных расы — европеоиды, негроиды и монголоиды. Оказывается, есть еще и тюркоиды! Кто же они такие внешне? По Бегунову не монголоиды (а к ним, между про‑чим, относятся ТЮРКИ — якуты) и не европеоиды (те же ТЮРКИ — турки). Наверно, зеленые человечки?

Может быть, Бегунов ошибся? Но дальше у него еще хлеще: «В степях Дешт‑и‑Кыпчак стала образовываться золотоордынская тюркская народность с ассимилируемыми половцами (куманами), т. е. ТЮРКОМОНГОЛОИДАМИ, во главе, чей язык стал татарским языком».

Что можно сказать про все это? Можно только ответить словами из книги «Россия, которой не было‑2»: «Авторы или совершенно не владеют предметом (даже в пределах выпускника средней школы), или сознательно врут».

#4 Пользователь офлайн   АлександрСН 

  • Виконт
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Виконт
  • Сообщений: 1 796
  • Регистрация: 29 Август 11
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородКемерово
  • Награды90

Отправлено 21 Сентябрь 2011 - 16:05

Часть вторая

Калка

Чингисхан — Великий князь Киевский

Действующие лица:

Мстислав Храбрый, он же Чингисхан

Владимир, сын Мстислава, он же Джучи, сын Чингисхана

Ярослав, сын Владимира, он же Батый, сын Джучи

1223 году монголы вышли в район Приазовья, разбив алан, а затем и главные половецкие войска. Юрий Андреевич=Чингисхан, сын Боголюбского и старший в роду потомков Мономаха, требует киевского княжения. Мнения южнорусских князей разделяются, но в конечном итоге в 1224 году Киев переходит к Чингисхану. Такой вариант предлагает альтернативная версия истории.

А теперь посмотрим, что же происходило на Руси согласно летописям в последующие годы.

•В 1226 году Киевский митрополит Кирилл оказался случайно в Чернигове, а затем уезжает во Владимир.

•Русские князья признали Мстислава Храброго (Галицкого) как старшего среди них, он стал посредником в княжеских спорах.

•Мстислав Храбрый Галицкий почему‑то отдает Галичское княжество, в обход родных сыновей, своему зятю, венгерскому королевичу Андрею. Отдает просто так, ДОБРОВОЛЬНО, СВОЕ КНЯЖЕСТВО, оставив себе чуть‑чуть юго‑восточных земель.

•В военном отношении Мстислав опирается на половецкие войска и Владимира Киевского: «Приведе Мстислав Котяна и половци многы и Володимера Кыевьского».

•Мстислав умирает в 1228 году (Чингисхан — в 1227 году, на один год в летописной истории постоянно случаются сбои, тем более что именно в 1228 году Великий курултай утвердил своего нового главу).

•Мстислав похоронен в Киеве, хотя умер в Торческе.

К настоящему времени могила Мстислава не найдена.

•После 1228 года у Владимира Киевского возникают большие проблемы с окрестными русскими князьями, в первую очередь с Даниилом Галицким.

•В 1230 году в Киеве происходит сильное землетрясение (не проще ли сказать: осада Киева с применением камнеметных машин была такой, что шатались стены и падали сверху кирпичи). «Люди ждали конца своего, стенали на улицах и прощались друг с другом».

•К 1234 году Владимир Киевский теряет ряд важных городов, а вскоре и сам Киев. Владимир оказывается на земле половцев (якобы в плену).

•В эти годы на Руси были известны два князя Владимира. Владимиром Киевским историки объявили Владимира Рюриковича, умершего в Смоленске в 1239 году, о чем сообщила ПСКОВСКАЯ летопись. А Владимир Мстиславич был ПСКОВСКИМ князем. По предлагаемой реконструкции Джучи=Владимир Мстиславич правил в Киеве, а Владимир Рюрикович — в Пскове.

•Через год Владимир возвращается из степей и берет себе Киев, но вскоре в 1236 году почему‑то добровольно уступает его Ярославу (по летописям сыну Всеволода Большое Гнездо. По предлагаемой реконструкции Джучи=Владимир в 1236 году умирает и передает княжение своему сыну Батыю‑Ярославу).

Батый, в отличие от своего отца Джучи, обладал железным характером и большим стремлением к власти. В конце 1237 года войска Батыя со стороны юго‑востока вошли в пределы Рязанского княжества и стали захватывать уже надолго и всерьез Северо‑Восточную Русь.

А теперь, уважаемые читатели, замените Мстислава на Чингисхана, Владимира на Джучи, а Ярослава на Батыя в приведенной выше хронологии событий, и вы увидите, что же реально происходило в Южной Руси в 1224—1236 годах, при этом все странности чудесным образом исчезнут, а история обретет логический и четкий вид.

Общее резюме реальных событий. В 1224 году Юрий Андреевич Чингисхан, практически язычник, отсюда и проблемы с митрополитом Кириллом, становится киевским князем, с этим согласны русские князья: он старший в роду. Но в 1228 году Юрий умирает, и его сын Джучи, по общему мнению, незаконно, не по старшинству, владеет Киевом. В конечном итоге слабого Джучи в 1234 году изгоняют. Он бежит в степь, где получает от своего брата Удэгея, правившего в районе Каракорума или где‑то рядом в Средней Азии, войска и в 1235 году возвращает себе Киев. В 1236 году он умирает, передав власть и войска своим сыновьям Орду‑Ичену и Батыю. Последние бегут снова в степь к дяде Удэгею и в конце 1237 года с татарскими войсками появляются в вотчине своего прадеда Андрея Боголюбского — на Северо‑Восточной Руси.

Итак, здесь мы рассмотрели предположение, что Юрий Андреевич, как и многие русские князья (это практиковалось на Руси), имел два имени: родовое Мстислав и христианское Юрий (Георгий). Предвижу резонный вопрос: почему до бегства в степь, а также во время пребывания в Грузии летописи упоминали его только под именем Юрия, а в рассматриваемых событиях двадцатых годов XIII века — уже под именем Мстислава? Но это не верно.

В летописях упоминаются трое сыновей Андрея Боголюбского: Изяслав, Мстислав и Юрий. Изяслав умер при жизни отца в 1165 году, и он нам не интересен. А вот имена Мстислав и Юрий заставляют задуматься. В летописях они всегда УПОМИНАЮТСЯ ПОРОЗНЬ, но летописи сообщают, что Мстислав умер в 6681 году, 28 марта, во вторник. 6681 год от сотворения мира — это 1173 год нашего летоисчисления. Но 28 марта в этот год приходилось на среду. Поэтому историки объявили это опиской и НАЗНАЧИЛИ смерть князя Мстислава на вторник 28 марта 1172 года.

Но если это не описка современника, а ошибка более поздних сочинителей истории, которым нужно было придумать смерть Мстиславу, иначе люди задались бы вопросом: а что с ним стало? Сообщение о его смерти не более как позднейшая приписка с целью изменения истории: никто из потомков не должен был догадаться об идентичности Чингисхана (Великого Киевского князя Мстислава) с сыном Боголюбского. Но дату просчитали неверно, вставив ее в черновой вариант правки. А через несколько лет про это уже не вспомнили: никто не стал сверять день недели. Поэтому вполне возможно посчитать Мстислава и Юрия одним и тем же лицом (еще раз напомню, что в летописях они никогда вместе не упоминались), тем более что из летописей нельзя определить возраст Мстислава.

На Руси часто были одинаковые связки родовых и христианских имен. Владимир Святой и Владимир Мономах оба крещены Василиями. Сын Мудрого Святослав, как и его внуки Святославы — Давыдович и Ольгович носили христианское имя Николай. Среди Мстиславов были Феодоры, но был и Мстислав Владимирович, внук Мономаха, в крещении Георгий! Его, правда, тоже хотят считать Федором. Но есть малоизученное новгородское предание об основании собора св. Николая на Ярославовом дворище. Само предание древнее, хотя бы потому, что оно написано архаичным языком.

В нем так и сказано, что Мстислав был крещен Георгием. Академик Лихачев считал, что новгородский Юрьев монастырь был основан Мстиславом в честь своего ангела Георгия.

Предвижу «серьезное» замечание наших историков.

У описываемого Мстислава Храброго было отчество не Андреевич, а Мстиславович. Ну и что? Подобрали древние правщики истории нашему Мстиславу=Юрию=Чингисхану подходящего отца, им оказался тоже Мстислав. Или другой вариант. В летописях есть случаи, когда князь называется по отчеству‑кличке, характеризующему характер и поступки данного князя. К примеру, Олег Гориславич, названный так за развязывание усобиц на Руси. А Мстиславич — от слова «месть». Так что, видите, объяснения простые.

Таким образом, мы можем считать, что у Андрея Боголюбского было не три сына, а два: рано умерший Изяслав и Мстислав=Юрий, ставший в степи Чингисханом.

Так где же похоронен Чингисхан? Как здесь уже было сказано, князь Мстислав похоронен в Киеве, хотя умер он в Торческе. К настоящему времени могила Мстислава не найдена. Зато найдена в Киеве гробница Ярослава Мудрого, крещенного ГЕОРГИЕМ. Саркофаг был найден в семнадцатом веке. Все его поверхности, кроме одной боковой, находятся в хорошем состоянии. Однако никаких надписей на гробнице нет. Но они были на плохо сохранившейся стороне, об этом свидетельствуют с трудом различимые буквы.

Что же там было написано и почему неподписанный саркофаг объявили гробницей именно Ярослава Мудрого, а не какого‑то иного князя? Вероятно потому, что на ней было выбито его христианское имя — Георгий, правда, вместе с какой‑то иной, нежелательной для традиционной истории информацией. К XVII веку никто и не мог уже заподозрить в этом Георгии сына Андрея Боголюбского Георгия Андреевича. Ибо по всем летописям этот Георгий бесследно пропал и уж, во всяком случае, не мог быть киевским князем. Тогда кто же из киевских князей был Георгием? Такой вопрос встал перед нашедшими гробницу. Ответ историками был найден. Это, конечно же, Ярослав Мудрый, крещенный Георгием. Так эта гробница и стала считаться гробницей Ярослава Мудрого.

Можно предположить, что Юрий Андреевич, сын Боголюбского, родился примерно около 1160 года (так как в 1171 году он был весьма юн), следовательно, к 1227 году ему могло быть около 67 лет. Правда, почему‑то некоторые историки считают Юрия более старшим, и все из‑за того, что в 1173 году он возглавил военный поход, а раз так, то Юрий, по их мнению, уже не мог быть мал. А между тем, в летописях недвусмысленно отмечено, что тот поход реально возглавлял вельможа Борис Жидиславич. В практике тех лет такое было правилом. К примеру, Всеволод Большое Гнездо, осаждая Пронск, имел при себе двух сыновей десяти и пяти лет от роду.

Медицинская экспертиза скелета князя Ярослава подтверждает именно такой возраст, 65—70 лет. Кстати, вспомните: Чингисхан остался без отца, будучи подростком, то есть он родился также в 1160—1162 годах или около этого. Иловайский называет примерный год рождения Чингисхана — 1160‑й. И еще у него же: «Темуджину было только тринадцать лет, когда скончался его отец». Следовательно, отца у Чингиса убили в 1173 или 1174 году. Но 1174 год — это год смерти Андрея Боголюбского. Удивительные совпадения!

Я думаю, многим известен восстановленный скульптурный облик Ярослава Мудрого, известен хотя бы из школьных учебников. В детстве и мне он попался. Вы знаете, как я был разочарован! Ярослав Мудрый, сын легендарного былинного князя Владимира, внук еще более легендарного воина Святослава, правнук князя Игоря, — какие были герои! — а на изображении — невзрачный старик, совсем непохожий на скандинава. Как‑то я показал своей дочке его портрет и спросил: кто это? Она ответила: «Узбек». Что ж, устами ребенка глаголет истина. И она права. Скульптурное изображение выдает человека с явной азиатской примесью. Тем более, Герасимов, восстанавливая облик Ярослава Мудрого, прекрасно знал, чей это череп, и по возможности постарался, я думаю, несколько сгладить монголоидные черты.

Давайте уберем эту древнерусскую шапку, сбреем типичную русскую бородку. Да, явный узбек! Но как же так? Согласно нашей традиционной истории Игорь — скандинав, Ольга либо скандинавка, либо славянка, следовательно, Святослав тоже должен был иметь скандинавскую внешность. Жена‑наложница Святослава Малуша происходит из славян. Их сын Владимир женат на скандинавке Рогнеде. То есть в роду Ярослава Мудрого в основном скандинавы с примесью славян. А почему их потомок Ярослав — узбек? Никто почему‑то таким вопросом не задавался, а напрасно.

А вот Юрий Андреевич — внук дочери хана Аепы и сын внучки Тугорхана, то есть минимум на три четверти половец. Герасимов воссоздал и внешний облик его отца Андрея Боголюбского. Внешность примечательная, перед нами человек с явной азиатской примесью. Если сравнить эти две скульптуры, то внешнее сходство бросается в глаза. Впрочем, это не удивительно, по АВ это сын и отец.

В городе Ярославле на центральной площади установлен памятник Ярославу Мудрому. Изображение этого памятника есть на тысячерублевых российских банкнотах. Так что в какой‑то мере можно утверждать, что Чингисхан изображен на самых крупных российских деньгах, это, конечно, случайность, но весьма символичная.

«Слово о полку Игореве»

Еще в XIX веке «Слово о полку Игореве», найденное в самом конце XVIII века Мусиным‑Пушкиным, рядом исследователей было объявлено подделкой. Получается, что и в XIX веке были честные ученые, поднявшие свой голос в защиту чистоты истории? Да нет, увы, это не так. Да, эти люди оказались смелыми — оригинал‑то был сожжен (кем — неизвестно, во время нашествия Наполеона), поэтому можно было говорить все, что хочешь про «Слово». Но вопрос в ином: зачем было объявлять «Слово» подделкой? Что же такое в нем при более глубоком изучении могло оказаться опасным, зачем решили впрок пустить слушок, что «Слово»— то ненастоящее? Вдруг это «что‑то» обнаружится, всплывет наружу, следовательно, какие‑то постулаты традиционной истории окажутся под сомнением, и тут же в ответ последу‑ет: «Слово» — подделка, об этом писалось еще в XIX веке.

Но вначале нужно решить: подделка это произведение или нет? На этот сложный вопрос ответ на удивление легок.

В «Слове о полку Игореве» несколько раз упоминается имя Трояна. Ученые до сих пор не могут определить, о ком идет речь, считая эти ссылки одними из самых трудных загадок «Слова». Траян — один из римских императоров. Но как понять следующие строки: «На седьмом веке Трояновом бросил Всеслав жребий о девице ему милой»? Из них следует, что полоцкий князь Всеслав жил в седьмом веке Трояновом. Но римский император Траян правил в первом веке нашей эры за десять с лишним веков до Всеслава. Карамзин отмечает, что это ошибка, так как: «1. Летоисчисление народа безграмотного не бывает верно; 2. Сочинитель „Слова“ мог ошибиться; 3. Число семь есть ошибка». Однако ошибся сам Карамзин. Если применить «новую хронологию» Носовского и Фоменко, то император Траян накладывается на императора Аркадия, который правил в 395—408 годах. Полоцкий князь Всеслав умер в 1101 году, прокняжив 57 лет. Таким образом, Всеслав действительно жил в седьмом веке Трояновом (почти семьсот лет после смерти императора Аркадия, или Аркадия=Траяна по Носовскому и Фоменко). Правда, верна ли сама «новая хронология»? Здесь есть еще над чем подумать.

В «Слове» есть любопытные строки: «Се бо Готьскыя красныя девы… поют время Бусово». Академик Шахматов находил вероятным сближение имени этого Буса с именем антского князя Боза (или Божа). Боз был распят в самом конце четвертого века, по мнению некоторых исследователей, это могло произойти в самом начале пятого века. То есть Боз был распят в годы правления императора Аркадия. Или Траяна. Любопытное совпадение. На это никто из историков, разумеется, внимания не обратил: не будут же они читать всяких там Фоменко…

Теперь мы подошли к главному: чего же испугались историки, что такое они обнаружили в «Слове»? Битва князя Игоря с половцами произошла на реке КАЯЛЕ. До сих пор месторасположение этой реки неизвестно. Возможно, как считается, это река Макатиха, впадающая в реку Голая Долина, которая, в свою очередь, является притоком реки Сухой Творец. Как видите, запутано ужасно и сделано это, вероятно, для того, чтобы Каялу не могли отождествить с КАЛКОЙ, где по ТВ в 1224 году татаро‑монголы разгромили русско‑половецкие войска, впервые появившись вблизи русских земель.

Что же нам сообщает история о сражении на Калке? В 1220 году Чингисхан отправляет в поход войско под командованием Субэдея и Джебе, которые, захватывая и уничтожая крупнейшие города Средней Азии, Ирана, Азербайджана, Армении, Грузии, с боями прошли тысячи и тысячи километров. Этот экспедиционный корпус через три года вышел на Северный Кавказ. Здесь монголы разгромили алан, а затем объединенное половецкое войско. Три года без поражений, по враждебным землям —КТО в это ПОВЕРИТ? Но верят, потому что так утверждает история.

Вот что пишет об этом Гумилев: «Измученные переходом монголы отнимали у алан пищу, угоняли лошадей и другой скот. Аланы в ужасе бежали куда попало». От кого? От кучки измученных и голодных оборванцев?

Узнав об этом, русские князья собираются на совет в Киеве, а на это надо время. «Они долго рассуждали». И на это тоже надо время. Наконец решение идти на монголов принято. Заметьте: решение. Войска нужно собрать не только из Киева, но и из Галича, Смоленска, Курска, с Волыни. На это нужно много времени. Наконец войско собрано и идет по Днепру в степь.

Появляются монгольские послы: «Мы ничем не оскорбили россиян: не ходили к вам в землю, не брали ни городов, ни сел ваших, а хотим единственно наказать половцев, своих рабов и КОНЮХОВ». Откуда дикие монголы, а именно такими их представляет традиционная история, узнали о переговорах половцев и русских, откуда в степи стало известно о военных приготовлениях князей?

Монгольских послов убивают(!) и идут дальше по Днепру. Через 17 дней появляются новые послы: «Хотите битвы? Да будет!» Этих послов отпускают. Войска идут дальше на восток и на реке Калке встречаются с монголами. Эта река Калка исторически найдена (ныне Калеца), в отличие от ненайденной Каялы. Впрочем, если Калка и Каяла — одна и та же река, то, найдя первую, вторую, конечно же, уже не найти.

Происходит сражение. Половцы дрогнули и, отступая, «устремились на россиян, смяли ряды их и даже отдаленный стан». Итак, в битве на реке Калке в «Слове» черным по белому написано, что русские войска были смяты не монголами, а ПОЛОВЦАМИ, якобы союзниками русских. Аналогично этому в 1185 году при битве русских с половцами на реке Каяле, последние тоже разбили и смяли русские войска.

Сравнивая битвы на реках Каяле и Калке, мы видим, что везде половцы бьют русских. А вот еще про битву на Калке: «ПОЛОВЦЫ, виновники сей войны и сего несчастия, УБИВАЛИ РОССИЯН, чтобы взять их коней или одежду». Это написал Карамзин. Как понимать его слова? Ведь и половцы, и русские равнозначно потерпели поражение и бежали, почему же первые ведут себя так, как должны вести себя победители, преследуя разгромленных врагов?

Вывод можно сделать один: битвы на Калке в 1224 году не было, а ее прообразом для наших историков (тех, кто правил историю) послужила неудачная битва князя Игоря с половцами в 1185 году на реке Каяле. А придумано все это было с одной целью: скрыть, что в 1224 году войска степняков, возглавляемые Чингисханом, подошли к Киеву, и Чингисхан, сын Андрея Боголюбского, стал киевским князем. Когда правилась история, еще было в памяти, что татаро‑монгольское вторжение в 1237 году было в русской истории не первой встречей русских с татарами, поэтому и решили ограничить первую встречу русских и татар битвой на Калке. Никакой битвы с татаро‑монголами на реке Калке не было. А что же было, спросите вы? Да, ничего. Чингис‑хан, он же князь Юрий Андреевич, опираясь на приведенное им из степи войско, стал Киевским князем. Вот и все.

Кстати, даже год битвы на Калке точно не определен, по различным источникам это произошло 31 мая 1223 года, 31 мая 1224 года, 16 июня 1224 года. На Калке, считается, также произошла битва Тохтамыша с Мамаем в 1381 году.

И еще, описание битвы на Калке удивительно похоже на сражение монголов в Венгрии во время их западного похода.

Согласно русским летописям победители положили на побежденных доски и начали пировать над их трупами. Это преподносится нашими историками как пример дикости и жестокости монголов. Однако эти же историки почему‑то забыли, что одним из славянских обычаев того времени было празднование победы «на костех», то есть на поле боя. Поэтому‑то неудивительна такая колоритная деталь, оказавшаяся в рассказе о битве на Калке. Впрочем, о такой расправе пишут только летописи. А по другим источникам князей или просто убили, или только пленили. Наличие такого разночтения судьбы русских князей только еще раз показывает несостоятельность всей истории с битвой на Калке.

Кстати, небольшое отступление на тему, где конкретно произошел бой князя Игоря с половцами. В 1894 году при строительстве железной дороги в одном из степных районов было обнаружено много скелетов и оружия. Историки долго думать не стали и утвердили это местом боя Игоря с половцами, хотя до того времени предполагалось совсем иное место, расположенное почти аж в 300 километрах к северо‑западу. Вот «научность» работы историков, а такая методика исторических открытий практикуется и в наши дни.

А теперь давайте рассмотрим несколько интересных выдержек из «Слова», сравнив их с переводом на современный русский язык, а также с комментариями.

«А уже не вижду власти сильнаго, и богатаго, и многовои брата моего Ярослава, съ черниговьскими былями, съ МОГУТЫ, и съ ТАТРАНЫ, и съ шельбиры, и съ топчакы, и съ ревугы, и съ ольберы». («А уже не вижу я власти сильного, и богатого, и обильного воинами брата моего Ярослава, с черниговскими боярами, с БОГАТЫРЯМИ, и с ТАТАРАМИ, и с шельбирами, и с топчаками, и с ревугами, и с ольберами» — это в переводе Л. Дмитриева).

А теперь его же комментарий: «Могуты, татраны, шельбиры, топчаки, ревуги и ольберы — тюркские племена, которые, осев в Черниговском княжестве, выступали на стороне русских князей». Очень хотелось бы узнать у данного автора, все‑таки кто же такие «могуты» — богатыри или тюркское племя?

В «татранах» он увидел ТАТАР, что же помешало назвать «могутов» МОНГОЛАМИ? Я думаю что причина в том, что монголы по ТВ в те годы еще кочевали в своей далекой Монголии и их появление в конце XII века в южнорусских степях не стыковалось с догмами традиционной истории.

Внимательно изучая «Слово», нельзя пройти мимо следующих строк: «Рекъ Боянъ и Ходына Святьславля, песнотворца стараго времени Ярославля, Ольгова коганя хоти».

(«Сказали Боян и Ходына Святославовы, песнотворцы старого времени Ярославова, Олега Кагана любимцы»).

Эти выдержки считаются одними из «темных мест» «Слова». В первом издании (напомню, «Слово» в оригинале не сохранилось) вместо «Ходына» было «ходы на», а вместо «песнотворца» — «пестворца», а это может повлиять на смысл текста. Но в данном случае не это важно. Вопрос заключен в другом: что означает слово «Ярославля»? Имя Мудрого или название древнего Новгорода, откуда пришел князь, он же каган Олег? Как, кстати, соотнести упомянутые здесь города Ярославль и Новгород? Я полностью согласен с гипотезой Носовского и Фоменко, что Ярославль и есть тот древний летописный Новгород. Современному Новгороду на Волхове незаконно присвоили древнюю историю Великого Новгорода. Но об этом в одной из глав второй книги.

Перевод же, на мой взгляд, может звучать и так: «Пел Боян о походах Святослава, выпестованного старыми временами Ярославля при кагане Олеге». Действительно, Святослав был последним дружинным князем, продолжившим традиции военных походов Олега и Игоря. Последующие князья такой боевой славы уже не имели. По словам Константина Багрянородного, Святослав княжил как раз в Новгороде. А Ярославль=Новгород был первой древней столицей, откуда пошла Русская земля.

Еще одно замечание: в год битвы на Калке некий половецкий хан Бастый принял христианство. Уж не хан ли это Батый? В книге Похлебкина «Татары и Русь» в первом сражении русских с татарами, что произошло за несколько дней до битвы на Калке, татарский отряд во главе с ханом Гемябеком назван отрядом кипчаков. Но кипчаки — это одно из названий половцев. Не буду спорить, возможно, Похлебкин ошибся. Если нет, то получается, что действительно русские сражались с половцами, что и было в походе князя Игоря, закончившемся битвой на реке Каяле.

Внимательное рассмотрение текста «Слова о полку Игореве» подтверждает предположение о том, что не было никакой битвы с монголами на реке Калке в 1224 (1223) году, а само ее описание во многом взято с описания битвы Игоря с половцами на реке Каяле 1185 года.


Нашествие монголов

Невский и его братья

После убийства в 1174 году Андрея Боголюбского к власти в Северо‑Восточной Руси пришел его брат Всеволод Большое Гнездо, а затем сыновья Всеволода: вначале Константин, а после его смерти Юрий. У Всеволода, получившего прозвище из‑за своего многочисленного потомства, среди других сыновей особенно выделялся Ярослав.

Этот сын обладал кипучей энергией, большой жаждой власти и жестокостью: к намеченной цели он шел в прямом смысле по трупам. Но Ярославу не повезло с рождением: он был моложе и Константина, и Юрия, но благодаря монгольскому нашествию именно к его роду перешла власть: Невский, Донской, Грозный были его потомками, по крайней мере, так утверждает традиционная история.

Конечно, ничего странного в этом нет: под ударами монгольских сабель погибли Юрий со всеми сыновьями и Константиновичи, расчистив своей гибелью путь к господству Ярослава и его потомков.

Здесь странно иное, оказывается, у Ярослава по летописям было и другое имя — Феодор, или Федор. Традиционная история объясняет это просто: Ярослав — имя родовое, а Федор христианское, данное при крещении. Такое на Руси практиковалось. Хорошо, пусть будет так. Пока.

А теперь посмотрим, как же звали сыновей Ярослава Всеволодовича: Даниил, Михаил, Василий, Константин, Андрей, Александр (будущий Невский), но пока это нам не интересно. Но далее: Федор и Ярослав, которого также называют Афанасием. Итак, у отца Ярослава=Федора есть сыновья: Федор и Ярослав=Афанасий. Что ж, соглашусь, такое хоть и странно, но вполне возможно.

Федор Ярославич — фигура довольно любопытная. Дело в том, что в летописях он упоминается в основном в связке со своим братом Александром: куда один, туда и другой, прямо как сиамские близнецы. Но в 1233 году молодой Федор неожиданно умирает. Его мать Феодосия скончалась в 1244 году, а отец великий князь Ярослав — в 1246 году. Но мать похоронили рядом с сыном в Новгороде, а тело отца по ТВ привезли из далекой Монголии и погребли во Владимире.

Впрочем, во владимирском описании княжеских гробов говорится, что мать и сын лежат в храме великомученика Георгия, что в городе Владимире. А в новгородском Георгиевском монастыре на их могиле указана совсем другая дата смерти матери — 1241 год. Обратите внимание: и там, и там общие названия церквей, но в разных городах, плюс ошибка в дате. Не свидетельствует ли все это о том, что надгробие может быть поддельным?

Впрочем, настало время истины: сын Всеволода Большое Гнездо князь Федор, он же Ярослав, умер не в далекой Монголии в 1246 году, а много раньше — в 1233 году; его жена, умершая позже, была погребена вместе со своим МУЖЕМ Федором, а не СЫНОМ Федором, как утверждает традиционная история. Князь Федор=Ярослав Всеволодович до нашествия Батыя (1237 год) просто не дожил, что автоматически ставит под сомнение его отцовство в отношении Александра Невского с братьями. Потому что по ТВ в монгольские времена Невский и его братья жили и действовали при их живом отце князе Ярославе.

Чтобы развеять какие‑либо сомнения, уважаемые читатели, я рекомендую вам почитать историю России тех историков, которые наиболее подробно описывают эти годы. Вы сами убедитесь, что активный и деятельный Ярослав=Федор Всеволодович был постоянным участником многих исторических событий 1220—1230‑х годов, но в 1233 году, «пораженный внезапной кончиной старшего сына, он уехал в Переславль», а затем в Киев, где и пробыл в тишине и бездействии все время до момента захвата монголами Северо‑Восточной Руси. То есть после 1233 года он пропал для истории Владимирской Руси. Да и в истории Киевской Руси о нем написано совсем немного, к тому же эти сведения противоречивы.

Что же пишет традиционная история о том, что было с Ярославом=Федором после 1233 года? В 1236 году князь Владимир Рюрикович выгнал князя Изяслава из Киева, но вскоре уступил киевское княжение нашему герою Ярославу Всеволодовичу. Но в Синопсисе утверждается, что Изяслав был выгнан Ярославом, а последний — Владимиром Рюриковичем уже при монгольском нашествии. В то же время Соловьев, ссылаясь на Никоновскую летопись, утверждает, что Ярослав пришел на владимирский стол после вторжения Батыя не из Киева, а из Новгорода. Свою лепту в эту неразбериху вкладывают и многие другие летописи, по‑разному трактуя описываемые события. Как правильно подметил историк Экземплярский, «летописные известия 1235—1238 годов темны, противоречивы и сбивчивы». Я думаю, с этим выводом вы согласитесь. Но где же правда? Реально же все проще: в 1236 году Владимир Рюрикович выгнал Изяслава, и все это время Владимир Рюрикович был киевским князем. Никакого Ярослава в Киеве и не было, ибо этот человек, еще раз повторю, умер в 1233 году (по АВ), а при монголах под именем Ярослава действует совсем другой человек — САМ ХАН БАТЫЙ. Впрочем, не один Батый.

Подтверждением этому может быть и введшее в недоумение многих прославленных историков сообщение от 1239 года, где говорится, что князь Ярослав Всеволодович ходил к городу Каменцу (а это на Украине!), взял его и захватил там жену Михаила Черниговского и множество людей. И это после страшного монгольского погрома Северо‑Восточной Руси!? Карамзин пишет: «Удивительно, как мог великий князь в такое бурное время идти из Владимира Суздальского в нынешнюю Подольскую губернию!» А что тут удивительного: просто начался западный поход Батыя…

О том, как «наследили» правильщики истории, свидетельствует следующий отрывок из Никоновской летописи, перечисляющей в 1239 году сыновей князя Ярослава Всеволодовича: «князя Александра Ярославича, и князя Андрея, и Константина, и Афанасия, и Данила, и Михаила, и Ярослава, и Василия». А между тем, в 1239 году у великого князя было только шестеро сыновей, но никак не восемь: Василий родился только в 1241 году (по ТВ!), а Ярослав и Афанасий это разные имена одного и того же человека. Ох, врут летописи, да еще как! А вместе с ними и наши историки.

Где же истина? Я думаю, в этом вопросе нужно просто развести в стороны сыновей настоящего Ярослава Всеволодовича и сыновей хана Батыя. Вначале сын Федор, умерший в 1233 году: это фантом самого Ярослава=Федора Всеволодовича. К сыновьям последнего можно отнести Даниила, Михаила, Константина и Афанасия. А вот Александр, Андрей, Ярослав и Василий (но Василий, скорее всего, выдуман поздними историками) — это дети Батыя (Батый по АВ — правнук Андрея Боголюбского), т. е. не потомки Большого Гнезда (Всеволод Большое Гнездо — брат Боголюбского), и вот почему. Вряд ли у Ярослава Всеволодовича был сын Александр, так как в летописях домонгольских событий он проходит в основном в связке с несуществующим братом Федором. Андрей появляется в летописях уже после монгольского нашествия, Василий — тот и вовсе родился в 1241 году. У Ярослава Ярославича присутствует второе имя — Афанасий, поэтому следует, на мой взгляд, разделить эту связку имен на двух разных людей. Впрочем, у настоящего Ярослава Всеволодовича могли быть и другие сыновья, так как сообщается, что какой‑то его безымянный сын погиб от монголов в Твери в 1238 году.

Многие, наверное, помнят фильм «Александр Невский» с блистательным Николаем Черкасовым в главной роли. Прекрасно сыграл 35‑летний актер князя‑подростка. Да‑да, по ТВ Александр Невский разгромил войско Биргера на реке Неве в… шестнадцать лет. Талантливый юнец! Оговорюсь сразу: по другим данным Александру в это время было уже где‑то 19—20 лет, но и этот возраст мал для таких свершений. Нет, я не хочу в чем‑либо упрекать авторов прекрасного фильма, просто они вынуждены были на это пойти, иначе никто бы не поверил в героя‑подростка, разгромившего шведов.

Очень любопытно, Александр Невский по ТВ считается приемным сыном Батыя, после того как он побратался с его сыном Сартаком. Один из удельных порабощенных князьков побратим сына великого Батыя? Вдумайтесь сами: неужели такое возможно? Но по традиционной версии истории это так. Как и то, что во время выборов верховного монгольского хана в Каракоруме Золотую Орду и самого Батыя представлял князь Ярослав, отец Невского(!). Конечно, традиционная история все эти более чем странные сообщения старается замалчивать, понимая, к каким нежелательным вопросам может это привести.

В Лаврентьевской летописи, которую Карамзин считал самой древней и полной, три страницы, где рассказывалось о походе Батыя, были вырезаны и заменены какими‑то литературными штампами о событиях XI—XII веков. Об этом писал Л. Гумилев со ссылкой на Г. Прохорова. Что же там было страшного, что пошли на подлог? Вероятно, что‑то, что могло дать пищу для размышлений о странности монгольского нашествия.

А вот что пишет Полевой в «Истории русского народа»: «Повествование о нашествии монголов составляет отдельную статью в наших летописях, и, кажется, составлена она современником». Одно непонятно, чей это современник: времен нашествия монголов или Полевого? Книга Полевого была полемически направлена против исследований Карамзина. Из этих двух вариантов я скорее выберу второй. Во всех летописях, составленных в разных и дальних уголках Руси, рассказ о батыевом нашествии идентичен. То есть получается, что рассказ о нашествии монголов сочинял один человек. Но трудно представить, что во времена Батыя один из летописцев середины XIII века написал повествование о событиях монгольского нашествия, а затем разослал его по всем монастырям, где составляются летописи. Если он послал свой труд не электронной почтой, опередив других летописцев, то тогда у традиционной истории останется только один довод: этот рассказ так понравился во всех русских монастырях, что все летописцы вырвали уже написанное ими из летописей и тут же вставили присланное сочинение в свои летописные своды. Полный бред! Но на нем основывается наша историческая наука.

Как происходило нашествие

Действительно, как же происходило порабощение монголами Руси? На эту тему написано очень много, но только в последнее время стал подниматься вопрос: «А сколько же было захватчиков?» Так как официальная версия, утверждающая цифру по разным вариантам в пределах нескольких сотен тысяч человек, все больше и больше подвергается справедливому сомнению. Действительно, несколько сот тысяч людей и еще большее количество их коней просто не прокормились бы. Тем более что нашествие происходило зимой.

Однако и до сих пор встречаются фантастические цифры в 500—600 тысяч воинов! Именно последней цифрой определил татарское войско под Киевом один из главных критиков Фоменко профессор Ю. Бегунов в своей книге «Русская история против „новой хронологии“. Откуда такая цифра? Он оперирует цифрами средневекового монаха Юлиана: „Венгерский монах Юлиан сообщает о численности войск Батыя, сосредоточенных против Руси: 240000 рабов не их закона и 135000—140000 отборнейших монгольских воинов“. Нельзя же, господа профессора, слепо ве‑рить таким данным, откуда монах их взял? Прятался под столом на военном совете у Батыя?

Давайте сделаем то, на что, боюсь, не способны наши уважаемые историки — просто чуть‑чуть подумаем: по их версии только на Русь из Центральной Азии пришло четверть миллиона ОТБОРНЕЙШИХ монгольских воинов. Но стоит ли напоминать, что Центральная Азия — местность суровая, здесь плохой климат, пустыни. Можно проскакать сотню километров и не встретить ни души, плотность населения одна из самых низких в мире. Разве что еще Сахара и Намибия этим отличаются. Откуда эти отборнейшие воины? Для их подготовки необходимо многие годы практиковаться в воинском искусстве, тратить на это значительную часть времени, не думая о поисках пищи. Кто же их кормил, этих воинов? Чем они питались по пути из Монголии на Русь?

Приводимая в последнее время цифра в 30 тысяч человек, которая на порядок меньше первоначальной, заслуживает большего доверия. Но, на мой взгляд, монголов было ЕЩЕ МЕНЬШЕ, не более 10 тысяч человек. Скорее, что всего 4 тысячи воинов. Именно о такой цифре говорится в сообщении о выделении сыновьям Джучи земель и воинов.

Судите сами. После уничтожения Рязани монголы идут дальше в глубину Руси, но на них с тыла нападает отряд Евпатия Коловрата, численностью 1700 человек. Рязанцы сумели смять, то есть разгромить, их задние полки. Монголам победа досталась большой ценой.

Четыре тысячи воинов — это не такая и маленькая цифра, даже, наоборот, по тем временам очень большое войско. И это не трудно доказать. В 1099 году во время междоусобиц в южной Руси венгерское войско во главе с королем Коломаном по приглашению князя Ярослава Святополковича вступило в русские пределы. Его противник князь Давыд Игоревич нанял половцев во главе со знаменитым ханом Боняком. «Утром на другой день Боняк выстроил свое войско: у него было 300 человек, а у Давыда 100; он разделил всех на три полка и пустил вперед на венгров Алтунопу с отрядом из 50 человек, Давыда поставил под стягом, а свой полк разделил на две половины, по 50 человек в каждой». Это цитата из «Истории России» Соловьева. Венгры были разгромлены, из чего следует, что войско венгерского короля тоже не было большим. Да, в те времена полки насчитывали 50—100 человек, и 300 воинов уже считалось большим войском.

«Повесть временных лет» сообщает об известном восстании 1071 года в районе Ярославля, Ростова и Белоозера. Триста восставших возглавляли волхвы. Против них выступил боярин князя Святослава Ян Вышатич. Его отряд состоял всего из двенадцати человек. Этому небольшому событию летописи посвятили много места, как если бы речь шла о большой многолетней войне.

Правда, мои оппоненты могут привести и иные свидетельства. Вот, к примеру, знаменитая битва 1216 года на реке Липеце. Это было крупным сражением, только погибших, как сообщает Новгородская летопись, было 9223 человека. Наверное, поэтому Советский энциклопедический словарь так и сообщает, что битва была между «владимиро‑суздальской АРМИЕЙ Ярослава Всеволодовича и Юрия Всеволодовича и новгородско‑псковско‑смоленско‑ростовским ВОЙСКОМ Мстислава Удалого, Константина Всеволодовича и др.».

Но вот что удивительно, на месте этой битвы нашли только доспехи, как считается, князя Ярослава Всеволодовича и все, больше ничего, никаких других находок! Так, может, и погибших было только 223 человека, а скорее — всего 23?

Помните, у Гоголя про Чичикова: «На вопрос, не шпион ли он и не старается ли что‑нибудь разведать, Ноздрев отвечал, что шпион, что еще в школе, где он с ним вместе учился, его называли фискалом и что за это товарищи, а в том числе и он, несколько его поизмяли, так что нужно было потом приставить к одним вискам двести сорок пиявок, — то есть он хотел было сказать СОРОК, но ДВЕСТИ сказалось как‑то само собою».

Поэтому говорить о сотнях тысяч монголов глупо. А раз так, то каким образом ВСЕГО НЕСКОЛЬКО ТЫСЯЧ монголов в течение каких‑то двух месяцев, РАЗДЕЛИВШИСЬ на несколько отрядов, захватили почти всю страну, уничтожив ВСЕ РУССКИЕ ВОЙСКА?

Напомню, во Владимирской земле монголы разделились и только в феврале взяли штурмом 14 городов, то есть на каждый город приходилось по 2—5 тысяч человек (если считать, что всего монголов было 4—10 тысяч человек), не больше! Скорее всего, даже намного меньше.

В домонгольский период истории во время междоусобиц русским князьям редко удавалось брать города приступом, при этом жители городов обычно не вмешивались в княжеские усобицы, то есть обороной городов занимались лишь княжеские дружинники. К примеру, несколько десятилетий ранее 50‑тысячное войско (реально их было, конечно, меньше), собранное Боголюбским со всей Руси, осадило пригород Киева Вышгород. «Огромная рать соединенных князей простояла девять недель и не могла взять этого небольшого, впрочем, хорошо укрепленного города». Здесь же дикие КОЧЕВНИКИ с легкостью берут штурмом города, на защиту которых вставали не только воины, но и все жители.

Эти дикие монголы были и прекрасными стратегами, а русские — полными неумехами, если верить традиционной истории. Судите сами. Привожу отрывок из книги Козлова и Анкудиновой: «Татарские отряды разделились в Ростове на две сильные группировки. Одна из них направляется к Ярославлю и Костроме. Как отмечал В. А. Ляхов, перед этой группировкой татарских войск были поставлены следующие задачи: отрезать сосредоточенным на берегах Сити русским ратям возможные пути отхода к Волге, разграбить по дороге поволжские города и соединиться в районе Костромы с двигавшимися вверх по Волге от Городца татарскими отрядами». Итак, дикие‑предикие монголы просто военные гении.

Но больше всего порадовал, конечно же, В. А. Ляхов. Судите сами. Владимирский князь Юрий Всеволодович при приближении монголов к Владимиру бежит из Владимира на Сить. Монголы подошли к городу 2 февраля, следовательно, князь Юрий выехал на Сить (в условиях зимнего бездорожья) в конце января. Сколько времени ему добираться до Сити? Долго. Владимир взят 7 февраля, а Ярославль — в середине этого же месяца. Следовательно, если судить по вышеприведенному отрывку, Ростов мог быть взят где‑то 11—12 февраля. И уже монголы знали, что на берегах Сити сосредоточены русские рати! Еще раз напомню, что князь Юрий бежал на Сить всего двумя неделями раньше. Он успел не только добраться (а это минимум неделя!), но и собрать отовсюду рати, и только после этого монголам должна пойти весточка об этом. Так писал Ляхов! А теперь его еще и цитируют!

Кстати, почему князь Юрий выбрал Сить? «Для противодействия коннице, а также для обороны против численно превосходящего и опытного противника нужно было выбрать место с резко пересеченным рельефом, чтобы конница татар спешилась и повела бой в непривычном для себя пешем строю. Этим тактическим требованиям отвечала только нижняя Сить, на которой можно было построить различные укрепления». Я с этим утверждением не согласен, потому что таким требованиям лучше всего отвечали бы природные условия Урала. А еще лучше — Памира или Кордильер. Эх, сглупил князь Юрий, надо было бежать к индейцам!

Итак, что же русские? По летописям князь Юрий стоял на Сити, «не имея сторожей». Далее снова по Козлову и Анкудиновой: «Татарская конница… внезапно атаковала сторожевой отряд у истоков Сити и наголову разбила его. По мнению многих историков, этот бой… был настолько скоротечен, что великий князь узнал о приближении неприятеля… лишь в момент окружения основных русских сил… Не успев построиться для боя, русские воины сражались либо в одиночку, либо небольшими группами». Русские, как видите, растяпы и дураки, а монголы гении. Вы верите в такой контраст? ПОЧЕМУ ИСТОРИКАМ ПОЗВОЛИТЕЛЬНО ТАК ГЛУМИТЬСЯ НАД НАШИМИ ПРЕДКАМИ? ПОЧЕМУ? И ЕЩЕ РАЗ, ПОЧЕМУ?

Резонный вопрос: как же все это тогда происходило? Очень и очень просто. Города Владимирского княжества приступом не брались: все они ДОБРОВОЛЬНО переходили на сторону монголов.

Осенью 1237 года монголы вступили в южные пределы Рязанской земли. Рязанские князья почему‑то бились в поле, где потерпели поражение. Все князья и воины были уничтожены. «Видя, что рязанские силы слишком незначительны для борьбы с монголами… рязанское ополчение двинулось к берегам Воронежа навстречу врагу». Но это же, простите, полный абсурд. Не бывает такого. Если ты так слаб, то иди под защиту городских стен, а не в чистое поле, оставляя незащищенные города. На самом деле силы были, вероятно, более‑менее равные. Именно поэтому рязанцы и пошли навстречу врагу.

Увеличив силу и мощь монгольского войска, историки вынуждены были показать слабость русских сил, а иначе чем объяснить быстрый захват монголами русских городов (правду о добровольном переходе городов на сторону монголов по ТВ говорить было нельзя).

После этого Батый по ТВ, подойдя к Рязани, на шестой день беспрерывного штурма захватывает город. Все жители убиты, а город стерт с лица земли. Как видите, Рязань досталась Батыю с трудом, несмотря на отсутствие погибших накануне русских князей и войска. В 1208 году владимирский князь Всеволод сжег Рязань, а ее жителей расселил в своем княжестве. Поэтому Рязань времен нашествия татар, конечно, была слабой. Сегодня на месте той Рязани лишь городище, где «живут» только археологи. Современная Рязань — Переславль‑Рязанский расположена в 50 километрах северо‑западнее погибшего города. Из всех городов, захваченных в этом походе Батыем, подобная участь оказалась и у Ижеславца, рязанского города, взятого накануне Рязани. Он тоже был полностью уничтожен и уже не восстановлен. Все остальные русские города — по ТВ сожженные, с полностью уничтоженным населением, в том числе и окрестных сел, — ПОЧЕМУ‑ТО быстро восстановились. Это произошло потому, что по альтернативной версии истории все они, кроме Козельска, добровольно переходили под власть монголов, а последние, вводя небольшой гарнизон, горожан вообще не трогали и города не сжигали.

Кстати, аналогичные байки про зверства монголов существуют и в истории про захват ими Средней Азии. Вот исламские историки сообщают о захвате монголами Мерва в 1219 году. Население города вырезано полностью до последнего человека. Но уже в 1220 году Мерв восстает, и монголы вновь его штурмуют и всех вырезают. А еще через два года Мерв выставляет против монголов отряд в 10 тысяч человек. Зомби, наверное? Таких примеров много.

Профессор Оксфордского университета Д. Феннел писал, что «Русь вовсе не была такой сокрушенной, разоренной и деморализованной, какой ее пытаются изобразить многие историки нашего времени».

Какую книгу про татаро‑монголов ни прочтешь, везде говорится о тяжелейшей дани, которой они обложили покоренные народы. Главная дань — ясак — составляла десятую часть дохода. Были также установлены налоги на куплю‑продажу, промыслы и другие занятия. Но подавляющее большинство народа занималось натуральным хозяйством. Какие там купли‑продажи? Это дело в основном купцов, с них и нужно брать налоги. А что, десять процентов налога от дохода это страшно тяжелое бремя? У нас сейчас в России чуть ли не самый низкий подоходный налог в мире — 13 процентов. А монголы установили еще меньше — 10 процентов! Сравните и задумайтесь. Не верьте ни нашей полу‑лживой истории, ни ее историкам с их заученными постулатами. А просто думайте сами. Именно к этому я и призываю в своей работе.

На самом деле монголы, подходя к городам Северо‑Восточной Руси, высылали к городам послов. Послы были не от монгольского хана, а от русского князя, из Рюриковичей, потомка великого князя Андрея Боголюбского и близкого родича местного князя, правившего в данном городе. Поэтому‑то, наверное, не случайно Татищев приводит следующие слова татарских послов: «Прислал нас Батый, ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ». Князьям и дружине монголами обещался безопасный выезд из города, а горожанам приводился негативный пример Рязани и Ижеславца. Нетрудно догадаться, к чему это приводило: горожане выставляли князей с дружиной из города, предоставляя им самим определиться, кто будет князем у них.

В древней русской истории Киев менял своих князей часто: когда добровольно, а когда и силой, но всегда, как правило, без вооруженного участия самих жителей. То же самое можно сказать про Новгород и другие русские города. Князья приходили и уходили, жители могли покричать на сходках и вечах, но с оружием в руках города не защищали. Конечно, случались и исключения. В первый раз в своей истории Киев был взят приступом при всеобщем сопротивлении жителей только в 1169 году («грозное ополчение одиннадцати князей», возглавляемое Андреем Боголюбским).

В нашем конкретном случае, после изгнания горожанами, князья и дружина без опаски выходили из города, монголы их разоружали и в нескольких верстах от города вырезали. А для того, чтобы известие о судьбе обманутых князей не успевало распространиться, монголы спешили, разделялись на части, одновременно захватывая таким образом последующие города.

Кстати, аналогичный случай, к примеру, произошел в 1612 году. Поляки по договору с ополчением Минина и Пожарского сдали Москву и вышли из ворот Кремля. Им была обещана пощада. Сами ополченцы выполнили эту договоренность. А вот казаки без всяких сантиментов вырезали целый полк интервентов. Между прочим, предки многих казаков — те самые захватчики‑монголы. Естественно, не монгольские монголы из нереально далекой Монголии.

Давайте смотреть дальше, вспоминая моменты истории: нескольких рязанских воинов Батый освобождает. Зачем? Это свидетели того, что произошло с Рязанью, не покорившейся потомку Боголюбского. Свидетельствуя жителям осажденных городов, они заставляли, таким образом, горожан не оказывать сопротивления.

Как был захвачен Владимир? Монголы показывают жителям пленного князя Владимира Юрьевича, захваченного накануне в Москве. Князь живой. При так называемом штурме Владимира (которого не было по АВ) защищавшие город Всеволод и Мстислав Юрьевичи бегут в Старый город, а затем, видя, что враг прорвался и туда, ПРОБИВАЮТСЯ СКВОЗЬ ПОЛЧИЩА монголов и погибают уже ВНЕ ГОРОДА: «Всеволод с братом вне града убита, люди избиты». Но подумайте: если они смогли пробиться, то значит еще оставалась сила. Тогда надо было защищать крепость. Вывод: штурма не было, жители выставили князей из города, где они обманом, вместе с дружиной, и были убиты.

Монгольские войска, продвигаясь в глубь Руси, продолжали разделяться, а русские города падают к их ногам. «Татары взяли Ростов, не встретив при этом серьезного вооруженного сопротивления. Город оказался практически беззащитным, поскольку дружина князя Василька Константиновича ушла ВМЕСТЕ С МЕСТНЫМ ОПОЛЧЕНИЕМ на реку Сить» (по Козлову и Анкудиновой). Получается, что Василий Константинович бросил свой город, сбежав от войска монголов. Понятно, как можно расценить такой поступок. Но местные мужики‑то? Бросили своих жен, детей и тоже — в леса? Что же выходит: эти наши предки, эти русские — трусливые негодяи? Другого эпитета, как охарактеризовать их поступок у меня нет. Если, конечно, верить нашей традиционной истории. Вы ей верите? Я лично — нет.

Итак, великому князю Юрию не остается места, кроме чистого поля у далекой реки Сити (глухомань страшная!), для решающей битвы с монголами: города великого князя не принимают. В поле монголы сильны, впрочем, большая часть русских князей и дружин уже перебиты. Битва на реке Сити по традиционной версии крайне нелепа: зачем биться в поле после того, как князь сдал почти все города? Да не было этой битвы! Любопытно, но тот же профессор Ю. Бегунов, критикуя Фоменко за то, что тот не верит в реальность битвы на Сити, пишет про утверждение Фоменко: «Чудовищная ложь? Да. Тем более, что факт битвы 4 марта 1238 года ПРОЧНО УСТАНОВЛЕН и имеются даже ПОДРОБНЫЕ археологические свидетельства».

Боже, о чем он? Неужели он не знает, что до сих пор нельзя однозначно сказать, где она даже происходила! Памятники в честь этой битвы были в свое время поставлены в Ярославской и Тверской областях, эти области до сих пор соперничают за место этого сражения. Подробные доказательства, ими приводимые, вызывают недоумение. В районе бассейна реки Сити на протяжении многих десятков верст разбросаны какие‑то курганы, найдены перерубленные кости, бердыши, стрелы. И главное — различные земляные укрепления, которые сохранились в такой СВЕЖЕСТИ, что по ним можно было определить план и ход сражения! Грандиозная Куликовская битва, происходившая полтора века спустя, следов почти не оставила, а вот на реке Сити, пожалуйста, свежие укрепления. И это одно из главных доказательств против Фоменко!

Но вот что интересно у Бегунова про эту битву: «Несметные полчища татар тогда вступили в бой с великим князем Юрьем со стороны Ярославля, отколе он не ожидал их». Вот вам и разгадка гибели великого князя Юрия. Князь с дружиной выгнан жителями из окруженного Ярославля и в нескольких верстах от города татары внезапно, нарушив свое обещание сохранить им жизнь, напали на него (естественно, со стороны Ярославля!) и вырезали всю дружину.

Почему маленький Козельск семь недель сопротивлялся монголам, уже не разделенным на отдельные отряды? Потому что воины УЖЕ ЗНАЛИ истинную цену монгольским обещаниям и уговорили горожан их поддержать: «Дружина и народ советовались между собой, что делать». Вот и получился феномен Козельска: почти два месяца «несколько сот тысяч» монголов безуспешно штурмовали маленький русский городок.

И, наконец, последнее: история говорит, что великий князь Юрий, удалившись к реке Сити, для того чтобы собрать войско, с нетерпением ожидал прибытия своего брата Киевского князя Ярослава. Монголы захватили Рязань 21 декабря. Рязанское княжество монголы покинули уже в январе, а 2 февраля появились у стен Владимира. Князь Юрий к этому времени уже покинул город. Гонцу, чтобы добраться до Киева, требовалось несколько недель плюс время на сбор дружины, плюс обратный путь. НЕ МОГ ждать князь Юрий подмоги от Ярослава, тот просто бы не успел. Впрочем, не существовало и Киевского князя Ярослава, настоящий брат Юрия Ярослав=Федор умер пятью годами ранее.

Татищев приводит, казалось бы, удивительную информацию. Оказывается «татарове, победя князей, хотя и велик урон претерпели, понехе их много раз более, нежели руских, побито, но великое множество, а паче пленниками всегда войска их пополняли, что их погибель была не видна». Вот ведь как: русские перебили значительную часть войска Батыя, а тот взял в свое войско русских пленников, вот численность монгольской армии и восстановилась. По традиционной истории выходит, что десятки тысяч, а то и сотни тысяч русских пленников были интегрированы в состав монгольского войска. Что же получается, господа историки, мужья и сыновья сражаются в рядах монголов, а тем временем их матери, жены и дети или вырезаны, или уведены на невольничьи рынки Азии? Выходит, наши предки — трусливые подонки? По вашему мнению — это так. Но только по вашему.

Вы можете представить себе такую картину: во время второй мировой войны у стен Сталинграда была разгромлена громадная армия фельдмаршала Паулюса. Немцы тут же формируют из заключенных концлагерей, наших военнопленных, миллионную армию и бросают ее на прорыв на главном участке фронта. Я не могу такого представить, но умные историки, вероятно, могут, иначе они возмутились бы той ложью, что написана про нашествие монголов.

В таком случае, откуда же в летописях появилась информация о пополнении монгольских войск русскими? Это действительно правда, и русские вступали добровольно в так называемое монгольское войско, которое, повторяю, мирно брало города и возглавлялось князьями из рода Рюриковичей. То есть это было свое войско, не чужое, не войско кровожадных и безжалостных захватчиков.

Уверен, что многие скажут: «Эти монголы нанесли стране непоправимый ущерб: города лежали в руинах, ремесла исчезли, численность населения резко сократилась». А некоторые еще и приведут примеры от археологии, доказывающие такое утверждение. А я и не собираюсь спорить с археологами, но только выводы у меня совсем иные.

Дело в том, что с XIII века на Руси началось похолодание, некоторые ученые даже говорят о наступлении малого ледникового периода. Вот, к примеру, Козлов и Анкудинова в «Очерках истории Ярославского края» пишут: «В результате засухи и голода численность населения Ярославского края ПЕРЕД самым татаро‑монгольским нашествием резко сократилась». А нет народа, нет и ремесел. Ну, а отдельные археологические находки следов пожаров в городах, разрубленных костей и т. д., — что ж, усобицы на Руси (да и не только на Руси, во всем мире!) были и до монголов, и после них.

В нашей истории традиционно считается, что монголы, пройдя смерчем по русским землям, удовольствовались установлением дани с покоренной территории. Сами же монгольские ханы жили в юртах, кочуя по степям. Но это коснулось лишь Руси, в то время как в государствах Средней Азии и Китае монгольские ханы садились на местные престолы. Чем же им Русь не приглянулась? Вот свидетельство венгерского монаха Юлиана, современника Батыя: «Во всех завоеванных царствах они убивают князей и вельмож, которые внушают им опасения. Годных для битвы воинов и поселян они, вооруживши, посылают против воли в бой вперед себя. Других… оставляют для обработки земли… и обязывают тех людей впредь именоваться татарами».

Так что, думается, Русь не оказалась исключением, и правили ею ханы Чингисиды. Иначе никак не объяснить, к примеру, события 1300 года, когда мелкий Московский князь Даниил Александрович смело выступил в поход против татар: «Князь Данила Александрович некогда слыша, яко у града Рязани множество безбожьных татар сбирахуся, и тамо… множество татар победи и князя рязанского Констянтина изымав на Москву привиде». Традиционная история этот случай объяснить не может, беспомощно разводя руками. Для нас же ясно: одни «татары» пошли на других, перераспределяя владения в пользу тех или иных ханов Чингисидов, которые постепенно, а многие довольно быстро ассимилировались на Руси.

А то, что они и многочисленные татарские мурзы быстро обрусели, здесь во многом заслуга православия. Чингисхан в детстве и юности был русским православным князем, опять же был женат на грузинской царице Тамаре, тоже православной. При захвате Руси монголами церковь была поставлена в привилегированное положение. В самом Сарае, ставке золотоордынских ханов, существовала православная Сарайская епископия.

В начале XIV века хан Узбек объявил на территории Золотой Орды ислам государственной религией. Все, кто не захотел принять мусульманство, были казнены… или им оставался путь на Русь. Но фанатик Узбек при этом освободил православное духовенство и его земельную собственность от всяких налогов. В отношениях с Литвой Узбек активно защищал православие. Он покровительствовал Ивану Калите, а его сын Джанибек, истинный мусульманин, покровительствовал митрополиту Алексею. Но почему?

А потому, что правившие на Руси местные князья‑Чингисиды (потомки Андрея Боголюбского по отцовской линии, но с грудного возраста впитавшие степной характер, привычки и тюркский язык) не торопились с распространением ислама: при сохранении православия они имели больше политической независимости, а быть независимым хотелось каждому князю‑хану. При введении ислама Русь была бы быстро интегрирована в единую татарскую общность, а в этом случае ни о какой автономии для русско‑татарских князей‑ханов речи бы не шло.

В период с XIII и до конца XVI века на местожительство на Русь широким потоком текли татары (жители южнорусских степей и Заволжья — потомки половцев, булгар и др.). Гигантская ассимиляционная русская машина активно их перемалывала: через одно‑два поколения их потомки уже считали себя русскими. Известно, что большинство российских дворян — потомки татар. (Интересный вопрос: а куда делись потомки древнерусских воевод?) Доказательств этому не надо даже приводить, достаточно полистать биографии различных дворянских родов. Вот, к примеру, при крещении братьев Абеля и Израиля Бланков (один из них — дед Ленина) их крестными были сенатор Баранов и граф Апраксин.

«Известный дворянский род Барановых ведет начало от татарского мурзы Ждана по прозвищу „Баран“. Он выехал из Крымской Орды в Россию во времена великого князя Василия Васильевича Темного». «А по мужской линии

А. И. Апраксин ведет род от Солохмира, приехавшего в 1371 г. к великому князю Олегу Ивановичу Рязанскому из Большой Орды». Оба быстренько крестились и обрусели. В то же время, читая летописи, обращаешь внимание на то, что долго сопротивлялись обрусению как раз те татары, которые оставались мусульманами. К примеру, касимовские татары.

Приведу интересные слова Покровского: «Московская политическая идеология была церковной… московский царь мыслился своими подданными не столько как государь национальный, сколько как царь православного христианства всего мира». Эта мысль получит особый смысл во времена правления Ивана Калиты.

Загадка смерти Ярослава

Отец Александра Невского князь Ярослав в 1246 году, возвращаясь из Монголии, умер по дороге. Было это 30 сентября. Как далеко отъехал Ярослав от монгольской столицы? Летописи говорят, что умер Ярослав от яда, поднесенного ханской матерью, и Ярослав «в седьмой день прекратил жизнь». То есть Ярослав только‑только выехал в обратный путь, а если судить по сообщению Карпини, то он и вовсе даже не выезжал. «Верные бояре привезли его тело во Владимир». Октябрь месяц, температура еще плюсовая, а они везут труп, и везти еще долго. Это не выдерживает никакой критики. Еще одно, что немного смущает: зачем его нужно было отравлять? В Орде, согласно ТВ, с подвластными князьями и царями не церемонились: их просто казнили.

Жена князя Ярослава Феодосия умерла 4 мая 1244 года в Великом Новгороде. Гроб ее находится то ли в Новгороде, то ли во Владимире, в храме великомученика Георгия, вместе с умершим в 1233 году сыном Федором, тем самым, под которым, я считаю, скрывается настоящий князь Ярослав=Федор, а не его двойник монгольского происхождения. В начале мая еще весенняя распутица, а температура плюсовая. Зачем везти тело княгини из Новгорода во Владимир? А в Новгороде, как выше писалось, в Георгиевском монастыре есть надпись, где указан год смерти княгини Феодосии —1241‑й…

Как видите, смерти странные. Но нас интересуют обстоятельства гибели Ярослава еще и потому, что в этом событии сошлись принципиальные споры между традиционными историками, с одной стороны, и с другой стороны — Фоменко и др. «Новая хронология» Фоменко отождествляет Батыя и князя Ярослава. Одним из доказательств этого является книга путевых заметок Плано Карпини. «Итак, Плано Карпини сообщает, что вместо Батыя на выборы Верховного хана прибывает почему‑то русский князь Ярослав… Мы же видим здесь документальное свидетельство того, что хан Батый — это попросту русский князь Ярослав». Что ж, мысль у Фоменко и Носовского логически верная, но, к сожале‑нию, до конца не проработанная. И как следствие этого, со стороны антифоменковской команды наносится сильный и точный удар: «Упоминая Карпини, Фоменко при этом умалчивает, что Карпини описал встречу как с Ярославом в ставке Гуюка, так и с Батыем (уже после отравления Ярослава матерью Гуюка)» (по Ю. Бегунову).

Чтобы разобраться в этой проблеме, давайте процитируем по Карпини все, что связано в его книге с князем Ярославом.

«Люди князя русского Ярослава…»

«Именно мы видели при дворе императора, как знатный муж Ярослав, великий князь Руссии, а также сын царя и царицы грузинской и много великих султанов, а также князь солангов…»

«Снаружи ограды был русский князь Ярослав из Суздаля и несколько вождей китаев и солангов, также два сына царя Грузии, также посол калифа балдахского… нам же и князю Ярославу они всегда давали высшее место…»

«В то же время умер Ярослав, бывший великим князем некоей части Руссии, которая называется Суздаль…»

«После смерти Ярослава…»

«Темир, воин Ярослава…»

«У императора татар мы нашли князя Ярослава, там умершего…»

Обратите внимание, из всех знатных посетителей Верховной ставки Карпини называет по имени только Ярослава.


А теперь рассмотрим все обстоятельства гибели Ярослава. Карпини прибывает в Верховную ставку в момент избрания нового Верховного хана вместо умершего в 1241 году третьего сына Чингисхана Угэдея. Избранный при Карпини Гуюк был старшим сыном Угэдея. К этому времени всех сыновей Чингисхана уже не было в живых. Таким образом, старшими в роду Чингисидов были сыновья старшего сына Чингисхана Джучи. Но у Джучи старшим сыном был Орду‑Ичен, а Батый лишь вторым.

Орду‑Ичен имя нам незнакомое. А между тем он принимал участие в походах на русские княжества, Польшу, Венгрию. Орду‑Ичен считается основателем Белой Орды. Белая Орда включала территории Поволжья, Северного Кавказа, Причерноморья, степей Казахстана. А это, как видите, основные земли известной нам Золотой Орды.

Всего в походе на Русь принимало участие 14 Чингисидов. Главным среди них принято считать Батыя. Почему? Только потому, что именно с ним связаны все основные события последующих лет. Именно он возглавил монголо‑татарское политическое образование на крайнем западе ареала монгольских завоеваний. Говоря об этих завоеваниях, конечно, не имеем в виду фантомные завоевания на востоке Азии, в Китае и т. д. Но главным в походе на Русь и Восточную Европу следует признать старшего брата Батыя Орду‑Ичена, который и возглавил Белую Орду. Его младший брат Батый вначале имел власть только над русскими землями.

У Карпини можно прочесть: «Бату, он наиболее богат и могущественен после императора; Орду, он старший из всех вождей». Итак, Орду‑Ичен был самым старшим. Кто же мог претендовать на освободившуюся вакансию Верховного хана? Только двое: старший сын предыдущего Верховного хана Гуюк и самый старший из Чингисидов на тот момент Орду‑Ичен. Судя по всему, борьба за трон разыгралась нешуточная и длилась не один год. Победил, как мы знаем, Гуюк. Какая судьба могла ждать Орду‑Ичена?

У Карпини есть следующие строки: «Одно постановление такое, что всякого, кто, превознесясь в гордости, пожелает быть императором собственною властью без избрания князей, должно убивать без малейшего сожаления. Отсюда до избрания настоящего Куйюк‑хана из‑за этого был убит один из князей, внук Чингисхана, ибо он хотел царствовать без избрания». Имя этого Чингисида нам не известно, но факт примечательный.

Что же произошло в Верховной ставке сразу же после избрания Гуюка? «Была схвачена тетка нынешнего императора, убившая ядом его отца, в то время когда их войско было в Венгрии… Над ней и ОЧЕНЬ МНОГИМИ ДРУГИМИ был произведен суд, и они были убиты». Здесь ясно одно: Гуюк начал зачистку среди своих противников, а отравление ядом практиковалось в отношении членов рода. Какова же могла быть судьба Орду‑Ичена? Нам это не известно. Но удивительно, следующая фраза у Карпини звучит так: «В то же время умер Ярослав…» От яда. Это странное совпадение, а также тот факт, что сразу же после своего избрания Гуюк собрался идти в поход против Батыя, который отказался признать Гуюка верховным правителем монголов, заставляет по‑иному взглянуть на эти события.

Ярослав был убит матерью хана, приняв от нее отравленную пищу. Однако вполне возможно, что этим убитым Ярославом был именно хан Орду‑Ичен. Ну не могли же монголы официально, да еще перед посторонними, казнить старшего Чингисида! Яд — другое дело. Покорно принимая яд, Орду‑Ичен прекрасно знал, что его ждет смерть. Это уже был обряд. О своей незавидной судьбе он уже знал, когда прибыло посольство Карпини, уже тогда Гуюк выиграл, а он проиграл. Поэтому‑то и представили перед Плано Карпини Орду‑Ичена как русского князя из ЯРОСЛАВЛЯ и Суздаля, посадив его на самое почетное место.

Орду‑Ичен, как главный вождь монгольского войска, захватившего русские земли, стал великим князем Ярославля, главного русского города. Отсюда и его имя Ярослав, тем более что по‑древнерусски Ярослав и Ярославль звучали практически одинаково (а Карпини просто не уловил этой особенности). После убийства Орду‑Ичена=Ярослава очередным Ярославом стал новый глава русских земель Батый.

Косвенным свидетельством того, что князь Ярослав был монголом (здесь под монголами следует понимать так называемых монгалов Каракумов, а не современной Монголии), а не русским, являются имена его княжеских людей: Темир, Дубарлай, половец Сангор, Угней, Коктелеб, Монгрот. Ни одного славянина, сплошь степные имена!

Итак, подведем итоги нашего расследования. Реконструируется следующая картина. Во главе степного воинства, идущего захватывать русские земли, стоят 14 Чингисидов, которые, впрочем, были по крови и Рюриковичами. Их целью было возвращение власти своему роду. Устрашив жителей Руси уничтожением Рязани и Ижеславца, они принудили население других русских городов к добровольной сдаче. Лишившись дружин русских князей, русские княжества оказались под властью этих так называемых монголов. Главным среди них был не Батый, а его старший брат Орду‑Ичен, который и становится великим князем со столицей в Ярославле. Вскоре он ведет войска в Восточную Европу. В это время в Каракоруме (район Средней Азии) умирает Верховный хан Угэдей. Орду‑Ичен едет в Верховную ставку, где длительное время борется за свое избрание с сыном Угэдея Гуюком, но проигрывает. После провозглашения Гуюка Верховным ханом происходят казни его противников. Орду‑Ичену, знатному пленнику, предоставляются лучшие места подле нового хана во время церемонии «венчания на царство». Но в ближайшие дни его ждет почетная смерть от яда, который преподнесет ему мать нового хана. А для посторонних он — князь Руси из Ярославля.

После его убийства основным соперником для Гуюка становится брат Орду‑Ичена Батый, возглавивший Золотую Орду и ставший русским великим князем Ярославом из Ярославля. Гуюк собирает войска для похода на Батыя, но вскоре гибнет. Помня участь старшего брата, Батый не участвует в выборах нового Верховного хана, которым становится Мункэ, сын четвертого сына Чингисхана Толуя. Именно в эти годы и произошло окончательное размежевание потомков Чингисхана на европейскую и среднеазиатскую ветви.

Таким образом, данная версия прекрасно согласуется со свидетельством Плано Карпини, видевшего двух разных лиц — хана Батыя и его старшего брата Орду‑Ичена, представленного ему под именем князя Ярослава.


В 1238 году внук Юрия Андреевича Чингисхана Батый, по‑русски — Ярослав, покорил Владимирскую Русь, вырезав потомков Всеволода Большое Гнездо, узурпаторов на владимирском столе, как считали Чингисиды. У Батыя на Руси было четверо сыновей: Александр (т. е. по‑гречески защитник, в то же время победитель — после «Невской» битвы), Андрей (по‑гречески мужественный), Ярослав (из Ярославля), Василий (по‑гречески басилевс, то есть царь, правитель). Впрочем, последний, вероятно, просто выдуман.

В 1239 году по ТВ Ярослав идет на Литву (и это после страшного монгольского опустошения!), захватывает Смоленск и сажает туда Всеволода Мстиславича, до этого княжившего в Новгороде и откупившегося от монголов.

В это время монголы бьют половцев. Затем идут на Южную Русь, но там уже знают, как монголы захватывали города и что случалось с князьями и дружинами. Поэтому из якобы осажденного Чернигова князь Мстислав Глебович сумел как‑то убежать в Венгрию. Туда же подались и киевские князья, менявшиеся в это время в Киеве очень часто: Михаил Всеволодович с сыном, Ростислав Мстиславич и даже Даниил Галицкий, который не остановился там и ушел далее в Польшу. Напрасно традиционные историки удивляются, почему «на севере старшие князья, Рязанский и Владимирский, собрав силы своей земли, отважно вступили в неравную борьбу с татарами и погибли с оружием в руках. А на юге, где князья издавна славились военной удалью, мы видим иной образ действия».

Киев во главе с боярином Дмитрием СДАЛСЯ БЕЗ БОЯ, а Дмитрий влился в состав монгольского войска: по ТВ Батый «умел ценить храбрость необыкновенную и с видом гордого удовольствия сказал воеводе российскому: „Дарую тебе жизнь!“ Димитрий принял дар, ибо еще мог быть полезен для отечества». Да, боярин Димитрий смотрел как в воду: он принял активное участие в дальнейшем продвижении монголов на Запад, а через несколько лет летописи застают его уже киевским наместником. Неплохо!

Киев захватывал уже не Батый=Ярослав, а его кузен Менгу‑хан (Мункэ). Тем не менее, город был разграблен и разрушен, т. к. Батыю не нужен был второй центр на Руси.

Сын Батыя Александр в дни, когда монголы захватывали Киев и другие западные земли, идет на северо‑запад. Там, на западе Псковской земли, были расположены земли Тевтонского ордена, который в 1237 году включил в свой состав Орден меченосцев. В ответ на появление монголов на границах ордена немецкие рыцари объявляют крестовый поход, захватывают Псков и Новгород, откуда убегает другой сын Батыя — Андрей.

Возможны ли такие быстрые действия западных рыцарей, чем они были обусловлены? Прежде всего, войной католицизма с православием. В 1204 году крестоносцы захватили мировую столицу православия — Константинополь. Следующим объектом агрессии ОБЯЗАТЕЛЬНО должна была стать Русь. После захвата Руси православие быстро бы скатилось в разряд секты, таким образом, у Рима в христианском мире уже не было бы соперников. Поэтому вполне возможно, что вторжение крестоносцев на Русь было исторически предопределено и без Батыевого нашествия.

Для немцев усиление Руси, появление вместо конгломерата враждующих между собой княжеств сильного централизованного военного государства было крайне опасно. Сильная Русь становилась опасной соседкой Тевтонского ордена. О быстроте распространения информации могут служить анналы цистерцианского Мельрозского монастыря, что в Шотландии, от 1238 года. Цитирую по Матузовой: «Тут впервые прошел слух по земле нашей, что нечестивое полчище татарское многие земли разорило». Шпренгель, ссылаясь на очевидца того времени, писал, что в 1238 году ужас в Европе мешал даже ловле сельдей на берегах Англии! Обратите внимание: 1238 год — это год только первого похода Батыя, Киев падет только через два года, а в Шотландии уже морально готовы к этому. В Прибалтике были готовы намного раньше, и не только морально.

Если вдуматься, то европейцы ВСЕГДА страдали «русской» болезнью: ужас от возможного вторжения татар, казаков, танков у них в крови. «Орды Святослава столь распалили воображение византийцев, что они считали их одним из диких племен Севера, вторжение которых предсказывал пророк Иезекииль» (Франклин, Шепард. Начало Руси). Или вот что писали в Германии в 1567 году: «…прошел общий слух, будто Великий князь Московский уже совершенно готов к новому походу на Литву и прилегающие страны …имя московитов стало предметом великих страхов для всех соседних народов и даже в немецких землях…»

Немецкие рыцари вторглись в самый центр Северо‑Восточной Руси, ими захвачен Переславль‑Залесский, их колонны подошли к Ростову. «Передовые отряды рыцарей действовали уже в тридцати верстах от Новгорода». Отметим, что межевая верста равна 2,13 километра, а расстояние от Ростова до Ярославля — 60 километров. Здесь объединенное монголо‑русское войско во главе с Александром Батыевичем на берегах озера Неро разгромило немецких рыцарей. С пленными поступили по‑монгольски: их привязали к конским хвостам. А Александр получил прозвище Нерский. Да‑да, Нерский, а не Невский. Вот интересные строки о том, как далеко на восток дошли немцы: «И Тисово взяша, и гонящася за 30 веръст до Новаграда, гость биющи; и семо Лугу и до Сабля». Река Сабля находится в 60 километрах к западу от Ярославля.

Обратите внимание на странную синхронность событий. Зимой 1239/1240 года Батый и Менгу‑хан идут в поход на южнорусские княжества. Летом 1240 года монголы штурмуют Киев. Примерно в этот же период начинается вторжение рыцарей на северо‑восток Руси, где отпор им мог возглавить лишь сын Батыя Александр. Шведы на реке Неве, правильнее — Нере, разбиты. Впрочем, это были не совсем и шведы. В старых летописях имя шведского предводителя даже не упоминается, его просто называют «королем Римским». То есть представителем Римского папы, которыми и были крестоносцы. А «шведами» их сделали в более поздних летописях, благо удалось переместить Нерскую битву близко к шведским границам на реку Неву.

При описании «Невской» битвы в русских источниках видны следы поздней подделки. Так, в некоторых летописях упоминается КОРОЛЬ Бергер, то есть известный нам Биргер, но в достоинство ЯРЛА (короля) Биргер был возведен десятком лет позже. Также упоминается погибший новгородский воевода Спиридон, хотя имя Спиридон в это время носил новгородский архиепископ. Как видите, здесь ясно, что летописи писались (подделывались) намного позже этих событий.

Что должен делать Батый? Бросить все и с войсками идти к Ярославлю? Но опасность, пусть временно, все‑таки ликвидирована, а его сын Александр контролирует ситуацию. Батый принимает неожиданное, но сильное решение: он вторгается в земли противника, перенося туда боевые действия. Вот настоящая причина появления монголо‑татар в Европе. Правильно он это сделал или нет, судить отсюда, из XXI века, трудно. Но факт остается фактом: у Европы не хватило сил, чтобы взять Новгород=Ярославль, в 1242 году монголы возвращаются на Волгу, а Александр устраивает Ледовое побоище. Считается, что монголы в Европе одерживали победы, но так ли это? Так считаем мы, но многие в Европе думают иначе, по их мнению, именно чешские и немецкие рыцари разбили татар Батыя.

Захватив большую часть русских земель, подавив сопротивление, уничтожив множество местных князей вместе с дружинами, Батый=Ярослав объявляет себя главой всех русских князей, сохранив в ряде областей прежних князей, полностью подчинившихся монголам. А в страну с Батыем и татарами приходят «азиатские методы правления и азиатский образ жизни». Эти слова взяты мной из книги Буровского «Русская Атлантида» (или по‑другому «Россия, которой не было‑2», написанной совместно с Бушковым). Взяты не случайно, ибо только у него встретил сопоставление методов правления Невского и его потомков с Андреем Боголюбским, который «за полвека до монголов попытался утвердить деспотизм восточного типа». На мой взгляд, такая аналогия не случайна, так как по предлагаемой альтернативной версии Невский — прямой потомок Боголюбского. Уж не на генетическом ли уровне все это было заложено?

Александр Нерский

Ледовое побоище


Думаю, что о битве на Чудском озере, на южных берегах которого находится Псков, знают, наверное, все. Но…

В русских летописях Псков называется по‑разному: и Псков, и Пльсков, и Плесков. Переславль‑Залесский (по летописям — Переяславль), вотчина Невского, стоит на южном берегу ПЛЕЩЕЕВА озера. Кстати, происхождение названий Псков и Переяславль одинаково. Судите сами, Псков в летописях называют Плесковом. Староболгарская столица носила название Плиска или Преслав. Итак, имеем интересную цепочку: Псков=Плесков — Плиска=Преслав — Переяславль. Но на такую очевидную закономерность почему‑то никто из историков внимания не обратил.

А вот перед вами один из летописных вариантов: «Великий князь Ярослав посла сына своего Андреа в Новгород Великыи в помочь Олександрови на немци и победиша йа за Плесково на озере». В переводе на современный русский язык здесь говорится о победе над немцами на Плесковом озере. Интересно, о каком же озере идет речь: Псковском или Плещееве?

А вот что сообщает Новгородская летопись попа Иоанна о княжеской междоусобице 1294 года между сыновьями Невского — Дмитрием и Андреем: «Князь Андрей… иде в Торжек Дмитрея переимать, а Дмитрий бежа из Плескова в Тферь…» Вы спросите: причем здесь Переславль‑Залесский? Переславль был родным городом Дмитрия Александровича, в котором он и княжил и где был похоронен в том же году. Историки сей эпизод были вынуждены объяснить следующим образом: Дмитрий в страхе перед татарами бежит из Переславля в Псков, а после их ухода хочет возвратиться, но этому мешает его брат‑соперник Андрей. Поэтому правильнее было бы спросить: а при чем здесь Псков?

В летописях есть описание битвы русских князей с литовцами в 1245 году. Так вот, русские гнались «за хищниками до Торопца, где они считали себя в безопасности, овладев крепостью». Взгляните на карту: Торопец находится в Тверской области, а это глубинка русской земли, здесь, далеко к востоку от Пскова и Новгорода, захватчики из Прибалтики покоряют города и считают эти земли своими. Ибо здесь они считали себя в безопасности. Это говорит о том, насколько далеко они зашли в глубь русских земель.

Кто же возглавлял в 1245 году русские полки? Явид и Ербет. Имена татарские. Где они бились с литовцами? Около Торжка и Бежецка. Бежецк находится на границе с Ярославской областью, кстати, не так далеко от реки Сити. Отсюда до ВОСТОЧНЫХ границ русских земель почти рукой подать. Вот еще одно подтверждение тому, как далеко зашли в глубь Русской земли крестоносцы. То есть крестоносцы прошли практически через всю Русь почти насквозь. Однако столь очевидные сообщения летописей историки с завидным упрямством продолжают игнорировать.

При этом Псков, который по ТВ находится на самой границе с Орденом меченосцев, по АВ оказался в глубине земель немецких рыцарей. Не оттуда ли и пошло их название: псы‑рыцари? Псы — от названия Пскова.

Теперь о битве на Чудском озере. Захватив Переяславль, крестоносцы шли еще дальше на восток к Ростову и Ярославлю. Ростов лежит у озера Неро, здесь при первых Рюриковичах жили финно‑угорцы: меря, чудь. Вот и озеро Неро — чудское. Из жития архимандрита Авраамия известно, что в Ростове один конец (т. е. часть города) назывался Чудским. Кстати, озеро Неро очень перекликается с прозвищем князя Александра — Невский. Уж не за победу ли над крестоносцами на чудском озере Неро он и получил прозвище — Нерский? Настоящее, правильное его прозвище со временем превратилось в уже известное нам — Невский. Достаточно сказать, что впервые прозвище Александра появляется в более поздней Степенной книге.

Кстати, интересно, что Александр при Ледовом побоище применил тактику заманивания противника на удобное место, столь характерную для военных операций татар.

И еще о Чудском озере. В летописце Воскресенского монастыря (район Соли Галичской, что далеко на северо‑востоке) есть интересные сообщения, датированные 1332 годом: «…среди глубоких лесов, близ Чудского озера на реке Костроме…» В том районе есть два известных озера: Чухломское и Галичское. И одно из них в летописи, как видите, названо тоже Чудским.

Как известно, меря жили в районе Ярославля, Суздаля, Ростова, Костромы, Галича. Но на территории, скажем, Костромской области вместе с меря жили племена марийцев и чуди. То есть чудь жила не только в районе Новгорода, но и рядом с Ярославлем. Этот факт стараются затушевать наши историки. Согласно традиционной версии истории чудь географически привязана району Великого Новгорода, города на Ильмене. Поэтому историки прекрасно понимают, что какие‑либо намеки на регион Северо‑Восточной Руси могут привести к нежелательным последствиям.


Я хочу привести прекрасный пример того, что летописи и другие исторические документы продолжают правиться и в наше время. Возьмем современный перевод «Повести временных лет». Вот строки о мятеже в Суздале в 1024 году: «По дьявольскому наущению и бесовскому действию избивали СТАРШУЮ ЧАДЬ…» А вот что писал об этих событиях академик Любавский еще в 1909 году: «Поднялись волхвы и стали избивать „СТАРУЮ ЧУДЬ“. Слова „старая чудь“ даны им в кавычках, в виде ссылки на Лаврентьевскую летопись! Кто и когда принял решение сделать новый, более НУЖНЫЙ перевод летописи? Зато теперь ничто не указывает на соседство чуди и города Ярославля.

Александр Невский для нас национальный герой. Он разгромил шведов и немцев, не дав им захватить наши северо‑западные земли. Но как охарактеризовать его отношения с Ордой? Если принять традиционную версию истории, то для этого есть одно слово — КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ…

Что было бы, если бы во время Великой Отечественной войны народ вместо партизан пошел к власовцам? Возможно, Гитлер победил бы, но третий рейх рано или поздно рухнул бы. А жалкие остатки выжившего русского народа называли Власова национальным героем? Как же, если бы не он, то гитлеровцы уничтожили бы всех сопротивляющихся. Разве не к такому выводу можно прийти, проводя столь опасные параллели? Да, Древняя Русь выжила, но не благодаря Невскому и другим князьям‑коллаборационистам, а ВОПРЕКИ ИМ. Именно такие выводы должна дать нам традиционная точка зрения на нашу историю.

Вполне согласен в этом смысле с М. Сокольским, который считает Невского «национальным изменником», отдавшим Русь азиатским пришельцам ради собственных власти и блага. Только Сокольский исходит из фактов традиционной версии истории, по которой монголы — это пришельцы‑азиаты, а Невский — русский князь.

Что же было дальше на самом деле? В 1246 году хан Батый=Ярослав едет в Ордынскую ставку. На Русь он больше не возвращается. Отъезд из Руси Ярослава (Батыя) и был положен в основу «смерти» великого князя. В реальной истории Ярослав, он же Батый, прожил еще десять лет. Мнимая смерть Ярослава в конце 1246 года нашла свое отражение и в ряде наших летописей, сообщивших, что Батый был убит в походе в Венгрии где‑то в 1247 году. Традиционная история это сообщение о столь ранней смерти Батыя считает вымышленным. Но для нас это является еще одним свидетельством идентичности Ярослава и Батыя.

Итак, по ТВ в 1246 году князь Ярослав умирает, а хан Батый покидает Русь; по АВ Батый=Ярослав в 1246 году просто навсегда покидает Русь.

Обратите внимание на очень интересное описание монгольских обычаев у Карпини. Когда умирает знатный монгол, никто не смеет произнести его имени до третьего поколения. Не здесь ли заключена чехарда с именами ханов‑князей? Умирает Батый, и его зовут уже, скажем, Ярослав. Умирает его (т. е. Батыя=Ярослава) сын, вот вам Александр (о его татарском имени чуть ниже). И еще из Карпини: монголы «особенно стараются искоренить князей и вельмож».

В истории подробно описывается убийство в Орде черниговского князя Михаила, но «почему‑то» не приводятся слова Карпини, что смертный приговор объявил «Батый через сына Ярослава» (у князя Ярослава, который по АВ отождествляется с Батыем, согласно традиционной истории был сын по имени Ярослав)!

После Батыя

Закрепившись в Северо‑Восточной Руси, монголы, тем не менее, имели неустойчивое геополитическое положение. Вторжение на Русь и военные экспедиции на Запад совершались объединенными монгольскими войсками под патронажем великого монгольского хана Угэдея, сына Чингисхана. Однако в 1241 году Угэдей умирает и в обширной монгольской империи набирает темпы процесс феодальной раздробленности. Золотая Орда может рассчитывать только на свои собственные войска. На западе Руси растет, поглощая западные русские земли, независимое Литовское княжество (о нем еще будет отдельный разговор). Внутри земель Северо‑Восточной Руси также нарастают антимонгольские настроения. Самое безопасное и привычное место для монголов — степь. Это прекрасно понимает Батый, который делит русские земли на две части: Северо‑Восточную Русь отдает своему сыну Андрею, а Южную Русь с Киевом — Александру Нерскому, или Невскому по ТВ. Еще один сын Батыя, Сартак, известный на Руси под именем Ярослава, был правой рукой ставшего к тому времени уже дряхлым, как утверждают летописи, Батыя и занимался многими вопросами правления.

Вскоре между Александром и Андреем начинается борьба за власть над всей монгольской Русью. Важные события этого противостояния приходятся на 1252 год. По ТВ именно в этом году выздоравливает после опасной болезни Нев‑ский. Князь Андрей почему‑то выступает против татар и тайно бежит из Владимира на запад. Татарский царевич Неврюй со своим татарским войском разоряет владимирские земли. Решающая битва происходит под Переяславлем, а он по ТВ считается вотчиной Невского, и новым великим князем становится Александр Невский. Все это происходит в 1252 году.

Обратите внимание на следующее обстоятельство: в этих событиях нет никаких следов внутрикняжеских усобиц, князь Андрей сам по себе выступает против татар, а Александр, по мнению Карамзина, «благоразумными представлениями смирил гнев Сартака на россиян, и признанный в Орде великим князем, с торжеством въехал в Владимир». Но как тогда объяснить слова Никоновской летописи, сказанные Андреем про нашествие Неврюя с татарами: «Господи! Что се есть? Доколе нам меж собою бранитися и наводити друг на друга татар?» Итак, возможно, Неврюй — это Невский?

Что же произошло на самом деле? Александр Невский, он же Олекса Неврюй (да, именно так и сказано в летописях — ОЛЕКСА, меж тем как у Невского имя в принятой им перед кончиной схиме — Алексей!), разбивает войско Андрея и захватывает его владимирские земли. Сартак именем Батыя утверждает Александра на великом княжении, однако постоянно вмешивается в дела русского улуса. В 1256 году Батый умирает, новым ханом становится в обход Сартака, младший брат Батыя, Берке. Сартак получает в удел Тверь, но Тверь — одно из отображений Ярославля=Новгорода (об этом будет обстоятельный разговор в следующей книге). То есть Сартак получает во владение Ярославль, отсюда и его имя на Руси — Ярослав. Любопытно, но после смерти Батыя по ТВ в Орду к новому хану едут и Александр Невский, и его брат Андрей, который «уже возвратился тогда в отечество и жил в Суздале». Андрей, то враг монголов и сражается с ними, то без проблем возвращается и неоднократно появляется в Орде. По описанию того, что вытворяли там монголы с русскими князьями, в такое вот всепрощенчество монголов по отношению к Андрею поверить довольно трудно.

В 1262 году на Руси по ТВ вспыхнуло сильное восстание, охватившее Ярославль, Владимир, Суздаль, Ростов. Эти события заставили Александра, желавшего оправдаться в ханских глазах, бежать в степь к хану Берке, откуда он на Русь уже не вернулся. В летописях говорится о смерти Александра на обратном пути. Но умер ли он на самом деле? Его отец Ярослав ведь тоже по летописям умер на обратном пути домой. Скорее всего, Александр предпочел более безопасную жизнь в степях. Но примириться с властью дяди он не смог. Зная властолюбивый и деятельный характер Александра, нужно было ожидать скорых известий из Золотой Орды.

И они пришли. Но прежде чем рассказать о них, посмотрим внимательно на так называемые антимонгольские восстания 1262 года. Территории, на которых они произошли, принадлежали двум князьям: Александру и Андрею, в то время правившему в Суздале. Александр в 1262 году бежит в степь. Не являются ли эти восстания междоусобной борьбой двух братьев, вооруженные отряды которых составляли и монголы, и русские? Если это так, то мы получим следующую картину расстановки политических сил в те годы: Александр против Андрея в Русском улусе; Александр и Берке — два полюса в степи; Ярослав (Сартак) — противник Берке.

Ситуация с восстанием 1262 довольно любопытна, так как традиционная история не может объяснить некоторые произошедшие события. Судите сами. Во Владимире, Ростове, Суздале, Ярославле, Переяславле, то есть во всех крупных городах Северо‑Восточной Руси, происходят антитатарские восстания, татар выгоняют и избивают. Хан Берке собирает рать для нового опустошительного погрома. Что должны делать русские князья? Готовиться к нашествию, собирать войска, укреплять стены. Но что происходит по ТВ? «В такое критическое время… новгородско‑суздальская рать вошла в Ливонскую землю и осадила Дерпт». Это равнозначно тому, что в критические дни битвы под Москвой в 1941 году Советский Союз объявил бы войну Японии, начав перебрасывать войска на восток.

Проиграв своему брату Андрею, Александр бежит не на Волгу, в Сарай‑Бату, где хан Берке мог его просто убить, а в причерноморские степи, граничащие с Южной Русью, отданной Александру еще Батыем. Как известно, именно здесь, в ЭТИ ГОДЫ образовалась мощная монгольская Орда. Во главе ее и встал Александр под именем хана Ногая, могущество которого было настолько велико, что даже греческий император Михаил Палеолог выдал за него свою побочную дочь Евфросинью. В летописях она также упоминается как жена князя Александра по имени Васса, то есть Василевна.

Любопытна судьба Киева, отданного Невскому Батыем. Александр Невский согласно летописям ни сам в Киев не поехал, ни наместника не послал. И вообще, во второй половине XIII века, если анализировать летописи, в Киеве совсем не было князей. Почему? Может быть, потому, что Невский не умер, а жил под именем хана Ногая, может быть, даже в самом Киеве? Но такая информация, конечно, должна была быть вымарана со страниц летописей.

Ну а что же главный противник Невского — его брат Андрей? Летописи упоминают о его смерти в 1264 году, вскоре после кончины Невского. Татищев пишет, что Андрей спорил о престоле с Ярославом, посредником был хан (Берке или Ногай?), который выбрал Ярослава, дав ему войско. При таких событиях говорить о ненасильственной смерти Андрея нельзя. Андрей был убит в бою, либо схвачен и казнен. Сын Андрея Юрий продолжил борьбу, но вскоре погиб.

Но здесь есть и вторая версия судьбы Андрея. Можно предположить, что именно он стал ханом Золотой Орды в 1266 году под именем Менгу‑Тимура. Эта версия исходит как из геополитической ситуации в степи в последующие годы (острейшая борьба между Золотой и Ногайской Ордами, которые по этой версии возглавлялись братьями‑соперниками Андреем и Александром), так и из того, что со смертью хана Бердибека (праправнук Менгу‑Тимура) в 1359 году в Золотой Орде пресеклась линия Батыя.

В Золотой Орде (территория Поволжья с прилегающими районами) широко распространилась мусульманская вера, в которую перешли и хан Берке, и его преемник и брат хан Менгу‑Тимур (но по другим данным, Менгу‑Тимур — племянник Берке, то есть, возможно, сын Батыя). А в Ногайской Орде (южнорусские степи) преимущество перед мусульманством получает христианская вера, как и славянский язык перед тюркским. Но в 1271 году, как сообщает арабская летопись Рукнеддина Бейбарса, Ногай принимает ислам, за что получает от султана Египта письмо, заключавшее «обильную долю признательности и прекрасное благовоние похвалы».

Хан Ногай (Невский) продолжает активно вмешиваться в русские дела (обе Орды — и Золотая и Ногайская — соперничали за контроль над Русью). В 1272 году он отзывает в Орду своего брата Ярослава (по летописям умер… на обратном пути из Орды!). Под отзывом следует понимать просто убийство Сартака=Ярослава. Новым князем становится зять Ногая Федор Черный, сделавший своей ставкой Ярославль, до этого бывший столицей Сартака. История Федора Черного по русским летописям чрезвычайно любопытна и запутанна. Судите сами.

#5 Пользователь офлайн   АлександрСН 

  • Виконт
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Виконт
  • Сообщений: 1 796
  • Регистрация: 29 Август 11
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородКемерово
  • Награды90

Отправлено 21 Сентябрь 2011 - 16:08

Федор Черный

В 1249 году умирает Ярославский князь Василий Всеволодович. Кому переходит ярославский престол? Его жене Ксении и маленькой дочери Марии. Со времени княгини Ольги русская история такого прецедента не знала. При этом Ольга была лишь регентшей при малолетнем сыне— наследнике. По женской линии княжение НИКОГДА на Руси не передавалось, оно переходило одному из близких, а то и дальних родственников умершего князя, по мужской линии.

Здесь следует сделать небольшое отступление в защиту вышесказанного утверждения. Дело в том, что не так давно в Ярославле вышла брошюра ярославского профессора Евгения Ермолина. В своей работе «Святой великий князь Федор Ростиславич Черный, ярославский и смоленский» Ермолин утверждает, что супруга Федора Черного «наследует право на княжество от отца и дяди и передает это право супругу», далее он приводит слова Ключевского: «В памятниках XIII и XIV вв. мы найдем немало случаев таких исключительных передач за отсутствием прямых наследников». Что ж, спорить с авторитетами трудно, но необходимо для определения истины.

В данном случае все легко. Я просто продолжу слова Ключевского: «В 1249 г. умер удельный князь Ярославский Василий Всеволодович, правнук Всеволода III, оставив после себя одну дочь, княжну Марию. В это же время князья смоленские, деля свою вотчину, обидели младшего брата Федора Можайского. Последний ушел в Ярославль, женился на княжне‑сироте и вместе с ее рукою получил Ярославское княжество, став таким образом родоначальником новой удельной княжеской линии. Ярослав, третий сын Всеволода III, получил в удел волость Переяславскую, которая после него преемственно переходила от отца к старшему сыну. В 1302 г. умер бездетный переяславский князь — Иван Дмитриевич, отказав свой удел соседу, князю московскому Даниле. Великий князь Московский Симеон Гордый, умирая в 1353 г., отказал весь свой удел жене, которая потом передала его своему деверю, Симеонову брату Ивану. Таковы признаки, которыми обнаружилось утверждение нового порядка княжеского владения младшими областями в Суздальской земле».

Ключевский приводит три случая передачи удельных княжеств и на их основе делает неверный вывод, распространяемый на ВСЮ систему наследственного права на Руси. Давайте и мы их рассмотрим. После смерти бездетного переяславского князя Ивана Дмитриевича его удел достается не просто соседу — московскому князю, а его РОДНОМУ ДЯДЕ Даниилу. В истории Киевской Руси случаев передачи княжеств сыновьям, братьям и другим близким родственникам по МУЖСКОЙ линии — бессчетное множество.

Следующий случай — с Симеоном Гордым. Да, действительно в своем завещании он указал наследницей свою жену. Но в момент написания завещания еще были живы один или два его малолетних сына! То есть в момент написания завещания он не был бездетным! При этом Ключевский почему‑то забывает еще одну строку завещания, адресованную братьям Симеона: «ПОРУЧАЮ супругу и бояр моих». Наконец, после написания завещания Симеон жил еще почти два месяца, и именно в этот период умерли сам Симеон, два его сына, один из двух братьев и митрополит. Таким образом, и этот случай был притянут за уши Ключевским. Итак, остается только один случай расследуемого наследования — с ярославской княжной. Но он, по моему мнению, является исторической подделкой, о чем может свидетельствовать рассмотрение в этой главе событий, связанных с личностью Федора Черного.

Отсюда вывод: фраза ярославского профессора о праве ярославской княжны на наследование вотчины от отца и дяди просто голословна, ибо опирается на совершенно неверное утверждение Ключевского. Судите сами: Ермолин, рассматривая ярославский случай, ссылается на Ключевского, а тот, в свою очередь, основывается именно только на одном этом ярославском случае. Кстати, у того же Ермолина есть слова об Александре Невском: «Вызывает и поныне споры стратегическая политика сближения с Золотой Ордой, которую вполне последовательно проводил Александр. На эти вопросы нет разрешающего сомнения ответа». Такой ответ есть — это предлагаемая читателю альтернативная версия истории.

Но вернемся к основной теме. По другим данным, Василий Всеволодович умер в 1252 году во Владимире, куда он ездил на встречу с Александром Невским. Ярославский престол достается его брату Константину Всеволодовичу (то есть престол перешел все‑таки по мужской линии!), но тот в 1257 году погибает во время татарской резни в Ярославле. Любопытно, но в 1257 году к власти в Орде приходит хан Берке, и в этом же году Александр Невский с крайней жестокостью подавляет антиордынские выступления в… Новгороде. При этом следует отметить, что расправа над новгородцами вошла в летописи, а о расправе над ярославцами сохранились до поздних веков только устные предания. Какой же силы должна быть эта резня, если она дошла до нас через столько веков, и почему об этом ни слова нет в летописях? Да потому что под Ярославлем в них проходит Новгород.

Так как Константин был бездетным, ярославское княжение по ТВ переходит к его 13‑летней племяннице Марии, дочери Василия Всеволодовича. Таким образом, этот вариант трактовки истории еще более нелеп (чем у Ключевского о переходе престола от отца к дочери) с точки зрения престолонаследования.

Когда княжна подросла, она по ТВ сочеталась браком с Федором Черным, можайским князем. О Можайском княжестве до этого ранее никогда не упоминалось, а в 1303 году Можайск и вовсе становится московским городом (завоеванным у Смоленского княжества), именно этот год можно считать по АВ годом основания Москвы. Переехав в Ярославль, Федор согласно традиционной версии стал княжить вместе с… тещей. История абсолютно неправдоподобная, если верить в историю в ее нынешнем виде.

Далее нам сообщают, что Федор едет в Орду, где покоряет сердца золотоордынского хана и его жены, которая в него влюбляется и пытается его соблазнить. Да‑да, именно это предлагает нам традиционная история. При этом нас убеждают, что Федор твердо отстаивал в Орде свою веру и нравственные убеждения. В это же самое время там же рязанский князь Роман поступает аналогично. Но Федор в Орде входит в круг высшей татарской знати, — явление БЕСПРЕЦЕДЕНТНОЕ, — а князя Романа казнят. Тем временем молодая ярославская княгиня умирает, и народ сажает на ярославский престол их малолетнего сына Михаила. Михаил и его папа Федор Черный становятся соперниками в борьбе за ярославское княжение. Ярославцы не пускают Федора к себе, то есть ведут себя так, как частенько поступали новгородцы.

Дальше — больше. По ТВ Федор в Орде женится на ханской дочери, на этом настаивает жена хана, та самая. Своему мужу — хану она объясняет свое желание видеть дочь христианкой. Хан отправляет в Константинополь послание к патриарху с просьбой разрешить брак князя с его дочерью, которая тем временем принимает крещение. Константинопольский патриарх дает разрешение на этот брак (вы еще не устали от таких сказок нашей истории?), а тесть, хан Ногай (по другим источникам — Менгу‑Тимур), дарит своему зятю Федору Черному Чернигов, Херсон, Булгары, Казань и еще 32 города. Плюс к этому отдает половину своей столицы, «злата же и сребра, и камения многоценного многое множество».

Не правда ли, какой щедрый этот хан Ногай? Но интересно то, что почти все эти города, кроме Чернигова, относились к владениям не Ногая (южнорусские степи), а Золотой Орды. То есть Ногай подарил зятю чужие владения, которые еще надо было завоевать. Вот почему в наших летописях нигде не упоминается, что Федор вступил в свои права в этих городах.

Наконец, умирает малолетний ярославский князь, а Федор из всех земель выбирает своей столицей маленький волжский городок, каким был Ярославль, если судить по традиционной истории.

Из этой истории выходило, что вдовушка (теща) Ксения единолично длительное время правила Ярославским княжеством. Такая более чем странная история заставляет пристальнее рассмотреть это имя на страницах наших летописей. Ксений оказалось всего три: ярославская княгиня, дочь Бориса Годунова (исторический персонаж другой эпохи — XVII века) и жена великого князя Ярослава Ярославича Тверского (по АВ Тверь XIII века — это фантомное отображение Ярославля, само имя князя как раз и означает, что он правил в Ярославле, а ставкой его была древнейшая часть города — Тверицы). Вот ее‑то и изучим повнимательней.

Ярослав Ярославич Тверской по летописям становится великим князем владимирским в 1263 году. В 1265 году он оказывается и новгородским князем, переезжает в Новгород, где женится на Ксении, дочери какого‑то Юрия Михайловича. От этого брака у них появляется будущий великий князь Михаил ЯРОСЛАВИЧ. (У Федора Черного, ЯРОСЛАВСКОГО князя, сыном‑соперником был тоже сын Михаил). Князь Ярослав умирает в 1272 году, а Ксения в 1312 году. Давайте попробуем объединить этих двух Ксений и посмотрим уже на реальную (то есть АВ) историю.

Итак, по АВ Ксения Ярославская родилась где‑то в начале тридцатых годов. Ее муж, ярославский князь (конкретно кто, не известно, маловероятно, что им был Василий Всеволодович из традиционной версии истории, так как он происходит из рода Всеволода Большое Гнездо, истребленного Чингисидами), умирает в 1249 году. От этого брака у Ксении осталась маленькая дочь Мария, будущая жена Федора Черного. Ярослав Ярославич Тверской=Сартак в 1265 году становится князем ярославским и берет в жены еще молодую Ксению. Где‑то в эти годы по ТВ Федор Черный получает в жены дочь Ксении Марию. Их сына малолетнего Михаила (по ТВ — соперника отцу за княжение) по альтернативной версии не существовало, был только малолетний Михаил Ярославич, сын Сартака=Ярослава и соперник Федора Черного в борьбе за ярославское княжение в 1272 году.

Ногай=Невский, он же Неврюй, отзывает с Руси своего брата Ярослава=Сартака (или попросту убивает), а власть отдает зятю Федору Черному, его татарское имя в Орде восстановить нельзя (удивительное совпадение — по ТВ Ярослав умирает в 1272 году, и в этом же году на историческую сцену вступает Федор Черный, становясь ярославским князем). Не исключена возможность того, что Черный был Чингисидом. Одним из вариантов появления его прозвища является слово «чермный», т. е. рыжеволосый. Чингисхан, как известно, тоже был рыжеволос. Но вполне возможно, что это совпадение. Рыжих много.

Своей столицей Федор делает Ярославль — КРУПНЕЙШИЙ по АВ город в Северо‑Восточной Руси, расположенный на Волге (а золотоордынская ставка кочевала в основном вдоль волжских берегов, летом на север, а зимой на юг). Ярославль, находясь далеко к востоку от западных границ, был прекрасно защищен от походов литовцев и немцев, был расположен недалеко от Владимира, Суздаля и Ростова и, что самое главное, был близок до Булгара и Казани, за влияние над которыми шла упорная борьба между Ногайской Ордой и Золотой Ордой, расположенной рядом с Булгарией.

Ордынскую дань во второй половине XIII — начале XIV века на Руси, как известно, собирали баскаки. В работе А. Насонова «Монголы и Русь» есть интересные данные. Если в других губерниях Центральной России селения с названиями Баскач, Баскаки или Баскаково встречаются в количестве одного‑трех, то на территории Ярославской области их десять. Что и не удивляет, в Ярославль как в столицу ордынского наместника в те годы стекалась дань, которую и собирали баскаки.

Любопытные строки можно прочесть у Журавлева: «Ежегодную дань татарским ханам ярославские князья не доставляли в Москву к великим князьям, подобно другим удельным князьям, но отдавали ее сами приезжавшим в Ярославль ханским послам или сами же отсылали в Орду, именно по тысяче рублей в год». А такое, согласитесь, подразумевало особый статус Ярославля. Это бывает при переносе столицы: прежняя столица еще сохраняет какие‑то старые функции и привилегии.

В 1272—1277 годах по ТВ на Руси правил великий князь Василий Ярославич, брат Невского. Но был ли вообще этот персонаж? В его правление не произошло никаких существенных событий, а умер он… «по возвращении из Орды». Этот князь, вероятно, вообще был выдуман историками XVIII века с целью заполнить лакуну истории, а реально правил на Руси в это время Федор Черный.

В 1463 году Черный и его сыновья были причислены к лику святых. С тех пор Федор Черный считается главным святым Ярославля. 1463 год — дата любопытная. Добровольным вхождением Ярославского княжества в Московское считаются по разным источникам две даты — 1463 и 1471 годы. Какие же события по альтернативной версии происходили в стране в этот период? В 1462 году к власти в Москве приходит Ягуп (обо всем этом в последующих главах), его племянники Данияр (Андрей Меньший) и Василий образуют собственное государство с центром в Ярославле, но в 1471 году терпят от Ягупа поражение. Ярославль захвачен, происходит резня его жителей московскими войсками. Но в 1463 году Ярославль, еще как столица, находится в расцвете. Братьям (Данияру и Василию) нужно поддерживать свой имидж, и обретение святых мощей как никогда этому способствует.

В житии князя Федора Черного много говорится о его добродетели и святости. Святость его обсуждению не подлежит, ибо это дело не мое, не мирское. Но о добродетели поговорить стоит. Владимир Святой до крещения Руси в летописях и церковных книгах расписан в одних негативных красках, и только после крещения произошло его чудесное превращение. Когда то же самое произошло с Федором Черным, судить трудно, а его житие нельзя принимать за истину, так как написано оно 200 лет спустя после его смерти, когда многое уже забылось.

Итак, что хорошего сделал Федор Черный? Прежде всего следует обратить внимание, что жизнь Черного по ТВ устраивалась благодаря различным смертям: жены, сына, братьев и т. д. В 1277 году он совершает свой первый поход на врагов, идя с татарским войском на ясов. Причина похода — выступление ясов против татарского ига. «Хороший» поступок князя. В 1278 году Федор идет в поход на волжских булгар. Причина похода та же: булгары выступили против татарского ига. Еще один «добродетельный» поступок.

Теперь о его внутренних поступках. Во время междоусобицы между сыновьями Невского — Дмитрием Переяславским и Андреем Городецким он становится на сторону второго. Почему? Потому, что «Федор Ростиславич должен был встать здесь на защиту права и правды» (по Г. Н. Преображенскому). В чем заключалась правда? Вот что пишет Карамзин: «Андрей Александрович, князь Городца Волжского, действуя по совету злодея, Семена Тониглиевича, и других недостойных бояр, вздумал овладеть великим княжением вопреки государственному уставу или древнему обыкновению, по коему старший в роде заступал место отца». То есть получается, что Федор Черный активно принял неправую сторону, выступив за усобицу. Андрей Городецкий привел татар, которые и опустошили Владимиро‑Суздальскую землю. «Федор Ярославский… соединились с Андреем… Татары, пользуясь случаем, напомнили России время Батыево». Вот так. Хорошо ли пришлось Русской земле? Зато Федор Черный ПОЛУЧИЛ ПЕРЕЯСЛАВЛЬ. Прекрасная добродетель!

Но вот дальше вышла незадача. Братья помирились, и пришлось Федору отдать Переяславль, который он и поджег с досады. Но это уже такая мелочь, главное то, что «он вступал в эту борьбу не из‑за выгод, а за идею удельных князей, которым время грозило потерей владений».

Об отношении Федора Черного к народу видно из событий, которые происходили после смерти его первой жены. Как здесь уже говорилось, ярославцы его к себе не пустили. Федор возвращается в Орду и просит хана направить туда своих вельмож, с войском, конечно. Но тут Федор женится на ханской дочери, и «Ярославль остался без наказания». Безобразие, конечно. Свадьба, наконец, состоялась, и «благоверный князь Федор Ростиславич явился в Ярославль» с отрядом татар, которые и отомстили негодяям— ярославцам за оскорбление князя. Кстати, этот случай подробно описывает и житие князя, вероятно, полагая такую месть за пример христианской добродетели.

Столь выгодная женитьба князя в Орде, которую «Ярославль знает, помнит и ценит как особенное благодеяние Божие», оказалась обстоятельством «весьма плодотворным для православной веры». Благодаря Федору в Орде было построено несколько православных церквей, в которых теперь могли молиться и русские рабы, и их православные хозяева. «С устройством храмов слава веры Христовой в Орде засияла светло». Так что теперь русские люди должны были идти в татарское рабство весело и непринужденно. Это, видимо, большой плюс.

Я понимаю, что многое из моих слов кажется кощунственным, но не кощунственно ли восхвалять строителя храмов, благодаря которому эти храмы заполнялись новыми и новыми пленниками после походов на русские земли татар, им же и призванных?

Я не отрицаю святость его мощей и его самого как святого. Совершить благие поступки он мог незадолго до смерти, но никак не в годы своей молодости и зрелости, когда он показал себя губителем земли русской. Здесь я уже вторгаюсь в дела отнюдь не мирские, но не могу согласиться со словами ярославского историка и краеведа конца XIX века Преображенского: «Давность и древность немного оставили нам сведений о том, что именно он сделал для внутреннего устройства земли, которою правил, но характер заботливости его о порядке и правде, равно как и нравственные правила, на которых была основана его деятельность, видны с определенною ясностью».

Литовские Чингисиды

А теперь переместимся на запад, в Литву. Ольгерд, по ТВ — родоначальник литовских князей, с которого и пошло Великое княжество Литовское, начал свою биографию удачной женитьбой. Он вступил в брак с княжной Марией Ярославной, единственной дочерью и НАСЛЕДНИЦЕЙ последнего витебского князя. Так Ольгерд стал витебским князем. Здесь, как и в странной истории с Федором Черным, много не менее странных совпадений: наследство передается по женской линии, наследница также носит имя Мария, наконец, само отчество витебской княжны — Ярославна…

Может быть, на все это и не стоило обращать внимания, но в данном случае речь идет о родоначальнике династии великих литовских князей и польских королей. Становится страшно от одной мысли: а вдруг и здесь, в более западной части, история тоже подделана? А что если и в Литве окажутся следы Чингисидов? По отзыву русских летописцев, Ольгерд был нрава строгого, очень воздержан, не употреблял вина и не терпел попоек. Ну прямо как татарин…

Первым литовским князем считается Миндовг, или по‑другому Миндог, Мендвог. Происхождение этого князя не известно, но на историческую сцену он вступил в середине XIII века, т. е. либо вскоре после татарского нашествия, либо во время его. Е. Ширяев пишет: «Великое княжество Литовское образовалось на территории Белоруссии со столицей в городе Новогрудке в 1240 году». То есть в разгар захвата западных русских земель монголами. Поразительно!

Итак, в летописях Миндовг появляется уже как глава сильного литовско‑русского княжества, причем значительная часть собственно литовских земель ему еще не подчинялась. Как ему удалось объединить литовские и русские земли, никто не знает, мало того, этого «никто не ожидал», как пишет Буровский в «Русской Атлантиде».

Не знаю, насколько имя Миндовга чисто литовское, но смахивает оно на искаженное татарское, скажем, Менгу. А именно внук Чингисхана Менгу‑хан, а вовсе не Батый, захватил и разграбил Киев. Другой Менгу — Менгу‑Тимур в 1266 году становится ханом Золотой Орды, его в 1282 году сменяет Туда‑Менгу. То есть имя Менгу среди Чингисидов было распространено. В Полоцке в это время правил племянник Миндовга Товтивил, в чьем имени неприкрыто видно татарское имя Тохта. Другой его племянник носил имя Едивид, что очень близко татарскому Едигей. Как видите, имена литовских князей оказываются близкими татарским именам.

В 1259 году Миндовг разгромил рыцарей на берегу реки Дурбы, остановив таким образом наступление крестоносцев. И именно в этом году впервые в Литву прорвалась татарская конница. Странное совпадение. Татар в Литве с каждым годом становится все больше и больше. Татарские колонии можно было встретить во многих литовско‑русских городах. Есть подтверждение, что татарские отряды были в составе войск Гедимина, а в битве при Грюнвальде в 1410 году в составе литовских войск было 30 тысяч татарских конников (цифры по ТВ).

Имя Миндовга встречается при некоторых странных событиях русской истории. В 1262 году в Северо‑Восточной Руси вспыхивает крупное антитатарское восстание, а собранные русские рати почему‑то идут грабить Прибалтику в союзе именно с Миндовгом. Даниил Романович начал открытую борьбу с татарами, заключив союз опять‑таки с Миндовгом.

И плюс ко всему этому есть еще интересные вопросы: почему татары допустили образование независимого Литовского княжества и отдали ему западные русские земли, которые должны были стать ханскими улусами? Почему в Литву постоянно бежали различные татарские ханы и царевичи?

Татищев считал, что «готы, гепиды и половцы — предки литовские», т. е. предками литовцев были кочевые и полукочевые народы Причерноморья.

Столицей молодого Литовского княжества становится Новогрудок, расположенный на исконно русской, а не литовской земле. Новогрудок — это Новый Город, т. е. Новгород. Еще один Новгород! Помимо Новогрудка в состав Литвы при Миндовге входили Полоцк и Гродно. Сразу после смерти Миндовга в Пскове согласно летописям на княжение садится литовец Довмонт, из чего можно вполне предположить, что и Псков принадлежал Миндовгу, а после его смерти начался процесс феодальной раздробленности, и Псков обрел собственного князя‑хана.

Лживость летописей о судьбе Пскова легко доказывается. По сообщениям одних из них, Псков в 1240 году захватывают немцы, а вот в других, наоборот, сказано, что в 1241 году уже после взятия Невским Копорья, князь уезжает к отцу, но, узнав о взятии немцами Пскова, возвращается. Такие ляпсусы для очевидцев событий, летописцев, живших в это же время, невозможны. Отсюда вывод: летописи написаны не по горячим следам, а намного позже, причем подделаны, отсюда и такие ошибки.

Захватом Пскова и Полоцка литовцы не ограничились. Вот слова Карамзина: «Смоленск действительно мог быть взят литовцами в 1239 году». А Смоленск это уже самая что ни на есть середина Древней Руси.

Итак, по реконструкции реальных событий в 1240 году крестоносцы из Прибалтики вторгаются и захватывают Псковскую и Новгородскую земли и идут далее на восток к Ростову и Ярославлю. Здесь в 1242 году их встречает и разбивает сын Батыя Александр Невский (Невский по‑татарски Неврюй). С юго‑запада продвигаются отряды хана Менгу, он же Миндовг. В конечном итоге Псков, Новгород и Торопец территориально отходят к владениям Менгу‑хана.

В 1245 году летописи уже фиксируют пограничные стычки между литовцами и русскими в районе Торжка и Бежецка. Именно в 1245 году по Ливонской хронике некий князь Ярослав(!) Владимирович(!) отдает Дерптской церкви половину псковских земель. Ярослав — это славянское имя хана Батыя, а в одной из предыдущих глав было сказано, что отца Батыя Джучи звали по‑славянски Владимиром.

Если отождествить Миндовга с Менгу‑ханом (по‑другому Мункэ, который был внуком Чингисхана и кузеном Батыя, а в 1251 году провозглашен в Каракоруме общемонгольским ханом), то причины, по которым Батый был вынужден поделиться с ним землями, становятся понятными.

Здесь возникает резонный вопрос: почему же такие важные события этого региона не отразились в исторических документах? Дело в том, что этих документов почти что и нет. К примеру, до сих пор никто точно не знает происхождения родоначальника литовских и польских королей Гедимина, правившего Литвой СПУСТЯ ПОЧТИ СТОЛЕТИЕ после Миндовга. Некоторые считают его сыном или братом его предшественника некоего князя Витена. Другие утверждают, что Гедимин был всего лишь конюшим у Витена.

Определенное время Псков и Новгород‑Ильменский входили в состав Литовского княжества. В наших летописях говорится о случаях, когда в Новгород и Псков призывались князья литовской династии, что также подтверждает данную версию. Летописи говорят и о литовских походах на помощь Пскову против немецких рыцарей. Говоря о вхождении Новгорода и Пскова в состав Литвы нельзя понимать это как полную потерю их независимости. Литва, как и другие государства Европы и Азии, имела феодальную раздробленность. Отдельными уделами в XIV веке правили князья Гедиминовичи.

Вот любопытный отрывок из Иловайского: «Наиболее крупными удельными князьями из потомков Гедимина в то время были: Федор Любартович, владевший Владимиром— Волынским, Владимир Ольгердович, сидевший в Киеве, Александр Наримунтович в Пинской области, братья Кориатовичи на Подолье, Витовт в Берестейской, Гродненской и Луцкой землях, Димитрий Корибут в Новгород‑Северской, Михаил Явнутович в Заславском уделе, Вигант в Керновском, Симеон Лугвень Ольгердович был тогда князем в Великом Новгороде».

Киев, Владимир‑Волынский, Новгород‑Северский, Великий Новгород, Полоцк, Чернигов, Смоленск, Галич… Из 12 княжеств, на которые в основном делилась Русь в XII веке, в XIV веке в ДЕСЯТИ правили потомки Гедимина! (по АВ правили Чингисиды, но с русско‑литовскими именами). Только Ростово‑Суздальская да Рязанская земли не отошли к ним.

Гумилев, опираясь на догмы традиционной истории, удивлен: «Золотая Орда была так далека от главного улуса и так слабо связана с ним, что избавление от татарского „ига“ после смерти Берке‑хана и усобицы, возбужденной темником Ногаем, было несложно». Эта идея была бы правомерна, если бы действительно существовало то самое татарское иго и страной правили бы русские князья. Но для альтернативной версии истории, как сами видите, такого вопроса не существует, так как на Руси правили князья‑татары, хотя и потомки Андрея Боголюбского.

Дети Невского

С 1272 года великим князем летописи называют Василия Ярославича. Но был ли вообще сей исторический персонаж? На это вряд ли сегодня можно ответить. Княжение Василия Ярославича, в первую очередь, отмечено тем, что столицей Руси при нем фактически была Кострома. Запомним этот факт.

Интересна в этот год и конфликтная ситуация вокруг Новгорода. За Новгород вели борьбу Василий Ярославич Костромской, ставший Великим Владимирским князем (в те годы в Северо‑Восточной Руси было одно Великое княжество — Владимирское, остальные — просто княжества), и сын Невского Дмитрий. Победа достается Дмитрию, но ненадолго: осенью 1272 года новгородцы признают власть Василия Ярославича. Это второй факт.

А теперь примите во внимание, что Новгород — это на самом деле Ярославль, а хан Ногай (возглавлявший Ногайскую Орду), он же Александр Невский, в это время борется за власть с ханами Золотой Орды. Из этого делаем естественный вывод, что с 1272 по 1276 год перенесенная на русские земли эта борьба принесла успех Золотой Орде, но в 1277 году уже побеждает Ногай=Невский, поставив на великое княжение своего сына Дмитрия. Именно странным княжением Василия Костромского и было отмечено в летописях временное торжество сил Орды над сторонниками Ногая на Руси.

Согласно русским летописям с 1277 года великим князем называется сын Невского Дмитрий. Что же произошло на Руси в этот год? Русские князья во главе с Федором Черным и другим сыном Невского князем Андреем «повели войско в Орду» и отсутствовали несколько лет. Речь здесь идет о большом походе Ногая на Золотую Орду, который удачно завершился: в летописях говорится, что скоро хан Ногай уже сам ставил на золотоордынский престол ханов. На период этого похода присматривать за Русью был оставлен Дмитрий Александрович.

Через несколько лет в Северо‑Восточной Руси снова началась усобица: за великокняжескую власть боролись сыновья Невского — Дмитрий и Андрей. Ногай примиряет их, утвердив на владимирском столе Дмитрия, и тем самым роль ярославского князя Федора Черного упала. Именно этим обстоятельством можно объяснить, почему столь влиятельный в Орде Федор Черный, получивший в прямом смысле слова в приданое полцарства, не сыграл отводимой ему видной роли в событиях конца XIII века.

К Ногаю пришла старость. Князья Андрей и Федор Черный объединились с золотоордынским ханом Тохтой и его братом Дюденем. Дмитрий по ТВ бежит к Ногаю, а Тверь (по АВ — Ярославль, княжеская столица Дмитрия) горит. Бои разгорелись по всей территории восточноевропейской равнины: в степях был убит Ногай, а на Руси — Дмитрий.

Прекрасно понимая опасность усиления великого князя, хан Тохта не стал назначать кого‑либо из князей старшим на Руси, многие князья ездили в Орду, надеясь стать великим князем, но этого не достигли. Так кончили свою жизнь Федор Черный, Иван Дмитриевич, Даниил (брат Андрея) и, наконец, сам Андрей (похоронен в Волжском Городце, вероятно, еще одном фантоме Ярославля). Все эти смерти произошли в короткий промежуток времени. Нельзя исключать возможности их насильственной смерти в Орде, что было вполне на руку хану Тохте. Впрочем, Даниил, вероятно, погиб на бытовой почве, но об этом чуть позже.

Убийства в Орде ведущих русских князей продолжались и дальше. По каким‑то причинам монголов не устраивал Ярославль как центральный и независимый город. Тогда на Руси еще прекрасно помнили, что именно здесь сначала Батый, а затем его преемники устроили столицу. В 1321 году Орда посылает войска на Русь с единственной целью: укротить Ярославль. Город взят и разграблен, а сын Федора Черного убит. По завершении миссии карательный отряд «с торжеством отправился назад к хану».

Многое в событиях тех лет по ТВ непонятно: тверской князь Дмитрий убивает прямо в Орде великого князя Георгия (зятя хана!), брат Дмитрия Александр при этом спокойно возвращается в Тверь и через год получает ярлык на великое княжение. А хан молчит. И только через 10 месяцев приказывает убить Дмитрия, все это время спокойно живущего в Орде. Что делает Александр, став по ханской милости великим князем? Беспричинно убивает двоюродного ханского брата.

В этом историческом ребусе может быть и другое решение. А был ли великий князь Георгий (Юрий), сын Даниила Московского, внук Невского, вообще как таковой? Может быть, это просто ханский наместник на Руси, присланный для собирания дани? Если это так, то становится понятным отъезд в Тверь князей Александра и Бориса Даниловичей, «родных» братьев Георгия (по ТВ недовольных жестоким характером Георгия).

По летописям Георгий первый раз женится в 1297 году, а в 1318 году ордынский хан Узбек (ревностный мусульманин) женит его на своей любимой сестре Кончаке. Однако летописи не сообщают о появлении детей ни у Георгия, ни у его троих братьев. Лишь их брат Иван Калита имел несколько сыновей. Такое ощущение: пришел знатный татарин из Орды, пособирал дань и снова ушел обратно.

Что же дальше? В 1327 году к великому князю Александру Тверскому прибывает ордынский посол Чолхан, который был сыном известного Дюденя, возглавлявшего походы на Русь при сыновьях Невского, т. е. не исключена возможность того, что ЧолХАН был ханом‑Чингисидом. Вскоре в народе пошли слухи о намерении Чолхана самому сесть на Тверское княжение. Интересно, но на эту, пусть даже теоретическую, возможность татарина сесть на великое русское княжение традиционная история вообще никак не отреагировала, а напрасно — нет дыма без огня. Степь постоянно выбрасывала орды, возглавляемые знатными татарами, которые были лишними у себя. Что же, ордынские ханы выдавали ярлыки на право княжения русским чужакам, а их родные сыновья, татарские царевичи, обрекались на то, чтобы стать изгоями?

Примерно с 1275 года Золотая Орда управляла Киевом непосредственно через своих наместников. Регион Киевской Руси, несомненно, был более бедным в сравнении с Владимирской Русью. Неужели ханы Золотой Орды просто так отдали такой «лакомый кусок торта» посторонним для них русским князьям, в то время как у них оставались без улусов десятки их родственников — Чингисидов?

Кочевникам не нужны были русские вотчины? Но вот вам пример из времен правления хана Берке. Его племянник, ставший известным на Руси как святой Петр, царевич ордынский, в Ростове покупает у князя Бориса Васильковича участок земли. Причем покупает за бешеные по тем меркам деньги — целый воз серебряных и золотых монет. Вот такие, оказывается, существовали отношения между побежденными и победителями‑монголами. Не отнимали силой, а платили полновесной монетой. И вот куда уходила стекающаяся в Орду дань.

Этот Петр женился в Ростове на дочери другого татаро‑монгольского вельможи, который тоже жил в этот городе. Как видите, дикие татаро‑монголы уже вскоре после батыевого нашествия облюбовали русские города, СКУПАЯ там земли. В свете всех этих фактов совсем по‑иному следует относиться, например, к началу одного из мордовских преданий: «Поехал по Волге русский князь Мурза… Мордовские старики, узнав о прибытии русского царя Мурзы…» Та же «шапка Мономаха» — не что иное, как традиционный татарско‑ордынский головной убор, разве что с крестом.

Четкой границы между Ордой и русскими землями не было. На южных рубежах Руси существовала некая приграничная незаселенная полоса — район перехода степи в лесостепь. На востоке «вместо пустынной многокилометровой пограничной полосы образовывались как бы нейтральные буферные зоны, находившиеся под контролем ордынской администрации, но населенные и фактически управляемые местными жителями из числа прежнего (русского, мордовского) населения». Это цитата по Похлебкину. Но как быть с тем, что главной доходной статьей у татар во время их набегов были рабы? Что проще и безопасней: идти в набег на Кострому, где их ждали русские войска, или в соседнее Приокье, где не было никаких войск, а люди для угона в рабство были? Как все это объяснит традиционная история?

Ответ здесь лежит в плоскости русско‑ордынских отношений. Татары просто так набеги не совершали. Если в том или ином русском княжестве правил легитимный князь‑хан: сын, брат или иной родственник ордынского хана, то набеги были невозможны, за такие дела ордынские ханы казнили виновных. В буферных зонах, контролируемых ордынской администрацией, люди жили относительно свободно, не очень боясь набегов, так как относились к подданным того или иного хана, князя, мурзы, платя ему дань. Конечно, мелкие набеги разбойников, бандитов существовали везде и во все времена. Но здесь‑то идет речь о крупных татарских походах, которые никогда не были беспричинными. Но это относится к временам Золотой Орды, а не Крымского ханства, образовавшегося значительно позже и практиковавшего грабительские набеги на русские земли. Хотя любой татарский поход на Русь, причинный или беспричинный, приносил ей одинаковые негативные последствия.

Здесь сделаем небольшое отступление и поговорим о казаках. В «Сибирской истории» Фишера, изданной в 1774 году, слово «казак» отнесено к татарскому языку. По его мнению, оно означало человека, у которого нет семьи или не имеющего постоянного жилища. Это название первоначально приписывалось ордынским казакам, жившим в начале XVI века по Нижней Волге, т. е. киргиз‑кайсакам. Обратите внимание на слова «кайсак» и «казак», ясно, что они идентичные. Кстати, киргизы называли себя скорее не «кайсак», а «кхазак». А к востоку от Волги живут казахи. Фишер считал, что название «казак» перешло от татар к русским и полякам.

Кто же такие казаки, каково их происхождение? На мой взгляд, современные казаки — потомки татаро‑монголов, половцев, торков и других жителей степных просторов, ославянившихся и принявших православие. Возможно, какая‑то часть казаков является потомками хазар. Черкас — ЧЕРный КАЗарин? Казаков раньше называли черкасами, что опять же говорит о степном происхождении современных казаков. В Киевской летописи сказано: «Поима с собою Вячеславль полк весь и все черные клобуки, еже зовуться черкасы». Черные клобуки (племя южнорусских степей)получили свое название от своего головного убора — высоких бараньих шапок черного цвета, верхи которых делались из цветной ткани и свешивались на бок, как у казаков.

В «Русской истории» Устрялова отмечено, что донцы составляют чудную смесь разноплеменных народов, а их язык состоял из разных элементов. Историк отмечал, что в чертах их лица есть нечто азиатское и что казаки гордились своим происхождением от черкесов и даже называли себя черкесами. Здесь, конечно, спутаны похоже звучащие слова «черкесы» и «черкасы».

Нравы, обычаи и образ жизни древних казаков мало чем отличались от татарских. Еще в XVIII веке, как сообщал инженер‑гидротехник де Романо, татарский язык был в большом употреблении у казаков.

Запорожские казаки называли себя «касаками островными». Обратите внимание на идентичность слов «касак» и «касог». Касоги — жители района Кубани. Касожского князя Редедю одолел в поединке брат Мудрого тмутараканский князь Мстислав. Вот первое летописное упоминание о казаках:

«В лето 7008 Сент. Придоша татарове ординские казаки и азовские под Козельск и взяша сельцо…» Торки, хазары, адыги, черкесы, половцы — вот основные компоненты наших казаков. Ну и плюс славянская примесь: кровь бежавших на юг холопов и потомков угнанных в неволю жителей Руси.

Но основа, повторюсь, все же была татарско‑половецкая. Посмотрите на действия казаков в шестнадцатом — семнадцатом веках, когда роль казаков резко усилилась. Этому способствовало ослабление соседних государств: осколки Золотой Орды — Казанское и Астраханское ханства — были захвачены Москвой, сама Москва захватывалась крымцами, а в Крыму шла усобица.

Именно в это время казаки усиливают набеги на соседние земли, при этом вели себя точь‑в‑точь как татары: угоняли скот, детей и женщин — православных(!), их везли на невольничьи рынки. Это не удивительно: казаки — те же татары, но принявшие христианство и русский язык. Поэтому ордынцев можно смело делить на две части: татар — мусульман‑тюрков, и казаков — православных и славян по языку. А грабежи и захват невольников у них был заложен в крови поколениями, вспомните те же описания нравов татар. А вот пример времен гетмана Мазепы, который с запорожцами прибыл на шведский банкет. Казаки стали тащить со стола золотую и серебряную посуду, а когда им сделали замечание, запорожцы запросто этого человека прирезали.

Именно казаки были главными виновниками опустошения России в Смутное время; интервентов — поляков и шведов было мало, а казаки принимали активное участие в грабежах обеих противоборствующих сторон. Достаточно сказать, что даже северная Вологда была захвачена казаками, а ее жители вырезаны. Е. П. Савельев в «Древней истории казачества» отмечает, что «…в 1615 г., по словам некоторых польских и русских летописей, казаки запорожские и городовые превзошли в жестокости не только поляков, но даже и татар. В 1617 г. казаки напали на Новгородскую область, где жгли и грабили. Потом опустошили уезды: Углицкий, Пошехонский, Вологодский и пошли в поморские места… и возвратились… с многими пленными, которых продавали в рабство татарам и полякам». В Смутное время, когда интервенты были изгнаны, те же казаки провозгласили юнца Романова царем.

Но вернемся к XVI веку. Казаки грабят соседние земли. Особенно достается Валахии, престол которой казаки и стараются захватить. В конечном итоге им это удается: новым господарем становится некий атаман Подкова, к счастью ненадолго. Что ж, казаки поступили точно так же, как и их братья‑татары: выгоднее кормиться ПОСТОЯННО с целой страны, чем периодически нападая на нее.

Но что же Чолхан? Он был убит, а хан Узбек послал войско на Русь и по ТВ в 1328 году великим князем становится Иван Калита. Летописи отмечают, что при новом великом князе «мир и тишина воцарились в Северной России», прекратились монгольские набеги, а ордынские ханы вполне довольствовались простой данью. Почему? Что же произошло? Появился постоянный и стабильный центр сбора дани с Северо‑Восточной Руси. И им стала Москва.

#6 Пользователь офлайн   АлександрСН 

  • Виконт
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Виконт
  • Сообщений: 1 796
  • Регистрация: 29 Август 11
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородКемерово
  • Награды90

Отправлено 21 Сентябрь 2011 - 16:12

Москва — татарская столица

«Москва обязана своим величием ханам»

Н.М.Карамзин



Москва как географический пункт

Итак, мы подошли к тому, что центром сбора ордынской дани (не случайно две московские улицы до сих пор называются Ордынками) стала Москва. Почему? Накануне были разорены все города, которые стремились быть такими центрами, в первую очередь, Ярославль=Новгород. Все ведущие русские князья (в том числе и потомки Батыя) уничтожены. Посмотрите на географию Северо‑Восточной Руси. Москва занимает идеальное положение для выполнения этой функции, настолько идеальное, что встают вопросы:

1. А была ли ранее Москва, до начала XIV века?

2. Что собой представляла Москва при Иване Калите?

Взгляните на карту Москвы. С точки зрения защиты от неприятеля Кремль расположен крайне неудачно: только одну сторону прикрывает река, а для трех других нужно строить крепостные сооружения. На современной территории города Москва‑река настолько петляет, что напоминает кольца движущейся змеи, причем некоторые «па» настоящей змее и не сделать. Можно спокойно насчитать с дюжину мест, где бы река закрывала крепость с трех, а то и с трех с половиной сторон. Кремль мог быть в этих местах практически неприступным. Это с точки зрения оборонительной. Но если перед вами покорная страна, в которой правят потомки победителей — кочевников, то в этом случае Кремль вполне их устраивал на том месте, где он и стоит.

Вот что писал известный советский историк Мавродин про Москву: «Большое значение в возвышении Московского княжества играло и то обстоятельство, что Москва лежала на очень удобных и важных торговых путях… Река Истра, приток Москвы, подходит к Ламе, притоку Шоши, впадающей в Волгу, и образует путь, соединяющий верхнюю Волгу со средней Окой через волок Ламский…» То есть, чтобы попасть из Твери в Нижний, нужно было выбрать ОЧЕНЬ НЕУДОБНЫЙ путь через Москву. Но зачем так мучиться, чтобы попасть на Оку? Для этого есть простой, более короткий и удобный путь вниз по Волге. Но этот путь пролегал через Ярославль, в противовес которому Москва и была создана.

Я не буду дальше цитировать по Мавродину обильный географический материал, состоящий из множества названий рек и городов, отмечу лишь, что «купцы Южной Руси — черниговцы, киевляне — плыли по Десне до Брянска, оттуда волоком попадали на Оку… затем волоком шли до верховьев Клязьмы, а по ней уже до Владимира», все это, разумеется, также через Москву. Но если изучить водное пространство Северо‑Восточной Руси, то окажется, что с юга Руси до Владимира есть более удобный путь, без волоков и плавания по мелким речушкам, путь далеко в обход Москвы.

И еще дальше у Мавродина: «Новгородское купечество торговало с „низом“ тоже через Москву. Новгородцы везли „немецкие“ товары по Волге, Шоше, затем волоком у Ламы попадали на Истру, по ней добирались до Москвы, а затем перебирались на Оку и Волгу». То есть сразу после Твери они уходили с Волги, шли на большие мученья, чтобы выплыть опять же к Волге у Нижнего Новгорода. Мазохисты какие‑то…

Но, возможно, один из столпов советской исторической науки Мавродин не читал Иловайского, а напрасно. «Около середины своего течения извилистая река Москва в одном из своих изгибов преграждается небольшим каменистым порогом. Вода с шумом бежит по этому порогу и только в полую воду покрывает его на значительную глубину. Этот небольшой порог и послужил первоначальной причиной к возникновению знаменитого города. ВЫШЕ порога река по своему мелководью только сплавная, а ниже его она судоходна». Так вот, река Истра, по которой якобы новгородцы добирались до Москвы и шли далее, находится ВЫШЕ этого порога. Так уж, господа историки, вы разберитесь между собой, чья версия более правдоподобна, а потом только выносите народу свои басни о Москве, как о «выдающемся» географическом пункте.

Впрочем, количество современных ученых лизоблюдов не снижается. Уже доходит до того, что название Москвы находят в библейских текстах, а отсюда делается вывод, что Москва — вообще древнейший город мира. Доказывается, что Москва является аккурат центром восточноевропейской платформы, местом пересечения всевозможных полей: геофизических, тектонических линий и даже центром энергетики космоса! А центром этого центра является… Кремль!

По мнению некоторых геологов, Москва занимает аномальный участок суши, располагаясь в центре ярко выраженного гравитационного минимума, то есть в области наибольших перепадов силы тяжести. Отсюда уже делается вывод, что такая аномальная активность недр и значительные космические энергопотоки и повлияли на появление высокой пассионарности живших здесь людей, их энергии, духовности, что и привело к возвышению Москвы.

Но почему эти люди считают, что такие аномалии благотворно влияют на людей и их поступки? Иными словами, почему они считают, что это от Бога? А может, от дьявола? Недаром в Москве многие места издревле связывали с нечистой силой: Чертаново, Чертолье. Люди зря не назовут. Кто знает, как бы характеризовали период Московского царства сегодня, если бы столица осталась в Петербурге? Злодеями, садистами, тиранами и палачами называли бы, пожалуй, всех московских Рюриковичей, на крови и костях людей сколачивавших для себя власть.

Вспомните, как изменилась страна после перенесения Петром Первым столицы из Москвы в Петербург. Страна преобразилась в одночасье. Даже в самые худшие времена отдельных Романовых, той же Анны Иоанновны, Россия смотрелась более свободной и просветленной (да‑да!), чем при лучших из московских великих князей и царей. Большевики перенесли столицу снова в Москву, и что мы сразу видим? Расстрелы, репрессии, гнет…

Очень хотелось бы знать мнение наших академиков‑лауреатов: если вы считаете, что географическое положение Москвы было так прекрасно и выгодно, то почему Москва основана намного позже того же Ярославля, Ростова или Переяславля? Хорошо, пусть так уж получилось, что поздно ее основали, но зато на хорошем месте, не так ли? Это же ваше утверждение. Тогда почему она сто с лишним лет оставалась захолустьем? Господа историки, вы с детских лет вбивали всем нам в головы, что Москва лежала в стороне от татарских набегов, поэтому сюда и селились с охотой люди. Но за полтораста лет татарского ига, по летописным данным, Москва была сожжена ТРИЖДЫ, а древний Ростов ни разу! Тогда почему же люди селились не в спокойном Ростове, а шли в сжигаемую Москву? Они что — самоубийцы? Наконец, кто объяснит, как это еще слабая Москва смогла за три года присоединить к себе Переяславль, Коломну и Можайск?

Басни и правда

Итак, здесь уже ставился вопрос: «А была ли до времен Ивана Калиты Москва?» Давайте займемся и этой проблемой.

Да, в русских летописях Москва упоминается с 1147 года. Упоминается, скажем, нередко. Но это в официальных летописях, многие из которых, как об этом неоднократно говорилось, подделаны и переписаны. Что происходило с рукописями, которые время от времени находились, но при этом входили в противоречие с официальной историей? Их либо уничтожали, либо отправляли в хранилища. Найти и опубликовать их сегодня почти невозможно, до сих пор многие даже выгодные для ТВ рукописи не изданы. Что же говорить о неугодных нашей исторической науке. Но, тем не менее, отдельные рукописные «басни» имеют печатное изображение. Одна из них перед вами.

«В 1381 году княжил во Владимире князь Андрей Александрович Невский, а в Суздале брат его, князь Даниил. На берегах Москвы‑реки были красные села боярина Стефана Ивановича Кучки, отца двух сыновей, удивительных красою, князь Данило силой взял их к себе во двор: одного пожаловал в стольники, другого в чашники. Сии два брата сделались любовниками жены Данииловой, Улиты Юрьевны, и вздумали извести князя, будучи с ним на охоте. Даниил, раненый, ускакал от них в лес, бросил коня, дошел до Оки‑реки и хотел в лодке переехать на другую сторону; но лодочник, обманом взяв у него златой перстень, скрылся. Даниил, боясь своих гонителей, влез в маленький сруб, где был погребен мертвец. Кучковичи везде искали князя и не нашли. Тогда княгиня Улита дает им любимого пса Даниилова, который доводит их до сруба: тут злодеи убивают князя.

Пятилетний сын его, Иоанн, уезжает с верным дядькою во Владимир, к князю Андрею Александровичу. Князь Андрей идет с 5000 воинами наказать убийц. Кучковичи уходят из Суздаля к отцу; но месть совершается: князь Андрей казнит невестку, боярина Стефана Кучка, сыновей его; строит Москву на месте Кучковых сел, а в ней деревянную церковь Благовещения июля 27 в 1383 году; отдает Суздаль и Владимир сыну Георгию, сам княжит в Москве и умирает в 1384 году, объявив племянника своего, Иоанна, ея наследником. Георгий Александрович также умирает, и еще прежде отца.

Иоанн Данилович воспитывает у себя младенца, Георгиева сына, именем Димитрия, и делается государем Московским, Владимирским, Суздальским. К нему приезжает Петр митрополит из Киева 22 марта 1385 года».

Первое впечатление: невежественная подделка, именно так ее и считает ТВ. Но давайте не будем спешить с таким ярлыком.

Прежде всего, не надо обращать пристальное внимание на даты: в те далекие годы летоисчисление велось от сотворения мира, а его считали по‑разному, да и перевести летоисчисление от сотворения мира на от Рождества Христова не каждый монах сможет. Такими, к примеру, несуразностями с датами грешит «Родословная книга», но почему‑то ее историки подделкой не объявляют.

В одном из списков представленного выше текста указана дата постройки церкви Благовещения — 1291 год. Поэтому пойдем на некоторую вольность: сделаем временную привязку дат исходя из описаний тех или иных исторических событий, в данном случае это смещение составит минус 78 лет к датам текста. Получим 1303 год, что соответствует 6811 году от сотворения мира, а именно в этих координатах велось летописание. Кстати, единицы в этом числе легко переправить и на восьмерки, и на девятки, получив более поздний год. Возможно, так и было сделано.

Андрей Александрович Невский не кто иной, как великий князь Андрей Александрович, сын Невского. Так что здесь все правильно. Его брат Даниил, правивший в Суздале — князь Даниил, отец Ивана Калиты и тоже сын Невского.

Но по летописям Даниил был князем Московским, а не Суздальским, как в этой басне. В Суздале же правили потомки брата Невского князя Андрея Ярославича. Вот этот‑то постулат традиционной истории мы сейчас и проверим.

Действительно, какое‑то время Суздальским князем был Юрий Андреевич, сын Андрея Ярославича. А дальше в летописях начинается неразбериха. Итак, Юрий умирает. Никоновская летопись прибавляет, что «наследником Андреевым был его брат Михаил». Почему‑то все посчитали это опиской, а на самом деле вроде как наследником должен быть брат Юрия Андреевича Михаил, князь Нижегородский. (По АВ речь идет о Михаиле, брате Андрея Александровича, — оба сыновья Александра Невского).

В 1309 году та же Никоновская летопись сообщает о смерти Суздальского князя Василия МИХАЙЛОВИЧА, НО следующим Суздальским князем был Александр Васильевич, которого называют внуком АНДРЕЯ Ярославича, то есть отцом этого следующего Суздальского князя должен быть Василий АНДРЕЕВИЧ, а НЕ МИХАЙЛОВИЧ. Как видите, не сходится отчество сына с именем отца. Поэтому традиционная история считает, что в 1309 году умер Суздальский князь Василий по отчеству Андреевич, а то, что в Никоновской летописи он назван Михайловичем, то это тоже описка.

По альтернативной версии никакой описки нет, и в Суздале в начале XIV века действительно княжил Василий Михайлович, сын Михаила Александровича, сына Невского. Из всего этого можно сделать вывод, что в Суздале в конце XIII — начале XIV века правили потомки Невского, а не его брата, как утверждают официальные летописи. Следовательно, в данном случае в рассматриваемой «басне» сын Невского Даниил действительно был князем Суздальским. Ну а причина всей этой «суздальской» путаницы в том, что историю кроили, а по «сценарию» Суздаль должен был быть передаваем по линии потомков Андрея Ярославича. Недаром, вероятно, Даниил отсутствует в списке князей, ездивших в Орду. Ездил, конечно, но не из Москвы, которой еще не существовало, а из Суздаля, поэтому‑то и вымарали все это из летописей.

По традиционной истории на сестре братьев Кучковичей был женат Андрей Боголюбский. Отец Кучковичей, Стефан Иванович Кучка, был казнен отцом Боголюбского князем Юрием Долгоруким, который после этого на месте владений Кучки основал город Москву, которая долгое время носила второе название — Кучково.

В прилагаемой «басенной» истории все так и есть: пока нет еще Москвы, а есть села, принадлежащие Кучке (село Кучково). Как гибнет Андрей Боголюбский? По ТВ Боголюбский за какую‑то провинность казнит одного из шуринов, другой Кучкович в отместку составляет заговор, в который ВОШЛО ВСЁ (за исключением одного отрока) ближнее окружение великого князя — около двадцати человек. Вы можете себе это представить: все ближнее окружение, двадцать человек, все заедино, все доверенные лица, но ни один не отказался, никто не донес! Вот где настоящая басня! Заговорщики убивают князя. На сторону убийц переходит дружина и горожане. Тело князя несколько дней валяется в огороде, становясь кормом для псов. Один из слуг относит его к церкви, но двери храма захлопываются. Вспомните, как заботились согласно летописям об умерших князьях, их тела везли аж из Монголии.

Что же было на самом деле? Вероятно, Боголюбского убили по приказу его брата Всеволода Большое Гнездо, который и стал великим князем, а историю переписали, и настоящие убийцы князя Даниила Александровича, сотворившие это злодейство в начале XIV века, вдруг стали убийцами Боголюбского (1174 год). Не забывайте, что Боголюбский был отцом Юрия=Чингисхана, и не зря Юрий после убийства отца бежит в степь, он прекрасно понимает, что следующим после отца станет он. Всеволоду была нужна власть для себя и своего многочисленного потомства — большого гнезда!

Скрыв причину походов на Русь потомков Юрия=Чингисхана, историки убили и второго зайца: Москва оказалась на полтораста лет старше. Так деревушка Кучково стала уже в XII веке Москвой.

Что касается смерти Даниила, то как раз именно он и был убит братьями Кучковичами из мести на бытовой почве. И тело его действительно бросили собакам, так и не похоронив. Не случайно, в летописях нет единой даты его смерти: называют 1303, 1304, 1305 годы. Да и с могилой его неувязка: во времена Ивана III могила князя Даниила, объявленного святым, считалась утерянной. Ее находят чудом в прямом смысле этого слова: появляется некое видение, которое указывает на место захоронения князя. Впрочем, могилу почему‑то снова забывают. Уже во времена Василия III (XVI век) снова происходит чудо, указывающее на место могилы его знаменитого предка, об этом сообщают великому князю, на что последний заявляет: «Мало ли тут князей!».

Отсюда два вывода: место захоронения Даниила Московского (Московского — по ТВ, а по альтернативной версии Даниил был князем Суздальским, которому принадлежало Кучково, расположенное на Москва‑реке) до сих пор не известно, да он и не был вообще захоронен: просто брошен собакам. И второе: Даниил не был предком Василия III, последний (точнее, один из великих князей, известных нам под общим именем Василия III) происходил из другой ордынской династии.

Что же касается могилы, точнее мощей князя Даниила, то они согласно надписи, имеющейся в Даниловом монастыре, были найдены только в 1652 году во времена царствования уже Романовых, что дает весомый повод усомниться в их подлинности.

Согласно летописным данным у Андрея Боголюбского была отрублена правая рука, однако при исследовании его останков выяснилось, что отрублена была левая. Возможно, правая рука была отрублена у Даниила.

По приведенной выше «басенной» рукописи Иван Калита в 1303 году был пяти лет от роду. А в традиционной истории в этот период он уже командовал войсками. Где же истина? Дело в том, что летописи не сообщают о годе его рождения. Вообще летописи конца XIII — начала XIV века очень скупы на такие сведения, в отличие от более ранних или поздних времен. Отец Калиты Даниил родился в 1261 году, а первенец у Калиты появляется в 1317 году.

Если судить по традиционной истории, Калита должен был родиться не позднее 1284 года, чтобы через 20 лет проявить военные способности. В таком случае получается, что Калита родился, когда его отцу было 23 года (Калита — младший сын), а первенец у самого Калиты появляется, когда тому уже 33 года.

Но если поверить «басенной» истории, то Калита — младший сын Даниила, появляется у того в 37 лет, а первенец у Калиты в его 19 лет. Учитывая то, что в те годы женились даже раньше, чем сегодняшнее поколение, «басенная» история выглядит правдивее традиционной.

Митрополит Петр приезжает к Калите по «басенной» летописи в 1307 году (повторим,78 лет — величина временного смещения приведенной выше «басенной» истории). Здесь, надо признать, есть небольшая ошибка — в 2 года, которую легко простить. По традиционной истории митрополит (глава русской церкви) Максим в 1299 году покидает Киев и переезжает во Владимир. После его смерти в 1308 году ему наследует митрополит Петр.

Но в отдельных летописях Максим умирает еще в 1296 году, а главой русской церкви с 1296 по 1308 год был «мнимый», то есть, по ТВ, выдуманный митрополит Киприан. Историки, продлив жизнь Максиму (и отказав в существовании Киприану), перевели церковную столицу из Киева в Северо‑Восточную Русь, сначала во Владимир и лишь после, при Петре, уже в Москву. То есть теперь никто не задается вопросом: а с чего это вновь назначенный митрополитом Петр прямиком едет в Москву?

В нашей трактовке истории Москва, основанная в 1303—1305 годах, быстро становится центром сбора ордынской дани со всей Руси, а далее все логично. И поэтому вновь назначенный митрополит Петр сразу избирает Москву своей резиденцией.

Москва была основана в противовес настоящей древней русской столице — Ярославлю. Давайте посмотрим, что пишут про эти времена летописи. Ярославским князем был Федор Черный, который поддерживал сына Невского князя Андрея. Андрей же постоянно враждовал со своим братом Даниилом Московским (Московским — по ТВ), отцом Юрия (Георгия) и Ивана Калиты. Федор Черный умирает в 1299 году, Андрей — в 1304 году и похоронен в Волжском Городце. Здесь мы видим более позднюю правку: Новгород=Ярославль заменили на Городец.

Ярлык на великое княжение получает Михаил Тверской, который также становится и Новгородским князем.

В ожесточенную схватку с ним вступает Юрий (Георгий) Московский, который ведет себя более чем странно: не боясь ханского гнева, он воюет с Михаилом, убивает пленного Рязанского князя Константина и забирает его Коломну, захватывает Святослава Можайского и присоединяет его владения к своим. Ярославль все больше и больше теряет свои позиции: через несколько лет татарский посол Ахмыл его сжигает и, захватив, становится его новым правителем…

Сколько лет Москве?

Теперь настало время внимательно рассмотреть те моменты, когда Москва упоминается в летописях. Как известно, в первый раз Москва названа в летописях под 1147 годом. Здесь Юрий Долгорукий принимал своего союзника князя Святослава Ольговича. После этого Москва несколько раз фигурирует в событиях, происходящих в XII и XIII веках. Прежде чем начать их рассмотрение, необходимо понять принцип, на основании которого она, еще не существующая, оказалась среди их участников. Маловероятно, что Москва просто приписывалась к перечню участников тех или иных событий: чужеродность такой вставки можно было бы заметить. Более правильным мог быть путь, при котором в летописях просто менялось название одного города на другое — на Москву. Но восстановить настоящее название этого города, чье имя было заменено Москвой, сейчас практически невозможно: первоначальные документы уничтожены, а надеяться на поиск документов других стран нет смысла, так как эти события по своей значимости не выходили за пределы локальных, интересных только нам самим, но никак не иностранцам.

Тем не менее, определенные предположения сделать все‑таки можно. Дело в том, что город, чью историю Москва украла, не должен быть далек от Москвы, иначе правдивость событий просто нарушится. Можно предположить, что этим городом была Коломна, первый раз упоминаемая в 1176 году. О значимости города может говорить тот факт, что Коломна имела своего епископа, а этим мог похвастаться даже далеко не каждый стольный город. Она расположена при впадении Москвы‑реки в Оку. Согласно традиционной истории Коломна в 1307 году была захвачена Московским князем Георгием Даниловичем и с тех пор постоянно находилась в подчинении у московских князей.

В 1175 году во время известных событий, произошедших вслед за убийством Андрея Боголюбского и разгоревшейся борьбы за владимирское княжение, Киевская летопись пишет: «Вышедшю же Михалкови, поя его болезнь на Свине, и носяша его на носилици, токмо еле жива, идоша с ним до КУЧКОВА, РЕКШЕ до МОСКВЫ…» Здесь речь идет о брате Боголюбского Черниговском князе Михаиле, которого больного несли на носилках в призвавший его на княжение город Владимир. Владимирцы встретили его в Москве, которая также названа Кучковом. Для меня нет сомнений в подлинности описываемых событий, действительно Михаила вполне могли встретить в районе Москвы. Вопрос в другом: что тогда было на этом месте — ГОРОД МОСКВА ИЛИ СЕЛО КУЧКОВО? От ответа на данный вопрос и зависит время основания Москвы, потому что село Кучково это пока еще не Москва. Если на территории, скажем Мытищ, раскопают поселение бронзового века, Мытищи от этого не станет городом, насчитывающим несколько тысячелетий.

Киевская летопись, вобравшая фразу «до Кучкова, рекше до Москвы», в таком, окончательном, варианте сформировалась, без сомнения, намного позже описываемых событий. Более поздний переписчик вставил слова «рекше до Москвы», разъяснив уже позабытое в его время название «Кучково». Если бы наша история развивалась по традиционной версии, то совсем непонятно было появление названия «Кучково»: название «Москва» по ТВ появилось в 1147 году вполне самостоятельно и без всяких там Кучковых.

В 1207 году Всеволод Большое Гнездо идет покорять Чернигов. Далее цитирую по Карамзину: Всеволод Георгиевич «выступил к Москве, где ожидал его Константин с войском новгородским. На берегу Оки соединились с ним князья Муромский и Рязанский». Но Москва в отличие от Коломны на Оке не расположена, от Москвы до Оки сотня километров с гаком.

Более подробно этот эпизод описывает другой знаменитый русский историк Соловьев. «Всеволод… соединившись в Москве с сыном своим, Константином Новгородским, дожидался здесь также и прихода князей рязанских… Всеволод послал уличать рязанских князей… обвиненные стали клясться… Всеволод, слыша, что истина обнаружилась наконец, велел схватить уличенных князей вместе с их думцами, отвезти во Владимир, а сам на другой же день переправился через Оку и пошел к Пронску».

Сто с лишним километров от Москвы войску за день не пройти, а потому никак не мог Всеволод на следующий день переправиться через Оку. А вот Коломна, расположенная на левом берегу Оки, как раз полностью вписывается в эти события.

Итак, по ТВ владимирцы соединились с новгородцами в Москве, хотя для предполагаемого похода на Чернигов географически выгоднее было бы это сделать у Коломны. Впрочем, оставим это на совести историков. Но интересно другое: после похода Всеволод расстался с новгородцами на обратном пути в Коломне. Пропустили правщики истории эти строки или посчитали, что Москва ими упомянута и этого уже достаточно?

А вот любопытные строки из Новгородской первой летописи о событиях 1238 года: «И оступиша их татарове у Коломны, и бишася крепко, и прогониша их ко надолобом и ту убиша князя Романа и Еремея, и много ту паде с князем и с Еремеем. Москвичи же побегоша, ничегоже не видевше. Татарове же взяша град месяца декабря в 21». Итак, в сражении за Коломну участвуют москвичи, но русские разбиты, а татары берут… Москву. Не Коломну, заметьте, а почему‑то

Москву. Но поменяйте в этих летописных строках москвичей на коломенцев, или рязанцев, или еще на кого‑либо, которые были разбиты, и при этом отметьте, что татары взяли 21 декабря КОЛОМНУ, то все несуразности текста сразу исчезнут. Ну не существовала в 1238 году татарская Москва. Коломна — была, было село Кучково на месте слияния Москвы‑реки и Яузы, но не город же; мало ли где стояли деревни и села или сторожки с банями.

Однако есть на свете убедительное, казалось бы, на первый взгляд, свидетельство обратного. Его автор Рашид‑ад‑Дин, визирь монголо‑иранских ильханов. В своих исторических трудах он описывает монгольское нашествие на Русь и Европу. В них много ошибок, сильно перепутана хронология и последовательность нашествия. Среди нескольких захваченных русских городов называется город Мокос. Итак, это Москва? Значит, Москва все‑таки существовала до нашествия Батыя? Однако такой вывод преждевременен.

Прежде всего, следует отметить, что труд Рашид‑ад‑Дина дан в пересказе Полевого, историка начала XIX века. Сам он воспользовался французским изданием иранского историка. Кто читал русских историков XVIII века, тот вспомнит, насколько далека стилистика их русского языка от современной. Далека настолько, что смысл отдельных фрагментов вообще трудно понять. Думаю, что иранский и французский языки в те века также страдали такой болезнью. Плюс сложности перевода с французского в первой половине XIX века. Какие еще русские города упоминает Рашид‑ад‑Дин? Город Бан, город Ига, город великого Георгия, город Св. Николая, город Уч‑Огул‑Уладимир. Нетерпеливый читатель оживится: последний можно идентифицировать со столицей Северо‑Восточной Руси городом Владимиром. Не спешите. По мнению Полевого, под Владимиром может быть описан город великого Георгия. А Уч‑Огул‑Уладимир в дословном переводе — город трех сыновей Владимира. Если речь шла о ВладимиреСвятославиче, крестителе Руси, то под городом его трех сыновей, на мой взгляд, следует понимать Киев. Таким образом, упоминаемый Рашид‑ад‑Дином город Мокос преждевременно идентифицировать вообще с каким‑либо городом Руси.

Наконец, давайте мыслить логично. Москве в 1237 году по ТВ было всего 90 лет, это был мелкий заурядный городок. Так считает традиционная история. А раз так, то он не мог войти в иранский список крупных городов, захваченных монголами. Вот вы, знаете сами, что за события происходили в XX веке в каком‑нибудь Муходрынске? Нет? За границей — тем более нет. Так и здесь. Есть, правда, еще один вариант: в том случае, когда Рашид‑ад‑Дин закончил свой труд, Москва могла уже стать центром сбора ордынской дани, и поэтому иранский визирь включил ее в список городов Руси, захваченных монголами на основе географической информации начала XIV века. В его сочинении, кстати, при захвате Мокоса убивают русского Эмира Улай‑Тимура. По летописям при захвате монголами Москвы никто из князей не погиб, а был взят в плен князь Владимир Георгиевич. Итак, давайте не будем спешить с информацией Рашид‑ад‑Дина, а сами сделаем вывод, что традиционная информация о возникновении и становлении Москвы довольно сомнительна.

Калита, Тохтамыш и другие

Калиф Московский

Настало время поговорить об Иване Калите. Кто он — обрусевший правнук Батыя и внук Александра Невского или монгол новой волны, какой‑нибудь братец очередного ордынского хана? Его татарское имя, вероятно, можно восстановить. В Ростовской и Воскресенской летописях сообщается, что старший брат Калиты князь Георгий Данилович послал в 1318 году за новгородцами какого‑то Телебугу, а по Троицкой летописи он послал за новгородцами уже не Телебугу, а «кн. Ивана Даниловича, брата своего». Кто такой Телебуга никто не знает, считается, что это просто какой‑то татарин. То, что татарин, это видно из имени, но простой ли он? Во второй половине XIII века Золотой Ордой правил хан Телебуга, но в 1291 год он был убит. Отсюда вывод: Телебуга — имя ханское, и Телебуга 1318 года мог быть Чингисидом, известным на Руси под именем Ивана Калиты.

Впрочем, кем бы он ни был, с задачей, поставленной ордынским ханом, он справлялся. В истории говорится об именах, данных ему народом: Калита, то есть денежный мешок и «СОБИРАТЕЛЬ ЗЕМЛИ РУССКОЙ». Принято этот эпитет рассматривать в смысле объединения страны, но до объединения было еще очень долго, а вот СОБИРАТЕЛЕМ дани с ЗЕМЛИ РУССКОЙ он был, вот откуда и постоянные «командировки» в Орду.

А наши историки до сих пор не могут определиться, что же именно собирал Калита: землю или власть. Считается, что Калитой его назвали за богатство, так как это слово означает кошелек. Но в современном русском языке слово «калита» не сохранилось. А может, Иван Данилович был не Калитой, а Калифой, от слова «калиф», или «халиф»? В русском языке буква «ф» частенько переходит в «т» и наоборот. Калиф — это царь‑священник. Иван Калита как никто из князей того времени посвящал особое внимание церковным делам. Впрочем, здесь я не являюсь первооткрывателем, предположение о том, что Калита мог быть калифом, первыми высказали Фоменко и Носовский.

Любопытно, что в те времена была очень популярна легенда о царе‑первосвященнике Иоанне. По мнению европейцев, царство пресвитера Иоанна располагалось где‑то на востоке. Может быть, и Калита получил имя Иван (т. е. Иоанн) по аналогии с этой легендой?

Старший брат (по ТВ) Калиты князь Георгий Данилович был убит в 1325 году, похоронен в 1326‑м. В конце этого года умирает митрополит Петр. Новым митрополитом становится Феогност. После смерти Калиты правит его старший сын Симеон Гордый, причем, как только Калита умирает, Феогност назначает своим наместником Алексея, который впоследствии и заменяет Феогноста на его посту. Как видите, довольно странная цепочка совпадений. Феогност и Симеон умирают в одно и то же время, в 1353 году. На страницах этой книги говорится о странной массовой гибели московских князей в тот год: умирают в одно время Симеон, его два сына и брат. Происходит как бы естественная (а может, и нет?) зачистка правящей династии. Меняется и политика Москвы. В отличие от Калиты и Симеона нового московского князя Ивана Ивановича отмечают как «тихого, миролюбивого и слабого». Да такому князю управиться бы с чисто княжескими проблемами, ему, конечно, не до проблем церкви.

Митрополит Феогност был у церковной власти на Руси 26 лет и умер, вероятно, когда ему было далеко за 70, а то и за 80 лет, потому что в молодом возрасте главами церкви не становятся. Несмотря на возраст, Феогност до последних лет путешествовал «в Царьград, в Орду и в отдаленные епархии российские».

Согласитесь, в таком возрасте и при тогдашнем состоянии дорог поверить в кипучую жизнедеятельность «пенсионера» очень трудно. Если предположить, что главой церкви был калиф (халиф) Иван Калита, то Феогност мог быть митрополитовым наместником, а такой чин именно в те годы существовал и таким наместником был некий Елевферий. После смерти Калиты наместником становится Алексей, а через полтора десятка лет при восстановлении митрополии — митрополитом.

Кстати, умирающий по ТВ в 1353 году Феогност пишет письмо патриарху Филофею, но Филофей стал патриархом только в 1354 году. Как видите, опять неувязка вышла у тех, кто правил историю.

В летописях мы встречаем имя Григория КАЛИКИ, кандидата в новгородские архиепископы, который приехал во Владимир Волынский для встречи с митрополитом Феогностом. Калика, Калита… Странные совпадения. Вполне возможно, что этот Григорий был калифом Ярославским, в отличие от Ивана — калифа Московского, если, конечно, это не одно и то же лицо — Иван Калита. По крайней мере, этот вариант тоже имеет право на существование. Дело в том, что в «Скифской истории», написанной Лызловым в конце XVII века, про Калиту не сказано ни слова.

Наконец, вот еще одно обстоятельство тех лет, которое может прояснить ситуацию с правкой наших летописей. Исправление их шло, естественно, через церковные структуры, монахи писали и переписывали летописи, кому же как не им этим заняться. Именно в те времена в Москву переселились бояре, среди которых были Федор Бяконт, отец митрополита Алексея, и КИЕВСКИЙ боярин НЕСТОР. На примере Бяконтов можно видеть тесные внутрисемейные связи знати с церковью. А не был ли киевлянин Нестор тем самым Нестором, автором «Повести временных лет»?

И еще одно интересное совпадение. В 1359 году умирает великий князь Иван Иванович, новым великим князем становится Суздальский князь Дмитрий, а через несколько лет — другой Дмитрий, Московский князь, будущий герой Куликовской битвы, с которого начинается новая страница русской истории. Любопытно, подряд два Дмитрия! Именно «в одно время с великим князем Иоанном Иоанновичем умер и хан Бердибек». «С жизнью Бердибека пресекся род Мангу‑Тимура, и на троне капчакском сели другие потомки Чингисханова сына Туши». Это по Карамзину. Не произошло ли аналогичное и на Руси: вместо младших потомков Мангу‑Темира на великое княжение сели младшие братья и сыновья новых золотоордынских ханов из рода Туши, получивших в русских летописях одинаковые имена Дмитриев?

Очень любопытно посмотреть на завещание, написанное Иваном Калитой. Итак, я цитирую дословно (по Карамзину): «Приказываю, в случае смерти, сыновьям моим город Москву: отдаю Симеону Можайск, Коломну с волостями, Ивану Звенигород и Рузу; Андрею Лопастну, Серпухов, Перемышль; княгине моей с меньшими детьми села, бывшие в ее владении…»

Кому конкретно была завещана по этому завещанию сама Москва? Кто‑то один должен ею править. А была ли вообще Москва? Москва отдается сыновьям с расшифровкой понятия. «Город Москва» — это Можайск, Коломна, Звенигород, Руза, возможно, еще несколько городов. Обратите внимание на двоеточие после слов «город Москву».

Кстати, у монголов многие города существовали на колесах: сегодня здесь, а завтра город в десяти километрах в стороне. Но то у монголов, они кочевники, скажете вы. Но, позвольте, а кто сказал, что Калите чужд степной образ жизни? В том же завещании упоминаются и великокняжеские стада. Ничто кочевое, я думаю, было не чуждо Калите.

В завещании не указаны ни Владимир (это понятно, Владимир еще оставался столичным городом и его временно присоединял к своим родовым владениям каждый новый великий князь), ни Кострома, Переславль, Углич, Белоозеро, Галич. А все это были «купли» Калиты, еще недавно они были столицы удельных княжеств. Почему же они не указаны в завещании? Потому, что монголы произвели «селекцию», и все они отошли к Владимиру, несмотря на то, что с Владимиром в основном не граничили. Общая площадь великокняжеских земель, то есть земель, принадлежащих Владимиру, во много раз превышала площадь Московского княжества.

Сделаем вывод: Иван Калита был простым управляющим, хотя и знатным, великокняжескими землями (города Владимир, Кострома, Переславль и др.), то есть полностью принадлежащими Орде, в отличие от московских, тверских, ярославских и других «арендованных» земель. При этом он возглавлял и церковную власть в стране.

Но ханы допустили одну большую ошибку: нельзя доверять одной семье быть управляющими, передавая эту должность по наследству, ибо члены этой семьи однажды посчитают чужое имущество за свое и не захотят его отдавать. Что и произошло при Дмитрии Донском. Правда, Донской не был внуком и потомком Калиты, а происходил из новой династии потомков Чингисхана. Но это сути не меняет, ибо вместе с престолом он принял и сложившиеся в управлении Русью традиции. Он не только посчитал своими великокняжеские земли, но и присоединил на какой‑то период булгарские земли вместе с Казанью. Мамай уже не смог этого снести, и Куликовская битва была предопределена.

Почему‑то принято считать, что в рядах Донского против татар выступила вся Русь, разве что за исключением рязанцев. Но это неправда. Вместе с Дмитрием привели рати только его подручные князья да еще несколько литовских князей, безуспешно пытавшихся бороться за власть в Литве с Ягайло. Мелкие русские князья, пришедшие с Донским, принадлежали, без сомнения, к его правящему роду и бились за свою жизнь и княжеские владения, которые в случае победы Мамая достались бы его ставленникам.

В «Сказании о Мамаевом побоище» есть любопытные слова, сказанные Мамаем: «Я не хочу так поступать, как Батый, но когда приду на Русь и убью князя их, то какие города наилучшие достаточны будут для нас — тут и осядем, и Русью завладеем, тихо и беззаботно заживем». Такова программа Мамая, и в этом он не был первооткрывателем.

Как же поступил Батый? Батый ушел в степь, оставив Русь своим потомкам. Почему Батый предпочел степь русским городам? В его годы степь была безопасным местом, в отличие от Руси. Прошли годы, и все изменилось. Вспомните времена великой «замятни» в Орде, когда ханов резали каждые несколько месяцев. А на Руси со времен Ивана Калиты было не в пример спокойнее и безопасней, да и Русь за последние годы стала богаче, по крайней мере, ее княжеская верхушка. Вот Мамай и решает «трудоустроиться» на Руси. Поэтому‑то и произошла Куликовская битва.

Но прежде чем рассказать правду об этой битве, отметим два случая массовых смертей среди князей.

В 1353 году от чумы, свирепствовавшей, как утверждают летописи, по всем землям, умерли великий князь Симеон Гордый (сын Калиты), его сыновья и его брат Андрей. Из взрослых членов московского дома в живых остался лишь брат Симеона Иван, отец Донского. Чума есть чума. Но почему ни в 1353 году, ни в соседних с ним годах не умер больше никто другой из множества князей, живших в период этой страшной эпидемии? Только московская верхушка! Эта эпидемия чумы пришла в Европу в 1347 году и свирепствовала до 1349 года. Но почему Москву она посетила четыре года спустя? Это довольно странно.

Следующий год массовой эпидемии — 1365‑й. Кто из князей умирает? Вся тверская верхушка (4 человека) плюс Ростовский князь. Заметим, что именно Тверь в то время была главной соперницей Москвы за великое княжение.

А Константин Ростовский оказал наибольшее сопротивление (после Твери) московской власти незадолго до своей смерти от «чумы». Не слишком ли избирательно было действие этих двух «эпидемий»? Гораздо проще предположить, что в действительности все эти князья были убиты по приказу из Орды, расчистив место для новых ордынских ставленников. В действительности историю опять сильно исказили. Но все это меркнет перед событиями Куликовской битвы и ее последствием.

Куликовская битва

Одна из предыдущих глав называлась «А был ли прав Александр Блок?». Сейчас можно снова вернуться к пророческим словам поэта, но уже по другому вопросу. Дело в том, что Блок считал, что Куликовская битва — одно из тех событий, разгадка которых нас еще ждет.

По летописям Дмитрий, узнав о готовящемся походе Мамая на Москву, посылает гонцов по всем уделам собирать войска. Узнав, что Мамай стоит за Доном, Дмитрий ведет войско на юг, и на Куликовом поле происходит грандиозное сражение, в котором с обеих сторон участвовало до 500 тысяч человек. Татары разгромлены, Дмитрий с триумфом возвращается в Москву. Мамай вскоре гибнет, потерпев поражение от Тохтамыша. Через два года на Москву уже идет новый ордынский хан Тохтамыш. Дмитрий бежит на север, а хан захватывает и грабит Москву и многие русские города. Вот перед вами вкратце история тех лет, какой ее нам подают.

Вопрос: почему в 1380 году Дмитрий смело сражается и побеждает громадное татарское войско, а через два года трусливо, «потеряв бодрость духа», бежит, бросив на произвол судьбы столицу и народ? А вот вопрос Льва Гумилева: «Издавна бытует мнение, что набег Тохтамыша был вызнан стремлением Дмитрия Донского освободить Русскую землю от татарского ига, чему якобы предусмотрительный Тохтамыш воспрепятствовал. Кто был автором этой версии, теперь сказать трудно, да, пожалуй, уже и не нужно: ее столько раз повторяли, что все историки в нее поверили. Если Дмитрий действительно хотел избавиться от татар, то зачем ему было подавлять мятежника Мамая? Было бы целесообразно оставить его наедине с Тохтамышем и позволить им ослабить друг друга».

Традиционная история ответа на эти вопросы не дает. Она, не имея возможности привести доказательства, только требует, чтобы в нее верили. Но стоит чуть поглубже посмотреть на историю Куликовской битвы, как мы сразу обнаружим, что таких «странных» вопросов много.

Итак, Мамай идет на Москву, при этом поверим историкам, что он долго ждет союзников. А что же русские? Узнав о татарском походе, Дмитрий собирает войска, едут гонцы аж в Белоозеро, Полоцк, Брянск. А это почти 500 километров, если по прямой и по дорогам, а реально намного дальше.

Что представляет собой собранное русское войско? Всадники и пешие. А от Москвы до Куликова поля еще 300 километров. Проделайте эксперимент: пройдите пешком 800 километров по разбитым сельским дорогам, в лаптях, с тяжелым оружием на плечах плюс провиант в дорогу. Какой же должен быть вес провианта! Сколько дней вы будете в пути, и в каком состоянии вы дойдете до конечного пункта? А может, князь Дмитрий просто дурак? Не лучше ли встретить татар на своей земле и не изматывать трудным переходом свои войска? Конечно, Дмитрий не сумасшедший, но раз так, то или похода никакого не было, а войска бились на Московской земле (а это версия Фоменко и Носовского), или поход был, но наступательный.

Посмотрим что же происходило на Куликовом поле. «Уже легкие наши отряды встречались с татарами и ГНАЛИ их». Вот кто по предлагаемой АВ нападал и кто защищался! Во время битвы князь Владимир Андреевич возглавлял засадный полк. Известно, что в решающий момент полк ударил татарам в тыл, последние дрогнули и побежали. Но как в таком случае это соотнести со словами князя Владимира Андреевича: «Гонишася за мной четире татарина с мечи, но божею милостию Иван Родионович Квашня, да Андрей Черкизович, увидев и прогнив меня скоро слеялися с ними с безбожными, а главы своя за меня поклали, аз же от них спасохся». То есть, говоря проще, во время битвы за князем Владимиром Андреевичем гнались четверо татар, а князь УДИРАЛ. Но нам‑то всем привили совсем другую картину: русские засадные рати во главе с Владимиром Андреевичем и воеводой Боброком кричат «ура!» и рубят татар.

Еще один вопрос: почему после разгрома татар Куликовское сражение «не имело тех важных, прямых следствий, каких Дмитрий и народ его ожидали»? Ответ: потому что в конечном итоге русские войска были разбиты и в основном УНИЧТОЖЕНЫ. Да‑да, это истина, и она имеет документальное подтверждение, но не в России, где все документы об этом и других событиях были подделаны, а в западных хрониках.

Немецкий историк Кранц пишет, что, разгромив татар, «россияне взяли в добычу множество скота, но не долго радовались своею победою; что татары, соединясь с литвою, устремились вслед за нашими, отняли у них добычу и множество их побили». Это в пересказе Карамзина.

В Линденблатовой рукописной немецкой хронике сказано так: «В сем году была великая война во многих землях: россияне сражались с татарами на Синей Воде, и с обеих сторон легло на месте до сорока тысяч человек. Россияне одержали верх; но после сей битвы встретили литовцев, союзников татар, и были истреблены ими».

При этом погиб, вероятно, и сам Дмитрий Донской (хотя несколькими днями ранее он выиграл Куликовскую битву), а Москву захватили литовские татары (про литовских Чингисидов говорилось в главе «Александр Нерский»). Об этом недвусмысленно говорят летописи. При нашествии Тохтамыша на Москву, согласно им, Донской в страхе бежит: «Князь, потеряв бодрость духа, вздумал, что лучше обороняться в крепостях, нежели искать гибели в поле. Он удалился в Кострому с супругою и с детьми, желая собрать там более войска и надеясь, что бояре, оставленные им в столице, могут долго противиться неприятелю». А что, Москва была беззащитным городком в поле, а не крепостью? И без Донского лучше обороняться?

«В сие время явился достойный воевода, юный князь Литовский, именем Остей, внук Ольгердов, посланный, как вероятно, Димитрием». Отметим, что имя Остей похоже на татарское. Поэтому можно предположить, что разгромив и убив Донского после Куликова поля, литовские ТАТАРЫ захватили Москву, а литовско‑татарский князь Остей стал Московским князем. Литовцы были союзниками Мамая. Тохтамыш, враг Мамая, разгромив последнего, естественно, направил войска и на Москву. Москва была разграблена, а Остей убит. Новым Московским князем стал ставленник Тохтамыша, скорее всего один из его сыновей.

Согласно летописям Донской появляется на их страницах только после ухода Тохтамыша. Смелый князь! Такой же смелый, как и Рязанский князь Олег, который после Куликовской битвы напал на московских воинов на их обратном пути. Храбрый, как видите, князь. Впрочем, в 1382 году Дмитрий тоже показал себя храбрым. Но не с Тохтамышем, конечно. После ухода татар, когда города лежали в развалинах, Дмитрий храбро опустошил Рязань: рязанцы все же не татары. Но это все по традиционной версии. По альтернативной здесь все проще: Рязанский князь был союзником Литвы и Мамая, то есть противником Тохтамыша. После захвата Тохтамышем Москвы настала очередь и Рязани.

Вот еще интересный для нас факт: во время нашествия Тохтамыша при странном исчезновении Донского его кузен Владимир Андреевич в районе Волока Ламского разгромил один из татарских отрядов, что, по мнению летописей, и послужило поводом к отступлению Тохтамыша. Но что же было на самом деле? На чьей стороне был Владимир? Можно предположить, что он был человеком Тохтамыша. В таком случае он разбил один из литовско‑татарских отрядов, отступавших на запад, либо, наоборот, шедших на помощь Остею.

Очень странные события происходят в эти годы в церковных делах. В 1378 году умирает митрополит Алексей. Донской в противовес литовскому митрополиту Киприану хочет поставить своего ставленника Митяя. Митяй для утверждения едет в Константинополь, но по дороге умирает. Его сопровождающий архимандрит Пимен вписывает свое имя в великокняжескую грамоту, и византийский патриарх утверждает Пимена в русских митрополитах. По возвращении Пимена в Москву Донской арестовывает его и приглашает из Литвы в Москву… Киприана. «Сие случилось… после славной Донской битвы». А сразу же после разорения Москвы Тохтамышем Донской выгоняет Киприана и вызывает из заточения Пимена. По ТВ считается, что Дмитрий Донской разгневался на Киприана за то, что тот покинул Москву во время нашествия татар. Но и сам Донской сбежал. Зато по альтернативной версии все прекрасно объясняется.

Вот что было на самом деле. После смерти митрополита Алексея князь Дмитрий в 1379 году направляет своего ставленника Митяя для утверждения в Константинополь, по дороге Митяй заезжает к Мамаю и получает от него ярлык на утверждение русским митрополитом. Здесь все пока в точности совпадает с версией традиционной истории.

А вот после отъезда Митяя от Мамая версии истории расходятся. В этом же 1379 году Тохтамыш провозглашает себя ханом Золотой Орды и начинает борьбу с Мамаем. По АВ, перехватив Митяя, Тохтамыш его убивает, а в Константинополь направляет Пимена. Но сразу же после Куликовской битвы Москву захватывают литовцы, и митрополитом становится их ставленник Киприан. Тохтамыш в 1382 году выгоняет литовцев и вместе с ними Киприана, а митрополитом становится его ставленник Пимен, Киприан же едет в Киев, который принадлежал Литве.

Вскоре Тохтамыш был разбит Тимуром, столица Золотой Орды Сарай была сравнена с землей, а новым золотоордынским ханом стал ставленник Тимура Тимур‑Кутлуй. Тохтамыш ушел в Литву, литовцы его приняли: ведь врагом Литвы по‑прежнему оставалась Золотая Орда, где теперь правил враг Тохтамыша. В 1399 году союзные войска литовского князя Витовта и Тохтамыша сразились на реке Ворскле с татарами Тимур‑Кутлуя и были разбиты. В битве полегло почти все союзное войско. Среди убитых был знаменитый воевода Донского Дмитрий Боброк Волынец, герой Куликовской битвы. Как он там оказался? На это традиционная история ответить не может, а потому распространяться про этот случай не любит. Но по нашей версии все просто: Донской в сражении против Мамая — сторонник Тохтамыша, Волынец его воевода. В чьих же рядах должен был быть Волынец? Тохтамыша!

Профессор Бегунов в книге «Русская история против „новой хронологии“ утверждает, что Боброк был ни кем иным, как предводителем днепровских казаков, перешедших на службу к Дмитрию Донскому. Это любопытно, так как казаки в те времена составляли часть татарских военных сил, но любому утверждению Бегунова я не верю, почему — объясню в одной из дальнейших глав. Но если все же это правда, то получается, что часть татарских военных сил входила в состав войска Дмитрия Донского. Впрочем, такой вывод уже давно не нов. Даже утверждается, что одним из приближенных Донского был царевич‑Чингисид Серкиз, чей сын Андрей Серкизов командовал одним из русских полков, пришедших на Куликово поле.

Давайте вкратце изложим наши выводы. В 1359 году в Золотой Орде начинается смута, так называемая замятня. Прекращается род Батыя. Новые ордынские ханы в этом же году меняют и своего вассала, русского князя, известного нам по летописям под именем Ивана Ивановича. Новым Московским князем становится Дмитрий Донской, очередной Чингисид, пришедший из ДОНСКИХ степей. За двадцать лет замятни в Орде сменилось более двадцати ханов. Впрочем, в самой Орде уже не было единства, она практически распалась на несколько частей. Поэтому возможностей заменить русского князя на нового — сына, брата очередного ордынского хана — не было. Орда слабела, а Русь усиливалась.

В 1379 году в борьбу с Мамаем вступает потомок Батыя Тохтамыш. Он и Донской договариваются выступить против Мамая, который не мог примириться с усилением Руси. Условием такого объединения могло быть следующее: Орда признавала Русь независимой, а Донской помогал Тохтамышу утвердиться в Орде, которая как союзник Руси выступила бы против Литвы, где также, напомним, у власти были потомки Чингисхана. Литва в те годы проводила активную экспансивную политику на востоке, прибирая к своим рукам русские земли. Усиление Руси противоречило ее жизненным интересам, поэтому, естественно, Мамай стал ее союзником.

Донской выступает против Мамая, который идет на соединение с литовцами, но последние просто не успевают. Происходит Куликовская битва, Мамай разгромлен, а русское войско на обратном пути встречается с литовцами. Русские войска уничтожены, а Донской убит. В Москву входят литовские войска, наместником утвержден литовско‑татарский князь Остей. В это время Тохтамыш полностью добивает Мамая и становится полноправным хозяином Золотой Орды. Столкновение Орды с Литвой неизбежно.

В 1382 году Тохтамыш захватывает Москву, Остей убит. При этом на сторону Тохтамыша переходит местная знать, включая князя Владимира Андреевича и воеводу Боброка. Принцип «враг моих врагов — мой друг», как видите, универсален. Новым русским князем становится один из сыновей Тохтамыша, а Русь остается вассалом Золотой Орды.

А что же Москва? Отстроилась, «но прежнее многолюдство в столице и в других взятых татарами городах уменьшилось надолго». Но была ли Москва до Тохтамыша многолюдной? Если вы думаете, что была, то вы ошибаетесь.

В Синодальной летописи написано, что в Донском сражении было убито: «40 московских бояр, 30 серпуховских, 22 переславских, 20 костромских, 30 владимирских, 50 суздальских, 40 муромских, 34 ростовских, 23 дмитровских, 60 можайских, 30 звенигородских, 15 угличских…» По числу погибших (а, следовательно, можно предположить, что и пропорционально принимавших участие) бояр Москва была далеко не на первом месте.

Войско было под командованием Московского князя, следовательно, Москва и московские города, в отличие от других, должны были поставить максимально возможное число воинов и бояр, но даже несмотря на это, их все же среди погибших оказалось меньше, чем, скажем, суздальцев. Московский Можайск по этому показателю оказался в полтора раза крупнее столицы, а Коломна, кстати, была больше Можайска и имела своего епископа, а таких епископальных городов было на Руси всего с десяток. Даже Москва не имела своего епископа, переманив, правда, самого митрополита. Из всего этого вытекает, что Москва времен Куликовской битвы была еще небольшим поселением. После таких сведений вновь возникает вопрос: когда была основана Москва?

Тохтамыш Московский

Что ж, теперь настало время поговорить о сыне Дмитрия Донского, великом князе Василии Дмитриевиче, правившем в 1389—1425 годах и являвшимся согласно традиционных летописей отцом Василия Темного, того самого, с которого по АВ и началось Смутное время, закончившееся воцарением Романовых.

Если прочесть исторические труды про этот период, то первое впечатление, что ничего особо странного не происходит: Москва постепенно усиливается, татары совершают набеги, внутренние распри…

Но одна маленькая деталь, так, пустячок, заставляет копнуть этот период чуть поглубже. Эта деталь — имя князя: Василий. То есть в переводе с греческого басилевс, государь. Именно только Василиями да Иванами звались русские правители с 1389 по 1584 год. Два столетия! Но вместо Василиев да Иванов на самом деле в действительности страной правило множество татарских ханов.

Исходя из такой предпосылки, давайте рассмотрим первого в этом ряду — Василия Дмитриевича. При этом любопытное замечание: хронология событий 1389—1393 годов в летописях оказалась сильно перепутанной. Уже одно из первых упоминаний о начале княжения Василия Дмитриевича весьма странно. Вот что пишут летописи о битве Тохтамыша с Тимуром в 1392 году. «На Тохтомыша царя прииде ин царь силен от Самаркандския земли, и бысть сеча велика; а князь Василей Дмитриевич утече от царя ЗА ЯИК, и прииде на Москву; и после прииде из Орды посол Улан царевич, и посади князя Вас. Дмитр. на великое княжение». Уже одно упоминание о том, что Московский князь убежал «за Яик» поразительно. Но к этому добавляется еще одна нестыковка: Тимур разбил Тохтамыша в 1392 году, а Василий Дмитриевич стал великим князем на ТРИ года раньше описываемых событий. Что же, князь Василий дважды становится великим князем: в 1389 и в 1392 годах?

Итак, мы уже видели, что на московский престол ринулись бесчисленные Чингисиды (если только за двадцать лет замятни в Орде сменилось более 20 ханов‑Чингисидов, можно представить, сколько же всего в степях было Чингисидов!), которым становилось тесно в степи. А не был ли этот Василий тоже из татарских ханов, да и не один хан был под этим именем?

У Тохтамыша было много сыновей. Вот что может предложить альтернативная версия. Один из этих сыновей вполне мог быть поставлен на московское княжение в 1382 году. В 1389 году он умирает (по летописям это год смерти Донского), а Московским князем становится другой сын Тохтамыша. В 1392 году он гибнет в битве с Тимуром за Яиком, сражаясь со своим русским войском в рядах своего отца, и Тохтамыш отправляет на Русь очередного сына, благо их у него было весьма много.

А теперь, исходя из предположения, что Донской убит, а Тохтамыш поставил на княжение одного из своих сыновей, назовем этого сына условно Василием, состыкуем все это с историей. При этом: А — по летописям; Б — по новой версии; В — комментарии и выводы.

1: А. По летописям Василий в детстве жил в Орде.

Б. Сын Тохтамыша действительно должен в детстве жить в Орде.

2: А. В 12‑летнем возрасте(!) Василий тайно бежит из Орды сначала в Молдавию, а затем через Польшу и Литву на Русь.

В. И его не поймали?

3: А. Донской и его двоюродный брат Владимир Андреевич сначала друзья и единомышленники, но потом становятся врагами.

Б. и В. Татарин Василий (новая династия) и обрусевший татарин Владимир Андреевич (старая династия) вполне могли не ужиться.

4: А. На Руси происходит странная чехарда с митрополитами, которые объявляются то законными, то незаконными, возникает церковная ересь.

В. Приход к власти татарина новой волны, вероятно, мусульманина, должен был привести к определенным серьезным проблемам в церковном управлении.

5: А. Великий князь Василий едет в Орду, где принят

«с удивительной лаской. Еще никто из владетелей российских не видел там подобной чести».

Б. и В. Отношение к сыну Тохтамыша, ставшему русским властителем, но вассалом отца, и должно быть таким.

6: Василий забирает под Москву множество уделов, в том числе Нижний Новгород, Суздаль, Муром, смиряет Новгород.

7: Тохтамыш разбит Тимуром, а Василий собирает войско и идет на юг против четырехсот тысяч воинов Тимура, но последний неожиданно поворачивает на юг.

В. Сыну Донского (если принять традиционную историю) нужно было радоваться, что татары в степи сражаются друг с другом, а вот сыну Тохтамыша (это уже по АВ) необходимо помогать отцу, хотя бы потому, что пока Тохтамыш у власти, он, его сын, спокойно правит на Руси.

По ТВ в честь этого события (отхода Тимура на юг) строится каменный храм с монастырем на Кучковом поле. Обратите внимание на странность: Донской вывел громадное ополчение и бился на Куликовом поле, а его сын вывел громадную рать против татар, и в истории возникает Кучково поле. На такие интересные сопоставления обратили внимание Носовский и Фоменко, выдвинув свою гипотезу.

А теперь вспомните, как происходили события на Куликовом поле. Нагромождение странностей, непонятные маршруты. Да было ли вообще сражение на Куликовом поле? А за что же тогда Дмитрий получил прозвище Донской? Почему не Куликовский или Непрядвин? Это было бы правильнее. Дон в районе Куликова поля всего лишь маленькая река, и вдруг такое прозвище — Донской! Не является ли это прозвище указанием ПРОИСХОЖДЕНИЯ князя Дмитрия? Дмитрий пришел на Русь править с Дона, он донской! Поэтому не удивляет тот факт, что накануне Куликовской битвы князю Дмитрию была подарена икона Божьей Матери донскими казаками (см. книгу Гуца «Многовариантная история России»). Традиционная история настолько забила своими постулатами всем мозги, что почему‑то до сих пор никто не взглянул на происхождение прозвища Дмитрия Донского именно с такой точки зрения.

Но вернемся к событиям времен Василия Дмитриевича. Итак, Тимур (Тамерлан) возвращается к себе в Среднюю Азию, а в степи за власть соперничают три хана: Тохтамыш, Койричак и Темир Кутлук. Как следствие ослабления Золотой Орды усиливается Литва. Тохтамыш разбит Темиром Кутлуком и бежит с сыновьями в Киев, в Литву, а Темир захватывает ордынский Сарай. Литва принимает Тохтамыша, так как сын Тохтамыша правит Русью и является врагом Золотой Орды, противника Литвы.

Что должен делать Василий? Если он сын Тохтамыша, то однозначно — помогать отцу. И в самом деле, сильное русское войско идет к югу и захватывает Казанскую Булгарию. Показательно, но летописцы отмечают, «что никогда еще полки российские не ходили столь далеко в ханские владения». Василий отказывается признать себя вассалом ордынских ханов. Карамзин пишет, что Василий «имел причину опасаться Орды: ибо со времени нашествия Тамерланова прервал все сношения с нею». Напомню, что Тимур‑Тамерлан как раз и изгнал из Орды Тохтамыша, поставив туда своего ставленника.

В 1399 году ордынские войска разгромили громадное войско литовского князя Витовта и Тохтамыша, а на Руси по ТВ сразу же возникают большие проблемы в Твери: умирает Тверской князь, а между его сыновьями начинаются кровопролитные усобицы. Тем временем силы Тохтамыша слабеют, наконец, он убит в сражении от руки нового ордынского хана Шадибека, сына Темира.

Что должен сделать Шадибек с русской проблемой? По АВ сменить князя, поставить своего ставленника, что и произошло около 1405 года. Именно в это время хан Едигей, тесть Шадибека, назвал сына Дмитрия Донского Василия любимым сыном (новый великий князь уже близкий родственник Шадибеку), но к 1408 году сыну Тохтамыша каким‑то образом удалось возвратить себе московское княжение. И тогда татары неожиданно подошли к Москве. «Великий хан послал меня на тебя с войском, узнав, что дети Тохтамышевы нашли убежище в земле твоей». Василий бежит. Татары Москву по ТВ почему‑то не берут, но летописи отмечают в Москве «огненные реки и дым облаками, смятение, вопль, отчаяние. К завершению ужаса, многие злодеи грабили в домах, еще не объятых пламенем». Как вы считаете, вошли татары в Москву или нет?

Итак, по АВ с 1408 года на Руси правит новый великий князь (и снова вместо сына Тохтамыша ставленник Шадибека,), но по традиционной истории у власти по‑прежнему Василий Дмитриевич.

В 1411 году в Орде к власти приходит Зелени‑Салтан, сын Тохтамыша, который по летописям становится «недоброжелателем» великому князю. В альтернативной трактовке истории именно это и должно быть. На Русь едут «грозные послы», и в 1412 году в Москве вновь должен смениться великий князь. Был ли это снова тот самый Василий, правивший в 1392—1408 годах, или вместо этого убитого Василия на Руси был поставлен другой «Василий», потомок Тохтамыша, это определить трудно, но второй вариант более вероятен. Почему — чуть дальше.

Зелени‑Салтан убит, а ханом Орды становится другой сын Тохтамыша, Керимбердей. Отношения с Русью — доброжелательные. Наконец, по русским летописям в 1425 году Василий Дмитриевич умирает, оставив наследником десятилетнего сына Василия, известного нам как Василий Темный.

Следовательно, «традиционный» Василий Темный родился в 1415 году, хотя из истории мы знаем, что его отец Василий Дмитриевич женился еще в 1391 году. 24 года без наследников! Справедливости ради отмечу, что у того было еще четыре сына, но последний из них упоминается в летописях лишь в 1405 году. Вывод: все они, эти четверо сыновей, — сыновья первого из Тохтамышевичей, погибшего в 1408 году. В 1411 году к власти пришел другой потомок Тохтамыша (ставленник Зелени‑Салтана), и в 1415 году у него рождается наследник. Вопрос еще, конечно, в том, что с ним стало дальше.

Мало ли на Руси… Дмитриев?

О секретах русской истории могут много рассказать и монеты, чеканившиеся в те годы. Эта тема была довольно подробно и интересно освещена в трудах Носовского и Фоменко. Тем не менее, выскажу некоторые свои замечания. По мнению этих авторов, на Руси никогда не было татаро‑монгольского ига, как и самого нашествия, а Золотая Орда не что иное, как военная структура русской империи, в которой на окраинах жили и татары.

Носовский и Фоменко пишут: «Однако как тогда понять следующие факты: Едигей (т. е. якобы татарский хан) писал к Витовту (якобы литовский князь, а согласно нашей реконструкции — он же великий князь Василий Дмитриевич (Это все по реконструкции Носовского и Фоменко. — Авт.): „Плати дань и изобрази на деньгах литовских печать мою“. Сам Витовт требовал того же от хана Тимура Кутлука».

Поясню подоплеку этой истории. По ТВ в 1399 году готовилось большое военное столкновение между набравшей силы Литвой и ослабшей в междоусобицах Ордой. Витовт требует от Кутлука, чтобы тот стал «его сыном и данником», и «хотел еще, чтобы монголы изображали на своих деньгах знамение или печать его… Хан требовал срока на три дня». В это время на помощь хану Кутлуку подходит с сильным войском Едигей. Едигей говорит Витовту о Кутлуке, что тот «справедливо мог признать тебя отцом: ты его старее летами, но моложе меня: и так изъяви мне покорность, плати дань и на деньгах литовских изобрази печать мою».

То есть, как видите, в этой ситуации все понятно, а Носовский и Фоменко просто до конца не разобрались в этой исторической ситуации.

Теперь сравним отдельные факты и выводы, сделанные Носовским и Фоменко по монетной теме. При этом под А — их вывод, под Б — мой вывод.

1. На монетах Дмитрия Донского стоит подпись по‑арабски: «Султан Тохтамыш хан».

А. Дмитрий Донской и есть Тохтамыш

Б. Монеты печатались в начале восьмидесятых годов XIV века, когда Донской был обязан печатать имя ордынского хана Тохтамыша. Почему обязан? Прочтите историю с Витовтом и ордынскими ханами.

2. На русских монетах часто встречается тамга — татарская печать в виде определенного орнамента, но аналогичное изображение встречается в некоторых московских соборах.

А. Великие князья и ордынские ханы — одни и те же лица (но — русские).

Б. Все великие князья, начиная с 1238 года — из татар, из рода Чингисхана (Чингисхан только по отцовской линии был русским, да и то наполовину. С тех пор у его потомков — Чингисидов русской крови почти не осталось), поэтому наличие чисто татарских орнаментов — печатей в росписях московских храмов и на монетах как раз и подтверждает теорию, доказываемую на страницах этой книги.

3. Знаменитый русский двуглавый орел впервые начал чеканиться на ордынских монетах, а на русских — сто лет позднее.

А. Так как Золотая Орда и Русь одно и то же, то те и другие монеты русско‑ордынские.

Б. Прекрасное подтверждение альтернативной версии истории. Двуглавый орел пришел на Русь с великими князьями‑Чингисидами.

4. На монетах Ивана III, когда ордынское иго было свергнуто, встречаются татарские надписи.

А. Русские деньги выпускались князьями для их подданных — татар. (Этот вывод авторов уже совсем ни в какие ворота не лезет).

Б. Иван III — это очередной татарин на русском престоле.

5. Как же тогда истолковать монету с надписью в центре: «Султан справедливый Джанибек», и на той же стороне по кругу: «Князя Василия Дм.».

Здесь следует сделать несколько замечаний.

Во‑первых, Носовский и Фоменко считают Джанибека Иоанном‑Беком, то есть Иваном Калитой. А Иван Калита, между прочим, прадед Василия Дмитриевича.

Во‑вторых, подправлю этих авторов и отмечу, что на этой монете надпись по кругу немного иная: «Великого князя Василия Дм.»

В‑третьих, Джанибек правил в Орде в 1339—1359 годах, но умер, когда Донской еще не был Московским князем, а Василия Дмитриевича не было еще и в помине. Итак, тупик?

Нет, все прекрасно согласовывается с предлагаемой читателю альтернативной версией истории. Василий — это басилевс, государь, поэтому прочтем надпись по‑новому: «Великого князя государя Дм.». Если Дм. — Дмитрий, то почему речь должна идти только о Донском, на нем клином белый свет не сошелся. Помните, в фильме «Здравствуйте, я ваша тетя» на вопрос о доне Педро тетушка (Калягин) заявила: «Мало ли в Бразилии Педро!» Так и на Руси Дмитриев было немало. Во времена Джанибека был Великий князь Суздальский Дмитрий Константинович, вскоре ставший (но уже после смерти Джанибека) и Великим князем Владимирским, в обход малолетнего Донского.

Кстати, любопытный факт: в 1328 году ярлык на великое княжение получил Калита, но само великое княжение хан Узбек разделил поровну, боясь усиления кого‑либо, отдав Новгород и Кострому Калите, а Владимир и Поволжье Александру Суздальскому, дяде Дмитрия Константиновича.

И еще: имя Дмитрий бытовало и среди татар. В 1362 году Ольгерд одержал победу над тремя татарскими князьями: Кутлубугом, Хадонибеем и Димитрием.

6. Для русских монет XIV—XV веков «в качестве образцов для копирования брались любые татарские монеты без разбора, часто старые, с именем давно умершего хана».

А. Опять же: Русь и Орда одно и то же.

Б. Блестящее подтверждение предлагаемой мной теории. Итак, на русских монетах отчеканены татарские имена, но другие, не тех ханов, кто правил в Орде в год чеканки монеты. Эти имена — ТАТАРСКИЕ ИМЕНА ОЧЕРЕДНЫХ РУССКИХ ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ, татар по происхождению. А что касается имен ханов, то многие имена близки по звучанию. К примеру, в летописях одних Темиров можно насчитать с полдесятка, Тохтамышей было двое плюс еще Тохта, Едигеров — двое, Едигеев — тоже двое и так далее. Приходит на Русь какой‑нибудь царевич Тохтамыш, становится великим князем, чеканится монета с его татарским именем. Почему же считается, что это мог быть только тот самый, известный нам хан Тохтамыш? Это к примеру.

7. На многих монетах Василия Дмитриевича стоит надпись «Рарай».

А. Объяснить ее никто не может.

Б. Объяснение простое: Рарай — татарское имя одного из трех великих князей, выведенных в нашей истории под именем Василия Дмитриевича. Кстати, Рарай очень похоже на имя Мамай, то есть вполне татарское имя.

8. На тверских монетах изображены непонятные рогатые и хвостатые, но двуногие существа.

А. Вывод (точнее, вопрос): слишком странный облик официальной национальной монеты.

Б. Мой ответ тоже будет вопросом: а как же, к примеру, монеты Польши?

Короткое резюме монетной темы. Я полностью согласен со следующими словами Носовского и Фоменко: «Все эти монеты были не двуименными, а двуязычными, то есть на монете печаталось имя одного правителя… но на двух языках — и на русском, и на татарском». Но у меня есть одно существенное замечание: по Носовскому и Фоменко этот правитель являлся одновременно и ханом, и великим князем одного единого государства Орды‑Руси, мое же мнение в том, что этот правитель — князь только русских земель, но он сам — татарин, выходец из Орды.

О татарском влиянии на культуру Руси, образ жизни ее жителей писалось много. Но, тем не менее, следует отметить ряд интересных моментов. Русская знать одевалась по‑татарски: халаты, шаровары, татарские головные уборы и сапоги. Русские сражались на низких татарских лошадях, применяли татарские лук и стрелы, кривые сабли, носили стеганые татарские доспехи, а охотились уже с прирученными соколами. О множестве татарских слов в русском языке и говорить нечего, стоит лишь добавить, что знаменитое русское «ура» — это татарское «бей».

Вот описание иностранцами русских воинов в XVI веке: «Лошади у них маленькие, не подкованы, седла приспособлены так, что всадники могут без труда поворачиваться во все стороны и натягивать лук… Обыкновенное оружие у них составляет лук, стрелы, топор и кистень… Некоторые из знатных носят латы, кольчугу, сделанную искусно, в виде чешуи… другие носят платья, подбитые ватой… Все, что они делают, нападают ли на врага, или преследуют его, или бегут от него, они совершают внезапно и быстро». По описанию, как видите, обычные татары. Впрочем, многие и были татарами во втором‑третьем поколениях.

В связи с этим интересно привести отрывок из Иловайского об Александре Невском: «Александр сильно разгневался на сына Василия и отправил его на Низ, т. е. в Суздальскую землю; а некоторых его дружинников жестоко покарал за их мятежные советы: кого велел ослепить, кому отрезать нос. Варварское иго уже давало себя знать в этих наказаниях». Для традиционной истории рано еще было славянину Невскому перенимать варварские татарские обычаи: иго только‑только началось. А по АВ Невский будучи татарином и поступил как татарин.

В конце 40‑х годов XIII века Даниил Галицкий едет в Пресбург для встречи с венгерским королем. Вот что пишет об этом Ипатьевская летопись: «Немцы же дивящеся оружью татарскому». Откуда у Даниила татарское снаряжение и оружие, он только три года как стал данником хана?

На Руси стали прививаться и мусульманские обычаи. Мы гордимся своими оригинальными церквами с куполами‑луковками, которых нет ни в одной православной стране. Взгляните на тот же Покровский собор на Красной площади: он похож одновременно и на православный храм, и на мусульманскую мечеть. Действительно, эти купола очень напоминают мусульманские храмы.

На Руси, в отличие от Польши и Литвы, не было пьянства: пить разрешалось только несколько раз в году, да и пили мед да пиво. И женщин знать запирала в теремах, не позволяя им выходить на свет, паранджи, правда, не было, зато платки на головах были еще те.

Иловайский ссылается на неизданную работу археолога Филимонова, в которой доказывалось, что «так наз. Мономахова шапка работы мусульманско‑египетских мастеров XIII века и была прислана в дар египетским султаном Калауном хану Золотой Орды Узбеку, а от последнего перешла к Ивану Калите». Неправда ли, интересно?

В книге Мурада Аджи «Полынь половецкого поля» можно прочесть: «Тюрки вечно спорят между собой: кто лучше, чей род древнее, а значит важнее». Точно так же спорили бояре в местнических спорах: чей род лучше, кто должен над кем сидеть. А вот что писал еще в XIX веке Леонтович: «В монгольской администрации еще при первых Чингисидах выработались все те местнические обычаи, с какими в настоящее время знакомят нас исследователи местнического быта в Московском государстве». И еще у него о московском и монгольском местнических институтах: «Сродство институтов никоим образом не могло быть случайным; оно, напротив, указывает на генетическую связь нашего местничества с ордынским».

Из истории мы знаем, что на окраинах Российской империи император звался белым царем. Но это было не по цвету кожи. Золотая Орда называлась еще Белой, и ордынского хана так и звали: белый царь. А на европейских картах московские земли называли Великой Татарией.

В 1409—1411 годах Тевтонский орден вел войну против Польши и Литвы. Именно в ходе этой войны произошла знаменитая Грюнвальдская битва, которая положила конец продвижению немцев на восток. В школе нам говорили, что именно благодаря мужеству русских полков, выстоявших под мощным ударом немцев, союзные войска победили. Но ни в одном учебнике не прочесть, что во время этой войны треть всех союзных войск составляли татары.

Посмотрите, как обыденно пишут об Орде русские летописи. Казалось бы, сколько интересного можно написать о необычном быте, внешности, веровании татаро‑монголов, их странных обычаях. Но в летописях этого нет, мы даже не знаем, куда конкретно в Орду ездили русские князья, где располагалась ханская столица. Вместо этого летописи рассказывают об обыденной жизни страны: кто родился, кто женился, о погоде, строительстве церквей, пожарах. А почему? Просто потому, что для жителей Руси татаро‑монголы не были в диковинку, это же потомки их старых знакомых: половцев, торков, булгар, берендеев. А князья частенько рождались и воспитывались в Орде, и с очередным князем правящая верхушка пополнялась новыми татарами, которые быстро ассимилировались.

Потомков этих знатных татар на Руси становилось все больше и больше, и, наконец, их количественное накопление перешло в качественное: они стали реальной силой в борьбе за власть. Если раньше великие князья назначались из ордынских Чингисидов, то после 1425 года можно говорить о наличии условий для захвата власти местными, частично обрусевшими Чингисидами. В традицию стала входить передача престола по наследству от отца к сыну, от брата к брату, т. е. внутри одной семьи. Но и здесь власть зачастую передавалась отнюдь не мирным путем, братья и племянники сталкивались между собой в смертельной схватке. Роль Орды при определении претендентов на княжение упала, а число самих претендентов возрастало. 1425 год — год наступления Смутного времени на Руси, закончившегося вступлением первого Романова на русский трон...

#7 Пользователь офлайн   АлександрСН 

  • Виконт
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Виконт
  • Сообщений: 1 796
  • Регистрация: 29 Август 11
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородКемерово
  • Награды90

Отправлено 21 Сентябрь 2011 - 16:21

Часть третья

Темные загадки Василия Темного

А был ли Темный?


Обратимся к периоду Смутного времени. Для удобства этот период, растянувшийся почти на два столетия, будем рассматривать параллельно с двух точек зрения: традиционной и альтернативной.

Итак, традиционная версия.

Перенесемся на Русь 1425 года. Умер великий князь Василий Дмитриевич, сын Дмитрия Донского. Его сыну Василию в это время было не более 10 лет. Василий Дмитриевич оставил ему в наследство окрепшее Московское государство, с которым уже не могли соперничать ни Тверское, ни Рязанское великие княжества; к Москве при Василии Дмитриевиче были присоединены Нижний Новгород, Муром, Вологда и множество мелких земель в дальней округе. Казалось, что только Золотая Орда да сильная Литва, прибирающая к своим рукам западнорусские земли, могли еще помешать росту и укреплению Москвы, но в действительности беда пришла совсем не оттуда: на власть стали претендовать ближайшие родственники великого князя.

В тот же час, как скончался Василий Дмитриевич, митрополит Фотий послал людей в Звенигород к брату умершего великого князя Юрию Дмитриевичу для того, чтобы тот вместе с его младшими братьями (а их было еще как минимум трое) принял присягу на верность малолетнему новому великому князю и всенародно подтвердил завещание покойного. Но Юрий решил иначе, он бежит в Галич, где собирает войско, желая сам стать московским князем, но, посчитав, что военная сила на стороне Москвы, заключает перемирие со своим племянником.

Для разрешения конфликта оба претендента в 1431 году отправляются в Золотую Орду, вверив свою судьбу хану Махмету. После долгого разбирательства хан отдает московское княжение юному Василию Васильевичу, а Юрию — лишь город Дмитров. Вернувшись в Москву, Василий неожиданно выгоняет Юрия из Дмитрова, тем самым нарушая волю хана.

В 1433 году на свадьбе Василия Васильевича пируют сыновья Юрия, и здесь происходит ссора, которая оказывается роковой в дальнейшей истории Московского княжества. Подоплека этой ссоры такова.

В 1367 году Суздальский князь Дмитрий Константинович подарил Дмитрию Донскому золотой пояс с драгоценными камнями, но на свадьбе тысяцкий Донского пояс украл, подменив другим. В конечном итоге этот пояс достался Василию Юрьевичу, который и надел его на свадьбу своего кузена. А мать великого князя Софья попросту сорвала с него этот пояс прямо в разгар свадьбы. Естественно, сыновья Юрия, этим оскорбленные, покинули пиршество и уехали в Галич, поклявшись отомстить за нанесенную обиду.

Юрий с войском идет к Москве, а Василий Васильевич, вместо того чтобы сражаться за престол, в слезах уступает его своему дяде, который ссылает племянника в Коломну, а сам становится Великим князем Московским.

Что же дальше? Василий Васильевич собирает со всего княжества верных ему людей. Юрий ничего не предпринимает, а когда уже вся Москва переметнулась на сторону Коломны, уезжает в Галич, возвращая племяннику великое княжение. При этом он отрекается от своих сыновей(!), признав их врагами государства(!), но вскоре присылает детям войска и вместе с ними одерживает победу над войсками племянника. Василий спешит в далекий

Новгород, а оттуда бежит… в сторону Москвы, в Мологу, Кострому и уже далее в Нижний Новгород. Юрий же вновь вступает в Москву, повторно объявляя себя великим князем. А дальше… Дальше Юрий неожиданно умирает, не оставив соответствующего завещания.

Сын Юрия Василий объявляет себя Московским князем. Но его братья Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный выгоняют брата из столицы и… возвращают престол Василию Васильевичу. Василий Юрьевич не смиряется, его военные отряды действуют на окраинах Московского государства, а великий князь в отместку арестовывает его брата Шемяку и вскоре захватывает самого Василия Юрьевича и ослепляет его, за что тот и получает кличку Косой.

Тем временем в Золотой Орде происходит переворот, дружелюбно настроенный к Василию Васильевичу хан Махмет бежит в Литву, к границам Московского княжества. Московский князь посылает большое войско на Махмета, но оно разбито, а Махмет удаляется в пределы Булгарии, где становится казанским царем.

В 1445 году войско Махмета во главе с его сыновьями Мамутяком и Ягупом вторгается на русские земли и в сражении вблизи Суздаля берет в плен великого князя. Шемяка направляет послов к Махмету, предлагая оставить Василия Васильевича в вечной неволе, но Махмет за выкуп отпускает князя, который вскоре уезжает на богомолье. Здесь его захватывает Шемяка и ослепляет. Отсюда и пошло прозвище Темный. Шемяка становится Московским князем, а Темного отправляет в ссылку. Но здесь на сторону Василия Темного неожиданно встают многие князья и даже татары, его войско растет. Москва без боя открывает перед ним ворота, а Шемяка бежит в Новгород, где и умирает. На этом для Василия Васильевича заканчиваются невзгоды в борьбе за престол.

История эта, конечно, увлекательна, но не убедительна при более подробном рассмотрении. В чем же сомнительность традиционной версии этого периода истории? Давайте рассмотрим все по порядку.

Темные загадки правления Василия Темного

1. Отец Темного Василий Дмитриевич родился в 1371 году. Согласно летописным сообщениям у него было пять сыновей:

Георгий (Юрий), родился в 1395 году, год смерти не известен, но умер еще при жизни Василия Дмитриевича;

Иоанн, родился в 1397 году, умер в 1417 году;

Даниил, родился в 1401 году, умер в 1401 году;

Симеон, родился в 1405 году, умер в 1405 году;

Василий, родился в 1415 году, когда Василию Дмитриевичу было 44 года.

Если первые сыновья рождались с интервалом в 2—4 года, то Василий появился на свет через 10 лет после рождения предыдущего сына. Что ж, такое бывает, поэтому перейдем ко второму пункту.

2. По сведениям всех летописей наследником Василия Дмитриевича объявлен его сын Василий. Это естественно. Но автор XVI века Герберштейн почему‑то пишет, что Василий Дмитриевич назначил своим наследником БРАТА ЮРИЯ (т. е. Юрия Дмитриевича, не путать его с Юрием Васильевичем, умершим еще при жизни Василия Дмитриевича). То есть или Герберштейн ошибается, или… Василий Дмитриевич действительно назвал наследником своего младшего брата. А это могло произойти в случае отсутствия у него прямых наследников, то есть сыновей. В таком случае, был ли Василий Васильевич вообще?

3. Спор между Василием Васильевичем и Юрием Дмитриевичем в 1425 году договорились разрешить через ханский суд, но оба претендента отправились в Орду только через ШЕСТЬ лет. Почему?

4. Московский боярин Иван Всеволожский в Орде говорит хану следующие очень примечательные слова: «Государь наш по твоей милости, ведая, что оно (т. е. великое княжение) есть твой улус: ОТДАШЬ ЕГО, КОМУ ХОЧЕШЬ». Разъясню первые слова: боярин говорил хану, что великий князь являлся таковым лишь по воле хана.

Запомните эти слова.

5. Хан отдает Юрию Дмитров, и Юрий тут же упоминает город в своем завещании, но Василий, который в Орде на коленях просил у хана великого княжения (и добился его смирением!), СРАЗУ ЖЕ по возвращении в Москву изгоняет Юрия из Дмитрова, уже не боясь ханского гнева. Почему? Если вымолил великое княжение, то держись за него, не гневи хана, тем более, что время работало на Василия: ему 17 лет, а Юрию уже 58.

6. На свадьбе Василия Васильевича князя Юрия НЕ БЫЛО, но были все его сыновья. Обратите внимание на этот, казалось бы, незначительный факт.

7. Захватив власть, Юрий ссылает Василия в Коломну, вскоре почти вся Москва перебегает к Василию. Карамзин пишет: «Случай ЕДИНСТВЕННЫЙ в нашей истории».

8. Юрий отдает добровольно Василию Москву, удаляется в Галич, заключает с Василием мир и «дает слово навсегда отступиться от сыновей». Но, между прочим, в эти годы в великие князья рвался он, но НЕ ОНИ.

9. В завещании, написанном Юрием в 1432 году, назван Дмитров, но уже в 1433 году он добровольно уступил его Василию, получив взамен Бежецкий Верх. В июне 1434 года Юрий умирает, так и не успев (почему?) за ЦЕЛЫЙ ГОД исправить завещание.

10. Согласно всем русским летописям Юрий умер

6 июня 1434 года. Но на его гробу в Архангельском соборе выбита другая дата смерти: 19 августа 1432 года! Не потому ли его не было на свадьбе в 1433 году (см. пункт 6) и завещание не было исправлено (см. пункт 9), что ОН УМЕР НА ДВА ГОДА РАНЬШЕ официально названной даты?

11. После смерти Юрия главными соперниками за власть становятся Василий Темный и Василий Косой. ОБА ПО ИМЕНИ ВАСИЛИЙ И ОБА БЫЛИ ОСЛЕПЛЕНЫ(!).

12. У Юрия три сына: Василий и ДВА Дмитрия.

13. После смерти Юрия в 1434 году Шемяка и Красный (т. е. два Дмитрия) выгоняют своего старшего брата Косого, мирятся с Темным и возвращают тому трон.

14. В истории Василий Темный зарекомендовал себя плохим, нерешительным и, главное, несчастливым полководцем. Но в сражении, в котором был пленен Косой, Василий Темный неожиданно проявляет находчивость и побеждает, будучи практически обреченным.

15. Темный ослепляет Косого. «Совершилось злодейство, о котором не слышали в России со второго‑надесять века» — то есть с XII века.

16. В обеих битвах, где были пленены Василии (Косой в 1434 году и Темный в 1445 году) проигравшие, одерживая по ходу битвы победу, бросались на неприятеля, но оказывались разбиты.

17. Глава русской церкви митрополит Фотий умер в 1431 году. Шесть лет НИКТО НЕ РЕШАЛ вопроса о новом митрополите. Почему? Такое может быть только в период ПОЛНОЙ БЕЗВЛАСТИЦЫ, СМУТНОГО ВРЕМЕНИ.

18. С 1440 по1448 год Русь снова оставалась без митрополита! Наконец, по распоряжению Темного в 1448 году в Москве собрались русские епископы для избрания главы русской церкви. Митрополитом был избран Иона, епископ Рязанский. В выборах приняли участие епископы Ростовский, Суздальский, Коломенский и Пермский. А Новгородский и Тверской в избрании участия не приняли. В сороковые годы Тверь и Новгород выступали против Темного. Смутное время продолжается?

19. При Темном город Новгород, где в течение двух столетий князьями считались князья владимирские или их сыновья, причем, как правило, старшие, практически отделился от воли Москвы, что и должно быть при СМУТНОМ ВРЕМЕНИ. В этот период в Новгороде правят собственные князья, в основном из Литвы.

20. В 1446 году Шемяка с князьями захватил Василия Темного и ослепил его. Главной виной тому вменялась большая денежная сумма выкупа и отдача городов татарам в кормленье. Одним словом, ослепление произошло ИЗ‑ЗА ДЕНЕГ. Об этом событии подробно чуть дальше.

Как видите, загадок, связанных с временем правления Василия Темного, набралось много, но это только верхняя часть айсберга. Но стоит только копнуть поглубже и рассмотреть историю ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РУСИ И ТАТАР в эти годы чуть более подробнее, как начнет появляться совсем уж неожиданное.

Итак, судите сами.

1. Согласно традиционной истории ордынский царь Махмет был изгнан в 1437 году своим братом Кичимом и бежал в литовский город Белев, что на границе с Московским княжеством. Но в договорной грамоте 1434 года, заключенной Темным с Шемякой и Косым, говорится об ордынских царях Кичим‑Ахмете и Сиди‑Ахмете. Вывод: уже в 1434 году Махмет НЕ БЫЛ ОРДЫНСКИМ ХАНОМ.

2. Махмет, принявший сторону Василия в его споре с Юрием в 1432 году, т. е., можно сказать, друг‑покровитель Василия, в 1437 году занимает литовский Белев с отрядом татар в 3000 человек.

Что делает Темный?

•Он посылает сорокатысячное войско, с тем чтобы выгнать Махмета из ЛИТОВСКОГО города.

•Во главе войска Темный ставит Шемяку и Красного, дав громадное войско своим недавним врагам, год назад ослепив их родного брата и бросив самого Шемяку в темницу.

•Шемяка и Красный проходят смерчем по землям Московского княжества (т. е. по землям Василия Темного), РАЗОРЯЯ И ВЫЖИГАЯ ИХ, двигаясь к Белеву.

•Махмет заявляет русским послам: «Когда Бог возвратит мне царство, обязываюсь блюсти землю Русскую и не брать с вас никакой дани». Такие слова мог сказать, скажем, Владимир или Ярослав Мудрый новгородцам, когда они принимали их к себе КНЯЗЬЯМИ (ПРАВИТЕЛЯМИ). Речь шла о помощи новгородцев в возврате им киевского княжения.

•Махмет разгромил русских, но ушел из Белева на Волгу, захватив Казань.

•На следующий год Махмет явился под стены Москвы, а Василий бежал за Волгу.

Так кто же кого разбил и кто из них татарин? Махмет? Шемяка с Красным? Или Василий?

Ситуация настолько непонятна и запутанна, что сам Гумилев противоречит русской истории и летописям: «Шемяка… нанес татарам серьезное поражение». Хотя, как чуть выше было сказано, Шемяка был разгромлен Махметом.

3. В 1445 году, если судить по Казанской и некоторым русским летописям, Махмет, взяв Нижний Новгород, идет на Москву. В районе Суздаля войско в 3000 человек под предводительством ДВУХ его сыновей (Мамутяка и Ягупа) разбивает русских, а Темный попадает в плен.

Но в ряде других русских летописей это событие сдвинуто на более ранний срок. Там сказано, что Махмет взял Нижний, идя прямо от Белева, т. е. в 1437 году.

Итак, и под Белевом, и под Суздалем БЫЛО 3000 ТАТАР. В обоих случаях воевали два брата (Шемяка + Красный, Мамутяк + Ягуп) против князя‑хана (Махмет, Темный) и победили (если считать исход Белевской битвы по Гумилеву).

4. По традиционной истории Махмет после ухода из Белева правит в Казани. Но так ли это?

Вот что пишет Архивная летопись: «Царь Мамутяк, Улу‑Махметев сын, взял город Казань, и вотчича Казанского, князя Либея, убил, а сам сел в Казани царствовати». О том же говорит и Никоновская летопись. Даже Карамзин столь много сделавший для утверждения традиционной истории, вынужден признать, что «по другому сказанию, первым царем в Казани был сын Улу‑Махмета, Мамутяк».

Как видите, оказывается, что Махмет уйдя из Белева, Казани не брал.

5. С 1440‑х годов русские войска зачастую стали возглавлять татары.

В 1444 году Темный посылает двух татарских царевичей на Брянск и Вязьму. А до этого в 1442 году сам Темный с помощью царя Казанского (а им мог быть сын Махмета Мамутяк) ходил к Вязьме.

6. В 1445 году Шемяка, вступив в тайную связь с князем Иваном Можайским, уверил его, что Темный клятвенно обещал все государство Московское царю Махмету, «а сам намерен царствовать в Твери». Этому верит и Борис Тверской. Но… еще в 1437 ГОДУ (казалось бы, с чего это все?) в договоре Бориса с Темным отдельной строкой оговаривается возможная ситуация, при которой татарский царь будет отдавать Темному Тверь и Кашин (если татары будут отдавать Темному Тверь и Кашин, тот должен отказаться).

А теперь возвратитесь к пункту 3. Там, как и в пункте 6, странный дубляж 1445 и 1437 годов.

Кстати, договор Темного с Шемякой 1445 года многие относят к 1434 году.

7. Еще один странный факт. По версии нашей традиционной истории Мамутяк зарезал в Казани Махмета и своего брата Юсупа и стал Казанским царем. Согласно Казанской летописи Махмет царствовал в Казани шесть лет.

Если Махмет в 1437 году, идя из Белева, взял Казань, то его зарезали в 1443 году (1437+6). Вопрос: как он мог в 1445 году захватить Темного?

Как видите, странных фактов, нестыковок все больше и больше. Поэтому, чтобы не запутывать читателя загадками, предложу свою альтернативную версию этого периода истории.

Альтернативная версия такова.

У Василия Дмитриевича НИКОГДА НЕ БЫЛО СЫНА ПО ИМЕНИ ВАСИЛИЙ. Сам Василий Дмитриевич умер в 1425 году БЕЗДЕТНЫМ, оставив по завещанию Московское княжество своему брату Юрию.

Единственный внук Василия Дмитриевича Дмитрий Красный, родившийся в 1415 году от старшего сына Георгия (чья дата смерти по летописям неизвестна, но умер он еще при жизни отца), претендовать на власть не мог. Ему было всего 9 лет.

Юрий Дмитриевич был московским князем с 1425 по 1432 год. В 1432 году ордынский хан Кичим‑Ахмет отдает Московское княжество, вассальное от Орды, в качестве удела своему брату Махмету, в обход Юрия Дмитриевича. Последний попросту убит. Но в борьбу с Махметом вступают два Дмитрия — Шемяка, сын Юрия Дмитриевича, и двоюродный племянник Шемяки повзрослевший Дмитрий Красный. Основными центрами борьбы за власть становятся Москва и особенно Ярославль, несколько раз они переходят из рук в руки.

Махмет помогает своему сыну Мамутяку захватить Казань и стать казанским царем, заполучив, таким образом, военные отряды казанских татар.

Не надо при этом забывать и то, что Юрий Дмитриевич, хоть и носит русские имя и отчество, все же по АВ татарин, пусть и крестившийся. Имя Шемяка имеет татарское происхождение. То есть сын татарина Юрия Дмитриевича остается еще не ассимилировавшимся татарином.

Теперь давайте снова вернемся к тем 20 «темным загадкам» и странностям, о которых говорилось в этой главе, и рассмотрим их в том же порядке, но с точки зрения альтернативной версии.

Загадки раскрываются

Попытаемся взглянуть на эти загадки по‑новому, рассматривая их так же, по тем же пунктам.

1. Василий Дмитриевич родился в 1371 году и имел четырех сыновей. Двое умерли при рождении, Иоанн умер в двадцатилетнем возрасте бездетным, а старший, Георгий, умер тоже молодым, при жизни отца, но в 1415 году у него успел родиться сын Дмитрий Красный, которому в момент смерти деда было всего девять лет.

2. Великое княжение перешло к Юрию Дмитриевичу.

3. Спорить с Юрием Дмитриевичем Дмитрий Красный не мог по двум причинам: он был слишком мал, а сам Василий Дмитриевич, умирая, назначил своим наследником брата Юрия, поручив тому в опеку своего малолетнего внука. Дмитрий как сын отца, который при жизни не успел стать князем, по русскому закону не имел прав на престол.

4. В Орде действительно считали, что ордынский хан мог отдать московское княжение кому захочет.

5. Ордынский хан Кичим‑Ахмет отдает Москву своему брату Махмету, а Юрию отдает в удел Дмитров. При этом Юрия заставили везти под узду коня Махмета (вспомните о монгольских конюхах — половцах). Вскоре Махмет убивает Юрия.

6. Сын Юрия Дмитрий Шемяка в начале 1433 года выступает против Махмета. Его поддерживает весь Север.

7. Махмет бежит из Москвы на юг в Коломну, пограничный с Рязанью город.

8. В том же 1433 году Махмет с татарскими войсками возвращает себе московское княжение.

9. Шемяка отступает на север, в Галич, когда же татары захватывают Галич, идет далее на запад по северным землям к Белоозеру и Бежецкому Верху. Здесь происходит сражение, татары разбиты, Махмет бежит через Мологу, Ярославль, Кострому и Нижний Новгород в степь.

Махмет вновь возвращается с новым войском и занимает Москву. Столицей Шемяки и его сторонников становится Ярославль. Кстати, о роли Ярославля как столичного города говорит и Московская летопись. Эпизод со свадьбой в традиционной версии истории закончился тем, что Юрьевичи, уехав из Москвы, ограбили Ярославль и взяли «казны ВСЕХ КНЯЗЕЙ».

10. Дату смерти Юрия перенесли на 1434 год с целью объяснить смуту 1432—1434 годов. Исправив дату смерти в летописях, перебить ее на могиле Юрия забыли. Впрочем, чаще поступали проще: вообще уничтожали надгробные плиты.

11. Под именем обоих ослепленных Василиев следует видеть Махмета. В Синодальной Новгородской летописи есть такой текст: «…и ослепиша его про сию вину: почто еси татар привел на русьскую землю и городы подавал еси им и волости в кормление; а татар И ЯЗЫК ИХ паче меры любишь…». То есть Махмет, став великим князем, не перешел на двуязычие, как это делали до него другие ордынские ставленники на Руси.

12. Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный (дядя и племянник) — оба Юрьевичи. Отец Красного — Георгий Васильевич. Но, Георгий — это Юрий, это разные формы одного имени. Если же верить нашим историкам, то получится, что у отца этих Дмитриев были не все дома, иначе как объяснить то, что он назвал своих сыновей одним именем?

13. В 1434 году борьба идет с переменным успехом: Махмет захватывает Ярославль, но теряет его и в конечном итоге за Шемякой остается весь Север и Запад: Ярославль, Вологда, Кострома, Галич, Дмитров, Углич, Ржев. Во власти Махмета оказываются лишь небольшие территории на юге и востоке, но среди них Москва и Владимир.

14. Вот как описана битва, в которой был пленен Косой.

«Готовились к битве; но Косой, считая обман дозволенною хитростью, требовал перемирия. Неосторожный Василий заключил оное и распустил воинов для собрания съестных припасов. Вдруг сделалась тревога: полки вятские во всю прыть устремились к московскому стану в надежде пленить великого князя, оставленного ратниками. Тут Василий показал смелую решительность: уведомленный о быстром движении неприятеля, схватил трубу воинскую, и, подав голос своим, не тронулся с места. В несколько минут стан наполнился людьми: неприятель вместо оплошности, вместо изумления, увидел пред собою блеск оружия и стройные ряды воинов, которые одним ударом смяли его, погнали, рассеяли. Несчастный Юрьевич, готовив плен Василию, сам попался к нему в руки».

Я думаю, что вы со мной согласитесь в явной надуманности описания этого сражения.

Реально все было, конечно, иначе. Сражение, как известно, произошло на ростовской земле. Следовательно, Махмет шел к Ярославлю. Здесь он разбит и попадает в плен. Его сразу же ослепляют? Нет! К этому выводу можно прийти, если внимательно прочесть Архангельскую летопись о событиях тех лет. А летопись пишет вот о чем: часть войска Косого шла водным путем К ЯРОСЛАВЛЮ, здесь ими был захвачен князь Александр Брюхатый Ярославский, а вскоре и КАЗНА, а взяв казну, ушли по Волге в сторону Казани. Узнав об этом, Василий Васильевич приказал «Косому очи выняти».

В альтернативной истории этот эпизод будет читаться так: часть татарского войска Махмет послал к Ярославлю вверх по Волге. Пока главные силы Шемяки бились с Махметом в ростовской земле, татарский отряд захватил столицу Шемяки Ярославль и всю казну.

15. Убивать Махмета Шемяка побоялся: все‑таки родной брат ордынского хана, поэтому Махмета просто ослепляют и отсылают в степи.

16. Здесь опять идет дублирование одного и того же события и персонажей.

17, 18. В описываемых событиях полностью проявляются признаки Смутного времени. Даже митрополита в стране нет.

19. Пользуясь смутой, Новгород (здесь речь идет уже о Новгороде Ильменском) вышел из сферы влияния Москвы, переметнувшись к сильной Литве.

20. Опять дублирование. Обещанную историю с ярославской казной читатели только что получили.

Темная смута

Как же происходили события на Руси после ослепления Махмета?

В 1437 году старший сын Махмета Мамутяк захватывает Казань, убивает местного царя Либея и сам становится казанским царем. Опираясь на военную татарскую поддержку, Махмет продолжает попытки утвердиться на Руси и организует свою ставку в литовском городке Белеве. Отсюда он пытается найти опору в удельных русских князьях, говоря им: «Обещаю блюсти землю Русскую и не брать с вас никакой дани». Вероятно, на сторону Махмета переходит Иван Можайский (точнее, князь Можайский — союзник Юрия Литовского, о нем чуть дальше).

Большое русское войско заставляет Махмета бежать в Казань к сыну. Но вскоре татары захватывают Нижний, а за ним и суздальские города. Однако значительной поддержки из Орды Махмет получить не смог: у хана Кичима свои внутренние междоусобицы и мятежи.

Опасаясь татар, Шемяка проводит работу по формированию широкой коалиции князей против Махмета. С Борисом Тверским он заключает договор, в котором фиксирует границы между ними, подтверждая наследственную принадлежность Твери и Кашина тверской династии. С бывшими суздальскими князьями, ставшими в смутное время изгоями, Шемяка заключает договор, по которому он уступает им земли Суздальского княжества, захваченные Махметом. В договоре говорилось, что он вступит в действие, когда бог даст Дмитрию Юрьевичу (Шемяке) «достать свою отчину, великое княжение». Из этих слов видно, что Шемяка не мог считаться Московским князем. Почему?

Москва в 1437 году была захвачена союзником Махмета удельным литовским князем Юрием Патрикеевичем, который и предоставил ранее Махмету город Белев.

В пользу такой версии свидетельствуют факты русских летописей: «…приеха [в 1437 году] с Москвы в Новгород ОТ КНЯЗЯ ВЕЛ. К. ЮРЬИ ПАТРИКЕЕВИЧЬ черного бору прошати, и Новогородци даша».

Я не нашел никаких комментариев в трудах наших историков об этих летописных строках. Традиционная история дала бы единственный ответ: раз Василий Темный был Великим князем Московским, то речь идет о его великом княжении, а князь Юрий Патрикеевич всего лишь его боярин.

Но здесь же ясно написано, что ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ БЫЛ ЮРИЙ ПАТРИКЕЕВИЧ. Другое этому подтверждение — в событиях следующего 1438 года: по утверждению традиционной истории Махмет подступает к Москве, Василий якобы бежит, оставляя в Москве князя Юрия Патрикеевича Литовского.

В 1440 году насильственной смертью (вероятно, от яда) умирает двоюродный племянник Шемяки Дмитрий Красный.

В 1441 году войска Шемяки разбиты, и он бежит в западные русские земли, вначале в Новгород, а затем в пограничную с Московским и Тверским княжеством Вязьму. В 1442 году Махмет «с помощью царя Казанского, ходил к Вязьме», но, вероятно, неудачно, так как в 1444 году Махмет «послал двух служащих ему царевичей Могольских на Брянск и Вязьму».

Одной из причин столь упорного сопротивления воле Орды было то, что Махмет, впервые в истории татарской Руси, захватив великое княжение, не крестился, а остался мусульманином. В стране начали воздвигаться мечети. О таком факте свидетельствует один из пунктов договора плененного татарами Василия Темного: он разрешает им строить в русских городах мечети. Обратите внимание на годы отсутствия на Руси митрополита: 1431—1437 и 1440—1448 годы. Митрополит Фотий умирает в 1431 году, идет подготовка к утверждению нового, но в 1432 году православного великого князя Юрия смещает мусульманин Махмет. В 1437 году Махмет свергнут и ослеплен, к власти приходит православный Шемяка, сразу появляется новый митрополит, но через несколько лет к власти в стране вновь приходит Махмет, а на Руси вновь свободна вакансия митрополита, и все это происходит в обстановке смуты, которая продолжается. Так, в этот период на престол великого княжения рязанского претендуют различные группы татар: вначале царевич Мустафа, а затем некие безымянные по русским летописям татары.

В 1445 году погибает или умирает Юрий Патрикеевич. Махмет захватывает Москву, заняв «в Кремле двор князя литовского Юрия Патрикеевича». Как видите, традиционная история вновь напоминает об этом князе литовском, а мы снова получаем косвенное свидетельство о реальном правителе Москвы.

Союзник Юрия Патрикеевича князь Можайский переходит на сторону Шемяки. Традиционная история его характеризует так: «князь слабый, жестокосердный, легкомысленный». Другой союзник Патрикеевича князь Боровский уезжает на время в Литву.

Тем временем коалиция Шемяки с князьями Тверским и Можайским продолжала контролировать северо‑западную половину русских земель. Москва, окруженная с трех сторон землями неприятеля — Можайск на западе, Тверь на северо‑западе и Ярославль с Угличем на севере и северо‑востоке, — сдалась в 1446 году Шемяке. Здесь между союзниками произошел разлад: Махмет сумел перетянуть на свою сторону Бориса Тверского, женив своего сына и наследника Касима на дочери Бориса. Тверская дружина значительно усилила силы Махмета. Причиной такого поворота в действиях Бориса были ордынские войска, посланные на помощь Махмету. «Мы из земли Черкасской и друзья великого князя (т. е. Махмета), — говорили татары, — знаем, что сделали с ним братья недостойные; помним любовь и хлеб его; желаем теперь доказать ему нашу благодарность».

Татары без боя занимают Москву. «Дмитрий Шемяка услышал в одно время, что Москва взята и что от Твери идет на него великий князь [Борис Тверской], а с другой стороны Василий Ярославич Боровский с татарами: не имея доверия ни к своему войску, ни к собственному мужеству, Дмитрий и Можайский ушли в Галич, оттуда в Чухлому и Каргополь».

Тем временем Тверской берет Углич, а сыновья Махмета Касим и Ягуп — столицу Шемяки Ярославль, который Махмет делает своим стольным городом.

Уже наступил 1447 год, Иван Можайский, брат князя Верейского, верного союзника Махмета, просит мира и получает его: для Махмета всегда главным врагом был Шемяка.

Положение на Руси начинает нормализовываться: к этому времени Махмет уже должен принять крещение, избран митрополит, князь Рязанский признает себя вассалом Махмета, а Тверь признается равной Москве. Вскоре, на рубеже середины века, умирает или убит Махмет. К власти приходит его сын Касим.

В 1449—1452 годах остатки войск Шемяки еще бродят по северным землям, но их везде преследуют: в Галиче, Вологде, Устюге, из которого Шемяку в 1452 году выбивают войска под командованием Ягупа, брата Касима. В 1453 году согласно традиционной истории Шемяку отравляют в Новгороде.

Вот такие события произошли на самом деле, если исходить из законов, по которым формировалась альтернативная версия истории.

В заключение еще несколько слов о смутном времени правления Темного, которые опять же будут на тему нестыковок традиционной истории.

1. В 1446 году Темный с войском идет от Твери к Москве, Шемяка расположился станом у Волоколамска. Небольшая часть войска Темного под предводительством боярина Плещеева обходит Шемяку (если взглянуть на карту, это сделать было очень легко, ибо Волоколамск отстоит на полсотни километров в сторону от прямой линии Тверь — Москва). Плещеев без единого выстрела занимает Москву. Узнав об этом, Шемяка бежит, а что же делает Темный? Вступает в Москву? Не угадали. Он идет на север, к Угличу, а затем еще дальше, к Ярославлю и только после этого едет в Москву.

Эти странные действия Темного по традиционной версии истории выглядят более чем нелогично.

2. При бегстве от Волоколамска в Галич Шемяка везет с собой заложницей мать Темного, но, поняв безнадежность этих действий, он отсылает ее к Темному. Василий встречает мать в Троицкой лавре «и оттоле пойде с матерью к Переславлю». НИКТО из историков почему‑то не заострил внимания на этих строках. А между тем, Переславль находится на полпути от Троицкой лавры до ЯРОСЛАВЛЯ, причем по прямой, а Москва в противоположной стороне!

Так где же была столица: в Москве или Ярославле?

3. В 1449 году согласно Архангельской летописи князь Можайский с трудом увернулся от встречи с Шемякой, Темный же в это время был в Ярославле. Столицей Василия Темного по ТВ была Москва, а по АВ столицей Махмета (выведенного в ТВ под именем Темного) был именно Ярославль.

4. Согласно Казанской летописи Мамутяк зарезал в Казани Махмета и своего брата Ягупа. Но по другим летописям они еще многие годы были живы‑здоровы. Как получилось, что Казанская летопись соврала? Да очень просто: историю правили не один год и не два, а в течение поколений, и перед нами просто промежуточный вариант такой правки, который очередное поколение «творцов истории» просто не успело окончательно поправить.

5. В 1446 году 700 татар Мамутяковой дружины осадили Устюг, но взять его не смогли. А Устюг, между прочим, находится в четырех сотнях верст к СЕВЕРО‑ВОСТОКУ ОТ ВОЛОГДЫ. Что забыли казанские татары в такой дали? Центральные города были намного ближе. Но если это событие отнести к 1450—1452 годам, когда в Устюге был Шемяка, то все встает на свои места (по альтернативной версии, конечно).

6. А вот еще один фактик. Звенигород был одним из главных удельных городов Москвы, его получали в удел сыновья великих князей.

В 1449 году в район Ельца вторгаются, вероятно с целью грабежа, ордынские татары, против них выступает царевич Касим, ВЫЙДЯ ИЗ ЗВЕНИГОРОДА.

Касим — сын и наследник Махмета, но никак не Темного (по ТВ).

Касим — сын и наследник великого князя Махмета, известного под именем Темного (по АВ).

7. По традиционной истории у Василия Темного были сыновья Иван и Юрий. На Руси в это время активно действуют сыновья Махмета Касим и Ягуп, люди взрослые, а вот с возрастом Ивану и Юрию не повезло: их отец (по традиционной версии истории) родился лишь в 1415 году, и поэтому ПРИШЛОСЬ ОМОЛОДИТЬ Ивана и Юрия, определив им 1438 и 1441 годы рождения. И вот что получилось.

•В 1448 году десятилетний Иван ведет полки для отражения казанцев, но казанцев разбивает все же Касим! («Князь же Вел. посла противу их сына своего, Ивана» — и все, об этом более ни слова. Зато есть про Касима: «Царевич же Касим иде противу их из Звенигорода, а они разсунушася по земли, и с коими встретился, тех бил и полон отъимал; они же бежаша назад»).

•В 1451 году на Москву идет большое войско сына ордынского хана царевича Мазовши. Темный вверяет защиту Москвы своему десятилетнему сыну Юрию, а сам «рассудил за благо удалиться к берегам Волги»!

•В 1452 году Темный с большим войском идет на Шемяку в Устюг, одну из колонн ведут князь Иван Васильевич и царевич Ягуп.

•Сын Темного князь Иван был женат уже в 11 лет.

Смею предположить, что царевичи Иван и Юрий носили татарские имена Касим и Ягуп.

В заключение рассмотрения периода правления Василия Темного последние три замечания.

1. История о малолетнем Василии Васильевиче могла появиться из событий 1456 года: Рязанский князь Иван Федорович умирает, поручив малолетнего сына Василия заботам Темного. Василий Темный в детстве был поручен своему деду (по материнской линии) Витовту, Великому князю Литовскому.

2. Укрепив свое положение в стране, Темный стал заниматься кадрами. Русскими, конечно. Первым пал (был арестован и лишился всех уделов) верный и главный сподвижник Темного князь Боровский.

3. В те времена по традиционной версии ярославские князья были независимыми, а ростовские — московскими наместниками. В Ярославле княжил Александр Федорович. А в Ростове в это время… Александр Федорович. Не одно ли это лицо?

Подведем некоторые итоги. Альтернативная версия истории считает, что не существовало великого князя Василия Васильевича Темного. Вместо него в эти годы Русью правили три человека: с 1425 года Юрий Дмитриевич — сын «Дмитрия Донского» т. е. по АВ сын хана Тохтамыша, затем с 1432 года Махмет — ордынский хан, выгнанный из Орды своим братом, новым ханом, и, наконец, с 1448 года Касим — сын Махмета.

После убийства Махметом Юрия Дмитриевича сын убитого князя Дмитрий Шемяка вступает в борьбу с Махметом, в 1437 году он ослепляет Махмета, но в конце концов схватку за власть проигрывает. Махмет, а после его смерти его сыновья Касим и Ягуп, укрепляются на Руси.

Традиционно считается, что Смутное время началось со смерти Бориса Годунова (1605 год). Не соглашаясь с этим, Носовский и Фоменко считают, что Великая Смута началась гораздо раньше и охватила почти все время правления Ивана Грозного. Но, думается, что и они оказались не правы. Смутное время на Руси, это вы сами видите, началось КАК МИНИМУМ со времен правления Василия Темного и охватило целых два века.


Иван Грозный — дед

Иван Васильевич Грозный

Если вы считаете, что речь идет о том самом, известном всем, Иване Грозном, то вы ошибаетесь. В нашей истории было два великих Грозных, и оба Иваны Васильевичи. Но один дед, а другой, соответственно, внук. Не правда ли, интересно? И весьма странно.

«Мы, Божьей милостию, царь и великий князь…» — так писались грамоты в те времена. А, знаете ли, как переводится имя Иван? Милость Божья. А Василий — это просто василевс, или басилевс, то есть царь, государь. Поэтому сразу же возникает вопрос: «А был ли мальчик?». В данном случае два мальчика: Иван и Василий.

«Царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси…» Так тогда писалось. Получается, что «Иван Васильевич всея Руси». А почему не «царь и великий князь всея Руси Иван Васильевич»? Давайте заменим «Ивана Васильевича» на дословный перевод этих имен. Вот что получится: «Царь и великий князь милостью Божьей правитель всея Руси»! А вот как назывался, к примеру, митрополит Антоний: «Онтоний митрополит всея Руси». Здесь все четко и понятно: митрополит всей Руси. Почему‑то не назвали его «митрополитом Онтонием всея Руси».

Я смею утверждать и на страницах этой книги ДОКАЖУ, что в течение нескольких столетий под именами великих князей и царей Василиев (включая Шуйского XVII века) и Иванов страной правили НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКОВ совсем других людей ТАТАРСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ. Иваны и Василии — не более как обобщенные имена всех этих василевсов милостию Божией.

В рассмотренный выше период, 1425—1462 годы, — время правления Василия Васильевича Темного, великим княжеством на самом деле правили Юрий, сын «Дмитрия Донского» (они тоже, несмотря на русские имена, родом из татар), а затем ордынцы Махмет и его сын Касим.

С датой смерти Махмета сложнее: очень трудно найти остатки зерен правды в нагромождении лжи, сочиненной в течение многих поколений.

Махмет был убит, вероятно, в 1448 году казанскими татарами. По крайней мере, летописи сообщают о смерти в этом году Василия Косого, фантома Махмета. Казанская летопись, как уже раньше говорилось, писала об убийстве Махмета его сыном Мамутяком, Казанским царем. Наконец, именно в этом 1448 году казанцы вторглись в пределы Мурома и Владимира.

Не исключена возможность, что и Касим умер насильственной смертью в 1462 году: у Чингисидов это было в традиции, плюс на это намекает описание смерти Темного: «Он явно изнемогал, худел… жег себе тело горящим трутом; сделались раны, начали гнить».

После смерти Касима смутные времена на Руси продолжились.

Так кто есть кто?

«Так кто есть кто, так кто был кем? ‑

мы никогда не знаем.»

В.Высоцкий.Песенка о переселении душ


Тем не менее, попытаемся это сделать. Хотя нашу историю длительное время кардинально исправляли, правили и постоянно подчищали собственные ошибки, уничтожая оригиналы и промежуточные варианты, НО ВСЕ ИСПРАВИТЬ НЕВОЗМОЖНО, за всем не уследить, читатели уже смогли в этом убедиться при рассмотрении периода Василия Темного. Давайте теперь перейдем ко времени правления Ивана III — Ивана Васильевича Грозного (деда). И начнем с событий 1464—1465 годов.

Прежде всего нужно отметить, что согласно русским летописям татарские царевичи получали вотчины в Касимове и Звенигороде. Итак, в рассматриваемое нами время вместе с неким князем Иваном Звенигородским в Псков (с войском против немцев) великим князем Иваном III был отправлен князь Федор Юрьевич. Про него известно мало. Брату великого князя Юрию согласно летописям в это время было 23 года, и он, конечно, не мог иметь взрослого сына по имени Федор, что, кстати, нельзя сказать о царевиче Ягупе. А именно его мы и полагаем под именем князя Юрия.

Военные действия шли под Юрьевом, и в 1465 году князь Федор Юрьевич с победой возвращается в Псков, где в это время свирепствует язва, и далее едет в Москву.

А вот что пишет об этом Псковская летопись: «Поча мрети из Опочскаго Конца от Ропатой Лавиды у Федорка у Царьска сына: приехав из Юрьева, преставились Июля в 24», т. е. в современном переводе: «Начали умирать из Опочского Конца от Лавки Ропатой у Федора, царского сына: приехав из Юрьева, умерли 24 июля».

Опочский Конец и Ропатая Лавица — это в районе Пскова. А вот Федорок — без сомнения князь Федор Юрьевич, который как раз в это время возвращался из‑под Юрьева. Итак: этот ФЕДОР ЮРЬЕВИЧ — ЦАРСКИЙ СЫН. В те времена царями и царевичами называли правителей — татар. Что же получается? По АВ сын Махмета царевич Ягуп — это князь Юрий (сын Темного из наших летописей), а князь Федор Юрьевич — уже сын князя Юрия.

Эти несколько строк в Псковской летописи, ЗАТЕРЯННЫЕ на фоне сообщений об эпидемии язвы, прошли НЕЗАМЕЧЕННЫМИ для правщиков нашей истории. И вообще НИКТО из наших умных и внимательных историков почему‑то не обратил внимания на эти строки, не задумавшись над личностью Федорки, царского сына. Кое‑кто, конечно, обратил свое внимание, но, я думаю, сильно испугался выводов, к которым можно было прийти, как только идентифицировать князя Федора Юрьевича в этом царевиче Федорке.

Обратите внимание: Федорок не просто царевич, но ЦАРСКИЙ СЫН. Вывод: его отец Юрий=Ягуп — уже царь.

В 1462 году после смерти Касима (последнего из тех, кто был выведен в летописях под именем Василия Темного) начинается длительная и кровавая схватка за власть между Юрием, которого поддерживают его братья Борис и Андрей Большой, и его племянниками, сыновьями Касима, Андреем Меньшим=Данияром, и Василием, которых поддерживали казанцы. Племянники контролируют столицу — Ярославль и окрестные города: Ростов, Переславль, Мологу, северные земли.

Но большая часть государства в руках Юрия. Его столица — Москва. В Переславле (а не в Пскове, как по традиционной истории) княжит Владимир, малолетний сын Андрея Меньшего. Именно в 1464 году и было послано войско во главе с князьями Иваном Звенигородским и его воеводой Федором Юрьевичем на Переславль. А не на Псков. Кстати, летописные Иван Звенигородский и Федор Юрьевич — это один и тот же человек. Почему? Как известно, у Ивана III в это время был сын — наследник, тоже Иван (т. е. милость Божия). Звенигород, как уже говорилось ранее, был вотчиной сыновей великих князей. То есть Иван Звенигородский — это лишь титул Федора Юрьевича. Наши летописцы просто спутали разные имена одного человека, создав двух новых героев.

Во время переславских событий Владимир Андреевич, вероятно, убит, а сыновья Касима бежали на север.

В 1467 году начинаются походы на Казань. Цель одна — включить Казанское царство в орбиту интересов Руси, поставив на казанский престол одного из сыновей великого князя. В данном случае речь идет о сыне Юрия=Ягупа Иване Юрьевиче, известном по ТВ как Иван Юрьевич Патрикеев. Кстати, этот поход и возглавлял по ТВ сам Патрикеев. Интересный факт: во время этого похода русское войско, не имея хлеба, ело в христианский пост мясо — не говорит ли это в пользу того, что в русском войске было много татар, частично мусульман, частично православных, но лишь недавно и довольно формально принявших новую веру?



Как видите из родословной таблицы, у Василия Темного по ТВ было минимум семь сыновей. У татарских царей при их гаремах сыновей всегда тоже было в избытке. А альтернативная версия как раз отмечает, что Махмет долго противился переходу в православие. И опять дубликаты имен: два Юрия, два Андрея. Правда, старший Юрий умирает в 1441 году, а младший только в этот год появляется на свет. Но как же два живых Андрея? Притом от одной матери! Но это, повторяю, по традиционной истории.

Особняком в этом списке стоит Симеон — ни даты рождения, ни даты смерти. Лишь один раз он упоминается в летописях в 1447 году в договорной грамоте Василия Васильевича вместе с братьями Иваном и Андреем.

А между прочим КаСИМ — это в русском варианте СИМеон. Поэтому список сыновей Темного вполне можно сократить.

В 1472 году согласно летописям Иван III направляет послов к Римскому папе, сватаясь за греческую царевну Софью, живущую в Риме после захвата турками Константинополя.

Часть кардиналов выразила сомнение «в ПРАВОСЛАВИИ СЕГО МОНАРХА И НАРОДА ЕГО». То есть в Московии христианство было непрочным.

В 1471 году противостояние между Юрием=Ягупом и сыновьями Касима достигает апогея.

По традиционной версии истории в этом году великий князь Иван III ведет большое войско на Новгород. Но Новгородом в то время, как это убедительно доказали Носовский и Фоменко, был Ярославль. Об этой загадке нашей истории еще будет особый разговор.

Внешне, да и не только внешне, летописи описывают современный Новгород на Волхове, а не Ярославль. Но если взглянуть на эти события под «ярославским» углом зрения, то можно кое‑что обнаружить любопытного.

Так, в 1468 году по ТВ Иван III почти со всей верхушкой князей ведет войско к границе, НА КАЗАНЬ. Где находится Москва, а где Казань, вы знаете. Но по дороге он узнает о прибытии литовского посла. Поход отменен. Не это странно. Странно то, что Иван III «велел ему быть к себе в Переславля и ехать назад к королю с ответом».

Переславль‑Залесский находится к СЕВЕРУ от Москвы на полдороге к Ярославлю.

Если кто‑то скажет, что речь идет о Переславле‑Рязанском, то, во‑первых, это столица чужого Рязанского княжества, а во‑вторых, в летописях сказано, что Иван III был во Владимире, а он явно ближе к Переславлю‑Залесскому, чем Рязанскому.

Но если Иван III вел войска на Ярославль (а не на Казань), то тогда действительно он мог назначить аудиенцию послу именно в Переславле, как и говорится в летописях. То есть, как видите, здесь не до конца все подправили в нашей истории.

Как выше уже было сказано, Иван III шел в поход почти со всей княжеской верхушкой. Вот только князя Андрея Меньшего среди них не было.

По АВ Андрей Меньший и есть сын Касима царевич Данияр, против которого и был направлен этот поход. В те же годы на страницах летописи появляется какой‑то князь Даниил Васильевич(!) Ярославский. Без сомнения, это просто легкая подправка татарского имени Данияр в христианское Даниил. Система нескольких имен у одного человека: языческого (в данном случае татарского — Данияр) и православного (Андрей) практиковалась широко на Руси.

По ТВ царевич Данияр всего‑навсего сын Касима, владельца Мещерского городка. То, что его дед Махмет был ордынским царем, это уже особо не котировалось: слишком много у ханов было детей. Но в наших летописях частенько по табелю о рангах, а ему придавалось важнейшее значение, Данияр шел впереди братьев великого князя, к примеру: «Был тогда у Великого князя (т. е. Ивана III ) царевич Данияр и братья его Юрий и Андрей». Почему какой‑то татарский служивый царевич Данияр идет первым по списку, опережая братьев великого князя?

Зато по альтернативной версии Данияр — сын великого князя Темного (Касима) и сам правит в своей столице, ЯРОСЛАВЛЕ. Теперь все естественно.

Но вернемся к походу на Ярославль (Новгород) в 1471 году. «Пехоте велели плыть озером Ильменем к Русе, а коннице, гораздо многочисленнейшей, идти туда берегом. Холмский стоял между Ильменем и Русою, на КОРОСТЫНЕ».

Озеро Ильмень не что иное, как озеро Неро, что на полпути от Переславля к Ярославлю. Неро — издревле мерянское озеро, то есть ИЛЬМЕРЬ. Ильмерь так и переводится: мерянское озеро. Из этого озера вытекает и течет к Волге река КОТОРОСЛЬ. Центр Ярославля, кстати, находится при впадении Которосли в Волгу.

«Холмский стоял… на Коростыне». Коростынь традиционная история считает селом, но почему тогда Холмский стоял НА Коростыне? Когда стоят «на», то чаще подразумевают, что стоят на реке. Вот правильная редакция этой строки: «ХОЛМСКИЙ СТОЯЛ НА КОТОРОСЛИ». Далее, важнейшее сражение в пределах «новгородской» земли произошло на реке Шелонь. А вот старинный ярославский город Пошехонье стоит как раз на реке Шехони.

В конечном итоге победа досталась москвичам, Новгородская земля была опустошена. «Граждане и жители сельские в течение двух месяцев ходили туда вооруженными толпами из московских владений грабить и наживаться».

Но, позвольте! Взгляните на карту: где Москва и где Новгород? За два месяца дай бог туда добраться этим московским гражданам, тем более дорогу преграждают земли Твери, а уж князь Тверской не допустил бы через свою землю мародеров. А ярославские земли граничат с московскими, можно сказать, рукой подать.

Непокорных новгородцев топили тысячами в Ильмене. А вот Архивная летопись, правда под 1467 годом, поместила странное сообщение: «Озеро Ростовское выло по две недели, ночи людем в городе спати не дало». Не правда ли, странное сообщение о странном событии. Но, может, это кричали обреченные на смерть? Те, кого топили?

Итак, по АВ Новгород подчинен Юрию‑Ягупу, а что же Касимовичи? Они бежали на север, где по ТВ летом 1471 года в районе Северной Двины произошло сражение московских войск с новгородцами, под командованием Василия Шуйского (по АВ — Василия, сына Касима). Шуйский разбит. Последним оплотом Касимовичей становятся Вятка и Пермь, но и здесь в 1472 году они разбиты, Данияр бежит в орду, к хану Ахмету.

Тайна Шуйских

Только что в нашем расследовании возникла фамилия Шуйского, фамилия более чем знаменитая для русской истории. Через сто с небольшим лет русским царем станет Шуйский. Шуйские согласно традиционной истории ведут свою родословную от брата Невского, Андрея Ярославича. Потомки Андрея были суздальскими князьями.

В середине XV века были известны два брата — бывшие суздальские князья — Василий и Федор Юрьевичи. В последний раз они упоминаются в летописях в 1446 году. Считается, что именно потомок Василия Юрьевича, его праправнук сменил Бориса Годунова на царском престоле в начале XVII века. Но тогда, в первой половине пятнадцатого века, ИХ ШУЙСКИМИ НЕ НАЗЫВАЛИ, просто — Суздальскими. Давайте посмотрим, когда же впервые появилось в нашей истории упоминание о Шуйских и с кем конкретно это связано.

Прежде всего, следует отметить, что фамилии русских князей основываются на названиях удельных городов, откуда они родом. Шуя — город Ивановской области, а это земли Суздальского княжества, однако Шуя известна лишь с 1539 года. НЕТ НИКАКИХ СВИДЕТЕЛЬСТВ, ЧТО ШУЯ СУЩЕСТВОВАЛА В XV ВЕКЕ.

Но вернемся к Василию и Федору Юрьевичам. Про потомков Федора Юрьевича Суздальского в летописях нет ни слова. А вот у Василия Юрьевича было несколько сыновей: Александр, Андрей, Иван и Василий, по прозвищу Гребенка. От Андрея пошли князья Микулинские — Василий, Владимир и Иван Андреевичи, известные по летописям в период княжения Ивана III. В это же время известен еще один князь Микулинский — Михаил Федорович. Вполне возможно, что он и был сыном Федора Юрьевича Суздальского.

Самым удивительным в нашей традиционной истории является то, что ни один из этих четверых сыновей Василия Юрьевича не считается прадедом будущего царя! А вот почему — самое интересное.

Отец царя — Иван Андреевич Шуйский.

Дед царя — Андрей Михайлович Шуйский.

Следовательно, прадедом царя должен быть некий МИХАИЛ. Это естественно, так как отчества даются по именам отцов. Но в XV веке никаких Михаилов Шуйских летописи НЕ УПОМИНАЮТ. Поэтому ПРИДУМЫВАЕТСЯ прадеду царя отчество Васильевич, а вместе с этим привязывается родословная суздальских князей. Так появляется некий Михаил Васильевич Шуйский (якобы сын Василия Юрьевича, потомка брата Невского), нигде в летописях НЕ УПОМИНАЮЩИЙСЯ.

Вы резонно можете заметить, что это утверждение об исторической подтасовке не менее голословно, чем те факты, которые оно отвергает. А отвергает оно родство Шуйских XVI века с суздальскими князьями первой половины XV века. Но, к счастью, есть наука логика, а вместе с ней и доказательства.

Василий Васильевич Гребенка начинает упоминаться в летописях с 1448 года, то есть еще во времена Темного. Но ни разу в его правление НЕ НАЗВАН ШУЙСКИМ.

С 1471 года (года разгрома Новгорода, а по АВ — Ярославля) у историков (но не в летописях) появляется Василий Шуйский, которого называют «верным слугой Новгородской свободы». Но в летописях говорится просто о неком «кн. Василии Васильевиче», ни Шуйский, ни Гребенка при этом не упоминаются. В 1477 году есть упоминание о «князе В. Шуйском», а в 1479 году назван «князь Василий Васильевич Шуйский». Вот и все. Почему же историки отождествили Гребенку и Шуйского? Только на основании того, ЧТО ОНИ ТЕЗКИ.

Но это же абсурд. Василиев Васильевичей в нашей истории пруд пруди. Тот же Василий Васильевич Темный. Но зато у царя Василия Шуйского из XVII века нашей истории появилась ХОРОШАЯ РОДОСЛОВНАЯ. Чуть ли не потомок Невского!

Кто первым приписал Шуйским рюриковичские корни (с Рюрика, а это девятый век, ведут свою династию все князья и цари на Руси. Последний в роду — слабоумный Федор, сын Ивана IV Грозного, умер в 1598 году) не известно, но тот же Карамзин называет на страницах своей «Истории» вначале Гребенку, в 1471 году уже упоминает Шуйского‑Гребенку (хотя еще раз подчеркну, летописи называют его только Шуйским), а после переходит на фамилию Шуйский.

Кстати, благодаря такому «прогрессивному» методу Карамзин легко устанавливает и корни известного рода князей Горбатых. В Псковской и Ростовской летописях Шуйский назван братаничем князя Ивана Горбатого, отсюда Карамзин составляет такую цепочку:

кн. Вас. Вас. Гребенка (Суздальский) = кн. Вас. Вас. Шуйский;

кн. Вас. Вас. Шуйский (Гребенка) — брат князя Ивана Горбатого, следовательно, князья Горбатые по происхождению — князья суздальские.

А теперь пример того, насколько же оказалась запутанной история с Василием Васильевичем Шуйским, он же — Гребенка.

Еще раз подчеркну: традиционная история отождествляет Шуйского и Гребенку. Этой точки зрения твердо держится Карамзин. Вот что он пишет о событиях 1477 года, когда идет конфликт между Московским Великим князем Иваном и новгородцами, конфликт, которому суждено закончиться полным присоединением независимого Новгорода (а по АВ — Ярославля) к Москве.

Шуйский — верный СПОДВИЖНИК Ивана III. И вот государь «послал гонца сказать наместнику Псковскому, князю Василию Шуйскому, чтобы он спешил к Новгороду с огнестрельным снарядом. Новгородцы хотели сперва изъявлять неустрашимость; дозволили всем купцам иноземным выехать во Псков с товарами; укрепились деревянною стеною по обеим сторонам Волхова; заградили сию реку судами; избрали князя Василия Шуйского‑Гребенку в военачальники».

Любой НОРМАЛЬНЫЙ человек скажет, что здесь речь идет о двух разных Шуйских, стоящих ПО РАЗНЫЕ стороны баррикад. Но традиционная история считает их ОДНИМ И ТЕМ ЖЕ ЧЕЛОВЕКОМ!

Реально было два разных человека, ставших прообразом Шуйского‑Гребенки. Оба были Василиями. Об общем отчестве — Васильевич говорить сложнее, так как в летописях частенько говорится просто о неком князе Василии, а один раз просто — «к. В.». Кстати, а почему историки решили, что «к. В.» означает «князь Василий». Может быть, это «князь великий»?

Один из этих двух людей, вероятно, был сыном Касима=Василия Темного, другой герой мог быть вообще кем угодно: потомком суздальских князей, сыном Юрия=Ягупа или даже его внуком и т. д. До 1472 года по АВ Василий Васильевич, сын Касима, вместе со своим братом Данияром возглавлял сначала в Ярославле, а затем на Двине борьбу с Юрием=Ягупом.

После событий 1472 года — ГИБЕЛИ ЯГУПА, а соответственно смены власти на Руси (в Москве, перешедшей к Касимовичам, об этом в следующей главе), Василий Васильевич сменил Ягупова сына Федора Юрьевича на переславском столе и принял активное участие в 1477 году в разгроме Ярославля, который до этого после «зачистки» 1471 года был захвачен Ягупом. Но обо всем этом подробнее в рассказе, который прояснит события 1472 года.

Освобождение от татарского ига

События 1472 года.Нашествие Ахмата


О нашествии ордынского хана Ахмата в 1480 году, закончившегося знаменитым стоянием на реке Угре, знают все: так Русь освободилась от татаро‑монгольского ига. Но то, что восемью годами раньше тот же Ахмат с большим войском вторгся на Русь, осталось за пределами широких масс читателей.

Вот вкратце как происходили по ТВ те события: в 1472 году по наущению Литвы Ахмат, кстати, племянник Махмета и двоюродный брат Касима и Ягупа, с большим войском вторгается в русские пределы. Иван III вместе с царевичем Данияром выезжает в Коломну, к войску. С братом Ивана III князем Андреем против ордынцев идет казанский царевич Муртоза.

Почему они выехали в Коломну, а не в Серпухов, это непонятно, так как в это время татары подошли к Алексину, и именно Серпухов лежит по прямой на дороге от Алексина к Москве, а Коломна расположена за СОТНЮ КИЛОМЕТРОВ К ВОСТОКУ. Прибыв в Коломну, Иван III к татарам не приблизился, а, наоборот, практически открыл им свободный путь на Москву.

Несмотря на то, что татары были еще очень далеко, а великий князь собрал громадное войско — 180 тысяч человек, мать Ивана III и его сын бегут из Москвы в Ростов.

Тем временем к Алексину наконец‑то подходят русские войска во главе с братом князя Юрием. Войско Ахмата неожиданно поворачивает обратно и в панике бежит. Литовцы так и не пришли к своим союзникам татарам. Вот вкратце и вся история, УДИВИТЕЛЬНО похожая на события 1480 года, так что нет сомнений в том, что один из этих двух походов Ахмата ДУБЛИКАТ другого.

Все это очень и очень странно, но сейчас многое прояснится: вскоре после бегства Ахмата согласно ТВ умирает брат Ивана III князь Юрий. В это время сам Иван III с младшими братьями находится в Ростове. До возвращения великого князя не решаются хоронить тело Юрия, «которое, В ПРОТИВНОСТЬ ОБЫКНОВЕНИЮ, четыре дня стояло в церкви Архангела Михаила».

Юрий скончался на 32‑м году жизни скоропостижно и холостым. Так утверждает традиционная история. Впрочем, в этом ничего, казалось бы, странного нет, все ходим под Богом, но Юрий оставил завещание.

Завещание, на первый взгляд, обычное и довольно скучное. Но именно здесь те, кто правил летописи, основательно просчитались и вместо того чтобы доказать текстом этого завещания якобы обыденную правдивость сочиненной ими истории, сделали все наоборот.

Дело в том, что в этом завещании Юрий поручает братьям выкупить различные вещи, заложенные им, так как у него были долги. Но вещи для того и закладывают, чтобы потом самим выкупить, иначе их продали бы сразу и выгодней, и в завещаниях об этом не пишут. Вот вы сами, заложив что‑то в ломбард, побежите писать об этом в завещании? Конечно, если вы тяжело и всерьез заболели, то такое возможно, да и то лишь теоретически. НО ЮРИЙ УМЕР ВНЕЗАПНО, МОЛОДЫМ И ЗДОРОВЫМ.

Что же произошло на самом деле? Вот реконструкция альтернативной истории. Царевич Данияр, сын Касима, он же Даниил Васильевич Ярославский, он же Андрей Меньшой, бежит в Орду к хану Ахмату (в другой транскрипции Ахмету, это одно и то же), который дает ему войско. Силы Юрия=Ягупа разбиты, а сам он убит. Москва и весь юг захвачены Данияром=Андреем Меньшим. Но север и северо‑запад с городами Ярославлем и Переславлем еще остаются под контролем братьев Юрия — Андрея Большого, Бориса и их племянника Федора Юрьевича, сына погибшего Юрия.

Кстати, если вы спросите, где же здесь Иван III из ТВ? Отвечу: до 1472 года он соответствовал Юрию=Ягупу, а затем — Данияру=Андрею Меньшему, то есть очередному татарину на великокняжеском столе.

И вот здесь на исторической сцене появляется царевна Софья, племянница последнего византийского императора. Согласно традиционной истории в 1469 году папа Римский решил отдать Софью за великого князя Ивана Ш с целью династического брака для давления на турок. Посол великого князя Иван Фрязин вместе с Софьей 24 июня 1472 года выехал из Рима, 21 сентября они уже были в Ревеле (ныне Таллинн). 12 ноября Софья въехала в Москву и в тот же день обвенчалась с Иваном III.

В это же самое время был арестован княжеский посол Иван Фрязин. Оказывается, венецианский дож (правитель Венеции) отправил вместе с ним в Москву посла, который далее должен был ехать к хану Ахмату с целью склонить последнего к войне с Турцией. Фрязин выдает посла Тревизана за своего племянника, но эта ложь раскрывается. Фрязин арестован, а Тревизан приговорен к смертной казни, но в последний момент ее отменяют.

Итак, обратите внимание:

1. Посол из Венеции едет к хану Ахмату через Москву (а может, все‑таки конечная цель его поездки — Москва?).

2. Едет инкогнито. Значит, кого‑то опасается?

3. Иван Фрязин и Иван Тревизан — не одно ли и то же лицо? Тем более, буквы «ф» и «т» зачастую друг в друга переходят. Тревизан = Фревизан, а это уже почти Фрязин. Кстати, эта история закончилась тем, что Тревизана освободили и выслали (в Италию), а Фрязин… уехал в Италию. Но если это одно и то же лицо, то вся вышеописанная история с Фрязиным и Тревизаном уже явная выдумка. Далее, вскоре после этого умирает митрополит Филипп. Ко всему прочему именно в этот период, по мнению современников, в характере Ивана III произошли резкие перемены.

Но если традиционная история доказала свою несостоятельность, то как эти события объяснит альтернативная версия? Очень просто.

Папа Римский решает отдать царевну Софью за сына Юрия (т. е. Ягупа, но для Папы он предстает с христианским именем Юрий) князя Федора Юрьевича (а не за Ивана III по ТВ), наследника престола. Еще раз напомню, что по альтернативной версии места для Ивана III нет, под этим именем выводится очередной татарин, захвативший власть на Руси.

Софья достигает берегов Прибалтики 21 сентября. Юрий=Ягуп был убит примерно 23 августа, но известия об этом до Ревеля еще не дошли. Поэтому ничего не подозревающая Софья едет в Москву. 11 октября она прибывает в Псков, где находившийся с ней папский легат узнает о поражении и смерти великого князя Юрия (Ягупа), отца жениха Софьи Федора. Федор Юрьевич теперь не наследник престола, а просто племянник при правителях — дядях Андрее Большом и Борисе, да и правителей не всей Московии, а только ее северо‑западной части. Этот папский легат решает вопрос с браком отложить, за что Федор Юрьевич приказывает делегацию схватить, а самого легата Тревизана (или Фревизана), а по‑русски — Фрязина, казнить.

Между тем, укрепившись в Москве и соседних городах, Андрей Меньший в 1473 году казнит митрополита Филиппа, верного слугу Юрия и продолжает захват новых земель. На его сторону переходит крупный военачальник покойного Юрия князь Холмский, который за все свои предыдущие действия заслужил гнев Андрея=Данияра, но последний его прощает, взяв взамен с него клятвенную грамоту верности. В этом ему помог и новый митрополит Геронтий. Следуя примеру Холмского, к Андрею переходят еще ряд воевод — князей.

Несмотря на явные успехи, у Андрея Меньшего (Данияра) не все благополучно. В качестве платы за ордынскую помощь в Рязанском княжестве утвердился сын Ахмата царевич Муртаза.

Наконец, для Андрея Меньшого пришло время разобраться с оппозиционным ему Ярославлем.

В 1477 году великий князь ведет войска на мятежный Север. Из Ярославля к нему едут послы — архиепископ, сыновья Бориса — Василий и Иван и второй сын покойного Юрия — Иван (Патрикеев) с целью заключения мира (ТВ: «На другой день послы новгородские были с дарами у брата Иоаннова, Андрея Меньшого, требуя его заступления»).

Но великий князь отказывается от переговоров, продолжая поход (ТВ: «Иоанн в тот же день велел Холмскому, боярину Федору Давидовичу, князю Оболенскому‑Стриге и другим воеводам под главным начальством брата его, Андрея Меньшого, идти из Бронниц к Городищу и занять монастыри, чтобы новгородцы не выжгли оных. Воеводы перешли озеро Ильмень по льду и в одну ночь заняли все окрестности новгородские»).

Андрей Большой и Борис уже предлагают стать его данниками (ТВ: «Предлагаем государю ежегодную дань со всех волостей новогородских, с двухсот гривну»).

Но Андрей Меньшой непоколебим: он хочет быть не сюзереном, а полновластным владельцем всей Северо‑Восточной Руси, тем более, что Ярославль несколько лет назад уже был в его власти (ТВ: Бояре донесли о том великому князю и вышли от него с следующим ответом: «Ты, богомолец наш, и весь Новгород признали меня государем; а теперь хотите мне указывать, как править вами?»)

Борис и Андрей Большой бегут на литовскую границу в Великие Луки. Ярославль взят в кольцо и в 1478 году сдался. В городе началась резня, из‑за множества трупов разразилась эпидемия. Когда немногие оставшиеся в живых ярославцы начали возвращаться на пепелища, а Андрей Меньшой продолжил резню. Кто уцелел, тех отправили в рабство. САМЫЙ КРУПНЫЙ русский город был опустошен. Впрочем, ненадолго; вскоре туда стали переселяться жители Московии и татары. Но с исторической памятью о Ярославле как древней русской столице было практически покончено.

Как вы думаете, что ЕЩЕ нужно было сделать, чтобы покончить с Ярославлем — Великим Новгородом и памятью о нем? Жители перебиты и рассеяны, документы сожжены, стены и крупнейшие соборы уничтожены. Но остаются еще могилы, отнюдь не молчаливые свидетельства былого величия города. Могилы ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ. Их тоже уничтожают, но не все. В Ярославле был похоронен отец нового великого князя — Касим. Его гробницу сын перевез в Москву, где он и перезахоронен. Гробница сохранилась в Архангельском соборе Москвы — усыпальнице великих князей и царей, причем находится отдельно от других. Под каким именем он похоронен? Под именем некоего ВАСИЛИЯ ЯРОСЛАВИЧА. Как это объясняет традиционная история? По ее версии, речь идет о князе Василии Ярославиче Боровском, умершем в 1483 году в заточении, в котором он провел почти тридцать лет. За что же узнику, врагу, не члену правящей династии (по ТВ не был даже потомком Дмитрия Донского) оказана честь быть похороненным среди великих князей? Да и дата смерти на его захоронении — почему‑то 1462 год (а не 1483 год)! Зато по альтернативной версии это год смерти Касима, который был Василием, т. е. правителем, басилевсом, а столицей его был Ярославль. Отсюда и имя: Василий Ярославич.

Вероятно, намного раньше захвата Ярославля Андрею Меньшому досталась и царевна Софья, которую он и взял себе в жены. У татар практиковалось брать в жены вдов своих братьев, в том числе и убитых ими. А Софья была женой его двоюродного брата Федора Юрьевича.

Я не думаю, что она сильно переживала. В принципе она давно была морально к этому готова. Софья была дочерью Фомы, брата последнего византийского императора. Другой брат императора, Дмитрий, добровольно отдал свою дочь в сераль турецкому султану, перейдя к тому на службу.

По традиционной версии к 1478 году Софья, жена Ивана III, родила трех дочерей: Елену, Феодосию и… вторую Елену. Не много ли Елен? Через несколько лет она рожает… вторую Феодосию.

Реально же все проще: первые Елена и Феодосия были от ее брака с Федором Юрьевичем, а остальных детей она родила от других мужей, ибо новому ее мужу было суждено жить недолго. Наступил 1480 год.

1480 год.Год стояния на Угре

Сейчас мы подошли к рассмотрению одного из ключевых моментов русской истории — свержению татаро‑монгольского ига. Согласно традиционной истории дело обстояло следующим образом. Ордынский хан Ахмат отправляет очередных послов в Москву за данью. Иван III берет в руки ханскую басму, ломает ее и, бросив на землю, топчет. Всех послов, кроме одного, убивают, оставшегося в живых отправляют обратно в Орду со следующими словами великого князя: «Спеши объявить царю виденное тобою; что сделалось с его басмою и послами, то будет и с ним, если он не оставит меня в покое». Естественно, Ахмат начал собирать войско. Обстоятельства такого храброго поступка, а затем сменившей его трусости великого князя историки пытаются объяснить ни чем иным, как психическими, а то и патологическими причинами.

Но есть у историков и другая версия начала этих событий: Иван III ничего не рвал и послов не убивал, а Ахмат, недовольный умеренностью высылаемой дани и видя возрастание силы Москвы, договорился с Литвой о совместном походе на земли Ивана III. Эти две абсолютно разные версии опираются на различные русские летописи, из чего можно сделать вывод, что когда русская история переделывалась, то по каким‑то причинам в разных летописях были оставлены два разных ее варианта.

Тем временем по традиционной версии великий князь поссорился со своими братьями, Борисом и Андреем Большим. Оба брата, собрав большую дружину, выехали к литовской границе и, отмечая огнем и мечом свой путь, обосновались в литовском Витебске. Иван III в ответ на это предлагает им мир и новые дополнительные уделы, «но братья с гордостью отвергнули все убеждения».

Итак, Ахмат ведет войско на Московию, сын великого князя Иван Младой выступает с войсками из Москвы, а его дядя Андрей Меньшой — из своего удела. Наконец и сам Иван III едет к русскому войску к берегам Оки. Ахмат идет к северо‑западу в район реки Угры. Великий князь, приказав Ивану Младому и Андрею Меньшому идти с войском к Угре, сам неожиданно прибывает в Москву, дав здесь ряд указаний и помирившись с братьями, возвращается к войскам.

8 октября большое ханское войско подошло к реке. Целый месяц стояли противники на разных берегах, так и не решаясь начать сражение. Поняв бесполезность своих замыслов, Ахмат ушел к себе в Орду, где вскоре и погиб. На этом, как принято считать, кончилось татаро‑монгольское иго. А вскоре умирает брат царя Андрей Меньшой.

Вот краткое описание событий согласно традиционной версии. А теперь давайте поговорим о странностях, которых не просто много, а много до неприличия, но которые почему‑то историки обходят стороной.

Вначале о так называемом походе Ахмата 1472 года. Причина этого похода согласно летописей такова: давным‑давно дед Ивана III Василий Дмитриевич купил в Литве пленного татарина по имени Мисюрь. Внук Мисюря Кирей, «рожденный в холопстве», бежал от Ивана III в Польшу, к королю Польши и Литвы Казимиру. Последний направляет его (ХОЛОПА, каков уровень, а?!) послом в Золотую Орду к Ахмату с предложением тесного союза против Москвы. Целый год холоп Кирей уговаривал хана Ахмата. Уговорил. Это все, повторяю, согласно русским летописям.

А вот предыстория похода Ахмата 1480 года. Опять же согласно русским летописям Казимир посылает «служащего ему князя татарского, именем Акирея Муратовича, в Золотую Орду склонять Ахмата к сильному впадению в Россию». Кирей, Акирей — все это явные дубликаты, это видно невооруженным глазом, но историки, как всегда, слепы.

Кто сможет ответить, какое из этих событий правда, а какое — нет? А может, оба — неправда? По крайней мере, история холопа Кирея, принятого польским королем, очень близка другой истории — истории Лжедмитрия. Не оттуда ли и пришла эта история в 1472 и 1480 годы (при правке в XVII веке летописей в них включили историю, взятую из времен Лжедмитрия)? Имя Кирей также заставляет задуматься: именно в этот период в Крыму к власти пришли ханы с приставкой к своим именам — Гирей. В некоторых документах вместо «Гирей» так и пишется: «Кирей».

Но займемся изучением событий 1480 года. Прежде всего, поражает скорость движения Ахмата с войском. Хан шел так долго, что Иван III, узнав о выступлении татар (а т. к. телефона и радио тогда не было, то требовалось много времени, чтобы гонец из Орды доехал до Москвы), собрал ратников в Москве (собрать тоже было не просто, нужно было послать гонцов по городам, собрать дружины и им дойти до Москвы). 8 июня, отправив сына и брата с войсками в Серпухов и далее на Оку, сам только 23 июля (т. е. через ПОЛТОРА МЕСЯЦА!) узнав, что Ахмат приближается, выехал в Коломну. А Ахмат все шел и шел…

Неожиданно Иван III возвращается в Москву для совета с матерью, духовенством и боярами. Мало того, вызывает в столицу с берегов Оки(!) и сына, который, однако, отказывается покинуть войска. В городе и окрестностях царят ужас и паника от таких действий государя, последний усиливает ее, отдав приказ сжечь посады вокруг столицы (зачем, разве татары уже подошли к Москве?).

Далее происходит ЕЩЕ БОЛЕЕ СТРАННОЕ. Иван III мирится со своими братьями. Каким образом? Братья находятся в Литве. Да очень просто — через послов мятежных братьев, как будто послы могли самолично просто и быстро принять решение о разрешении этой вражды.

Наконец, 3 ОКТЯБРЯ(!) Иван III выезжает из Москвы в Кременец, городок на полпути до реки Угры и дает знать, что отсюда (примерно 60 КИЛОМЕТРОВ) он будет УПРАВЛЯТЬ войсками.

А что же Ахмат? А он шел, шел и наконец дошел до Угры 8 октября и через несколько дней… распустил войско для сбора пищи.

Все эти действия Ахмата с точки зрения здравого смысла лишены всякой логики. Впрочем, шаги, предпринятые Иваном III, также не менее абсурдны.

Далее, великий князь посылает к Ахмату посла с мирными предложениями и дарами, Ахмат их отвергает и требует от Ивана III личного прибытия. На этом переговоры заканчиваются.

В эти самые дни архиепископ Вассиан пишет послание Ивану III. В нем говорится: «По какому святому закону ты, Государь православный, обязан уважать сего злочестивого самозванца, который силою поработил наших отцов за их малодушие и воцарился, не будучи НИ ЦАРЕМ, НИ ПЛЕМЕНИ ЦАРСКОГО».

Ахмат, между прочим, сын ордынского хана Кичима, брата Махмета, бежавшего в московские пределы. Какой же он самозванец? Когда и как он силой поработил их отцов?

А вот Кичим, действительно прогнав Махмета, этим его поработил, заставив родного брата подчиниться и платить дань. Не кажется ли вам, что вся эта псевдорать Ахмата просто, вероятно, еще одна попытка татарского переворота в Москве. Возможно, потомки Кичима, в свое время свергнувшего в Орде Махмета, решили свергнуть потомков Махмета и в Московии.

Слова архиепископа можно понять и таким образом: на Москву шел самозванец (как Лжедмитрий!), который и захватил Москву. Не этим ли объясняется странное возвращение Ивана? Кстати, великий князь в Кремль не въезжал, а остановился в Красном Селе, но был выгнан.

Не кажется ли вам, что эти слова Вассиана АБСОЛЮТНО в полном объеме можно отнести к событиям Смутного времени и Лжедмитрию. Перечтите их еще раз. Вероятно, когда история кардинально была изменена, произошли накладки, у правщика истории просто истощилась фантазия, и он лишь переписал слова, сказанные в начале XVII века, приписав их Вассиану? Да и имя Григорий, Гришка, возможно, неуклюже переделал в Кирея (сравните: Гришка — Кирюшка, в русском языке «г» переходит в «к»).

Что же было на Угре дальше? Через несколько недель Угра покрылась льдом, и русские «полки не отступали, а бежали от неприятеля». А что Ахмат? Бросился по льду через реку добивать неприятеля? Вовсе нет: «Он спешил удалиться, объятый странным ужасом». Итак, как только разделявшая их река покрылась льдом, оба громадных войска в ужасе бежали друг от друга.

Через два месяца этой же зимой на Ахмата напали тюменские и ногайские мурзы во главе с ханом ИВАКОМ, без сражения взяли Орду, а Ахмата зарезали спящим.

В «Архиве Дел Ногайских» есть прелюбопытная грамота хана Ивака, адресованная в 1494 году Ивану III: «Темир‑Кутлуева (т. е. Ахмата) сына убивши, а Великого князя детей на княжение учинив». Хан Ивак хвалился своим происхождением от Чингиса, а Ахмата и его родню называл детьми Темир‑Кутлуя, а себя «истинным Царем Бесерменским». Хотя наши летописи называют Темир‑Кутлуя, победителя Тохтамыша, потомком Батыя.

Вопросы. Кто Ахмат — потомок Батыя и Чингиса или самозванец, как его определил Вассиан? О каких детях великого князя идет речь? Грамота написана в 1494 году, а дети великого князя Василия Темного — братья Ивана III Андрей Большой и Борис, сбежавшие в Литву, умерли в 1493 и 1494 годах!

Если вы считаете, что вопросы к данному периоду русской истории исчерпаны, то это напрасно.

События 1480 года ограничились стоянием на Угре, то есть ни татары, ни литовцы не вступили в пределы Московского государства, княжеская власть после покорения Новгорода была как никогда сильна. Это следует по традиционной истории.

В таком случае, как же объяснить следующие слова в Архивной летописи: «Все грады быша в осадех, и по лесам бегаючи, многие мерли». С одной стороны, в пределах государства врагов нет, княжеская власть сильна, а ВСЕ ГОРОДА осаждены. Кто из историков, с научными степенями, ответит на этот вопрос?

Или вот еще. По установлению митрополита день освобождения России от татар отмечается 23 июня. Что за дата? Напомню, что войска вышли из Москвы навстречу татарам 8 июня, следовательно, басму Иван III рвал намного раньше, а стояние на Угре и вовсе было осенью.

Зато две интересные даты смерти. Архиепископ Вассиан вскоре после своего знаменитого письма умирает, а вслед за ним умирает и Андрей Меньшой. Кстати, как любопытно, он так же, как и Юрий, всем задолжал и тоже был холостой. И вновь, как и в случае с Юрием, он завещает выкупить разные вещи, отданные им в долг… Ивану Фрязину.

Традиционная история вынуждена обходить стороной все эти нагромождения нелепиц и лжи, нет у нее никакого, даже плохонького объяснения.

Теперь наступил черед альтернативной истории.

Как все было на самом деле

Прежде всего, рассмотрим геополитическую систему Восточной Европы. Андрей Меньший (он же Данияр), сын Касима, утвердился в Московском княжестве. Крупнейший город Руси Ярославль сожжен и обезлюдел. В Рязанском княжестве правит сын Ахмата Муртаза. Все они ставленники Золотой Орды и ее хана Ахмата и платят ему дань. То же и с Казанским ханством.

Противники Андрея Меньшого, его дяди Борис и Андрей Большой, находят убежище в Литве.

В эти годы в Восточной Европе появляется еще один сильный политический и военный фактор — Крымское ханство, с самого начала враждебно настроенное к Золотой Орде. В 1467 году умирает Крымский хан, оставивший шесть сыновей, в том числе Нордоулата, Айдара и Менгли‑Гирея. Вскоре старший из них, ставший ханом, свергнут и бежит в Польшу.

А Менгли‑Гирей свергнут Айдаром. Но и тот, в свою очередь выгнанный турками, бежит в Польшу. Крымское ханство вновь возглавляет Менгли‑Гирей как вассал Турции. Впрочем, ненадолго, на этот раз его выгоняет Ахмат, поставив на крымский престол ордынского царевича Зенебека. Впрочем, Менгли‑Гирей вновь возвращает престол. Это все из традиционной истории. Далее по ней же: Иван III, большой друг и союзник Менгли‑Гирея, принимает к себе и Нордоулата, и Айдара, и Зенебека, объяснив тем, что он хочет «отнять у них способ вредить ему». К странным поступкам героев традиционной истории пора бы уже привыкнуть, но все равно это озадачивает.

Что же было на самом деле? Нордоулат и Айдар были в Литве, где находились и Борис с Андреем. Здесь и родился их союз, тем более что для Менгли‑Гирея главным врагом был все‑таки Ахмат. Своих братьев Нордоулата и Айдара он не очень опасался, опираясь на турецкую поддержку. Поддержав же противников Московского князя, он ослаблял Ахмата.

Таким образом, в 1480 году крымско‑литовское войско во главе с Нордоулатом, Борисом и Андреем Большим, а также военные отряды Ливонского ордена, двинулись на земли Московского княжества. «Все грады быша в осадех». Поэтому и двигались они долго. На сторону союзников стали перебегать данияровские вельможи. Все они были из татар. Исконно русской знати практически уже не осталось. Татарским происхождением грешат большинство «русских» знатных фамилий — Оболенские, Долгорукие, Нагие, Телепневы, Ряполовские, Шуйские, Бельские и т. д.

Московскому князю Андрею Меньшому помогает войском Ахмат. Происходит битва в районе реки Угры. Соединенное ордынско‑московское войско разбито и бежит (вот почему по традиционной истории побежали и русские, и татары).

Ахмат был зарезан в Орде в начале 1481 года. Андрей Меньшой бежит в Москву, крымцы ее осаждают, сожжены посады, вскоре Москва захвачена, а митрополит Вассиан, преданный слуга великого князя, убит.

В это время пали осажденные литовцами и ливонцами западные русские города, оборону которых возглавлял брат великого князя Василий Шуйский.

Последним оплотом Андрея Меньшого стала Вологда, но в июне 1481 года она захвачена войсками Айдара. Андрей Меньшой бежит, но через три недели погибает.

Как вы считаете, Нордоулат и Айдар, изгои Крыма, захотели отдать Московское княжение Борису и Андрею Большому? Естественно, нет. Междоусобица продолжилась, на этот раз по разные стороны встали крымцы и литовцы, что и позволило сохраниться разгромленным остаткам Золотой Орды и ее данникам — Рязани и Казани.

Еще находясь в Литве, когда произошло объединение Бориса и Андрея Большого с Нордоулатом и Айдаром, последние, конечно, не могли пойти на такой союз просто так. Им за предстоящую услугу (а это помощь в возвращении большого Московского царства) в случае победы должно быть обещано достойное вознаграждение. Что же могло стать таким вознаграждением для недавних правителей Крымского ханства? Крупный удел. Не просто крупный, а второй после столицы город державы. Этим городом мог быть только Ярославль. Но есть ли об этом какие‑нибудь следы в нашей истории? Да, есть.

В летописях говорится о событиях периода стояния на Угре. Великий князь Иван III во время движения хана Ахмата на Русь направил крымского царевича Нордоулата с небольшим отрядом в рейд по тылам Орды. Эту же историю описывает и автор XVII века Лызлов в своей «Скифской истории». Он пишет, что во главе этого отряда был царь Уродовлет Городецкий. Ясно, что Нордоулат русских летописей и Уродовлет Лызлова это один и тот же человек. Самое интересное не то, что Нордоулат назван не царевичем, а царем, был же он до этого одно время Крымским ханом. Интересно другое: он назван «городецким». Это не описка, потому что далее Лызлов говорит и о неком городецком мурзе по имени Обляз (по летописям — Обуяз). Городец — одно из названий Новгорода=Ярославля (об этом еще будет написано). Таким образом, мы получили подтверждение того, что за оказанную помощь в свержении Андрея Меньшего Нордоулат получил от Бориса и Андрея Большого в удел вторую столицу Руси город Ярославль.

Русь — страна иудеев

Крымская династия


В 1481 году в Московском княжестве власть перешла к крымской династии во главе с Нордоулатом (одолевшим Андрея Большого и Бориса), старшим братом Крымского хана Менгли‑Гирея, и вместе с новыми правителями из Крыма на Русь пришел иудаизм, но об этом чуть позже.

Смутное время на Руси было в разгаре, редкие города и села оно обошло стороной, но, как это часто бывает в истории, собственных границ междоусобице стало мало, и вскоре все выплеснулось за пределы Руси. Татарские отряды вошли в земли Ливонии, растекаясь по прибалтийской территории. «Россияне целый месяц делали что хотели в земле его; жгли, грабили». В описываемые ужасы, творимые татарами, на Западе долго не могли поверить. То, что среди нападавших было «множество татар, сарацин, неверных», подтверждено документально самим магистром Ливонского ордена в его письме к Великому магистру Прусскому.

На восток потянулись тяжелые обозы с добычею и тысячами пленных. «Плениша всю землю немецкую от Юрьева до Риги». Лишь за большой выкуп и, возможно, дань удалось остановить разбой татар.

Небольшое отступление к вопросу об этой дани. Я не могу утверждать, что Ливонский орден платил дань Московии: ни в отечественных, ни в западных документах конкретного слова «дань» не упоминается. Но дань, как показывает история, понятие относительное. К примеру, считается, что Московское княжество платило Крыму дань, а в летописях читаем, что речь идет о ежегодных поминках, то есть подарках. В нашем ливонском случае подарки были тоже, потому что «приехали немци в Новгород и добиша чолом наместником Князя Вел. и посадником Псковским, и взяша мир». То есть без дани, я думаю, не обошлось. Кстати, татарские вторжения в Прибалтику продолжались не один месяц, а целых два года — с 1481 по 1483 год (по ТВ — Ливонская война).

Если Нордоулат оказался на московском престоле и был этим вполне доволен, то его брат Айдар (по‑русски Федор) по‑прежнему был без хорошей вотчины. В 1481 году мы застаем его в Вологде, где он добивал Андрея Меньшого. В 1482 году он уже в Литве, пытаясь по примеру брата стать правителем целого государства — Литвы (так, по традиционной истории у Кранца можно прочесть, что литовские князья по согласию с Иваном III хотели умертвить Казимира).

Казимиру с трудом удается отбить нападения татар, возглавляемых АЙДАРОМ, по ТВ ФЕДОРОМ Бельским. Несмотря на неудачу в целом в Литве, татарам удалось взять и разграбить Киев. Самое любопытное здесь в том, что согласно ТВ крымские татары отправили награбленное не в Крым, а почему‑то в Москву. По альтернативной истории ничего удивительного в этом нет: московские крымцы во главе с Айдаром=Федором Бельским, разграбив Киев, отправили ценности к себе домой, то есть в Москву.

Разоренную, но сильную в военном отношении Московию стали бояться не только ее западные и восточные соседи, но и ее союзник — крымский хан Менгли‑Гирей, для которого главным врагом по‑прежнему оставалась Золотая Орда, где правил сын погибшего Ахмата Муртаза. Перебравшись в Орду, он оставил Рязанское княжество своим братьям Сеид‑Ахмату и Шиг‑Ахмету. По традиционной истории в это время в Рязани действительно правило два брата.

Та же ТВ действительно подтверждает враждебные отношения двух татарских ханств. В 1485 году Муртоза нападает на Крым, но он разгромлен и пленен, на следующий год при новом нашествии ордынцев он был отбит.

Даже Венгрия могла платить дань Москве, по крайней мере, есть сведения, что Иван III требовал от венгерского короля Матфея Корвина мастеров, оружейников и инженеров. Сторонники Москвы или ее данники обосновались и в Молдавии.

Покорение Казани

Как известно, Казань была покорена во время правления Ивана IV Грозного. Но впервые это произошло все‑таки при Иване III Грозном в 1487 году (что, впрочем, не отрицает и ТВ).

В Казани долго правил Ибрагим, сын Мамутяка и соответственно двоюродный брат Андрея Меньшого. Ибрагим погибает на пике смуты в 1480—1481 годах. Об обстоятельствах его смерти нельзя сказать ничего определенного, однозначно одно: он был на стороне Андрея Меньшого и хана Ахмата. После его смерти развернулась борьба за казанский престол между сыном Ибрагима Алегамом и сыном или братом Нордоулата (но, скорее всего, племянником) Магмет‑Аминем. Победил в этой схватке Алегам, его соперник бежит в Москву и получает в кормление Каширу. После нескольких лет военных стычек в 1487 году московское войско осаждает и захватывает Казань. На казанский престол в качестве удельного данника Москвы был посажен Махмет‑Аминь, а Московский Великий князь к своим титулам прибавил титул Государя Булгарии.

Алегам вместе со своими двумя женами был сослан в Вологду, а третью его жену Софью Палеолог Махмет‑Аминь взял себе в жены. Да‑да, после гибели Андрея Меньшого Софья попала к казанцам, бывшим союзникам Андрея.

Не желая разделить судьбу Казани, Москве стали платить дань и Золотая Орда, и Крымское ханство, последнее, кстати, в виде дани послало Нордоулату знаменитую Тохтамышеву жемчужину. Впрочем, заставить платить дань удалось и тем, что Москва искусно их стравливала между собой и таким образом ослабляла.

Ересь жидовская

Настало время поговорить и о расцвете иудаизма на Руси. Что же об этом говорит наша традиционная история? Все началось в 1470 году, когда киевский еврей по имени Схария приехал в Новгород, где отвергнул от православия целую кучу народа, в том числе двух попов — Дионисия и Алексея. «Внутренне отвергая святыню христианства, новгородские еретики соблюдали наружную пристойность, казались смиренными постниками, ревностными в исполнении всех обязанностей благочестия».

Десять лет множество людей тайно отправляют иудейские обряды, и никто ничего не заподозрил. Мало того, в 1480 году великий князь лично приглашает этих двух попов в Москву на повышение. Один из них, взявший себе имя Авраам, а своей жене — Сарра, стал особо доверенным человеком у великого князя. В жидовскую ересь (по Карамзину со ссылкой на Иосифа Волоцкого) были вовлечены и близкие Ивана III. В 1490 году митрополитом становится Зосима, один из лидеров иудаистов. Но в этом же году собирается церковный Собор, который проклял ересь и казнил многих иудаистов. Но Зосима, тем не менее, остался во главе русской церкви(!), и, в свою очередь, обрушил гонение на наиболее активных сторонников православия(!), и только в 1494 году был смещен Иваном III. При новом митрополите Симоне усилилось преследование исповедавших жидовскую ересь.

А теперь, уважаемые читатели, ответьте, не кажется ли вам все это бредом? Прежде всего, следует отметить какую‑то странность данной ереси. Получается, что эти люди, с одной стороны, православные христиане, а с другой — иудаисты. Возникает вопрос: как удалось совместить ежа и ужа? И откуда ересь взялась? Ключом для отгадки этой весьма странной истории является народ — караимы. Караимы по вероисповеданию иудаисты, тюрки по языку и живут в Крыму и в Литве. Вторым ключом является факт истории 1475 года. В этот год Крым был захвачен турками, Менгли‑Гирей увезен в плен, затем возвращен ими же на престол.

Турция уже в те годы считалась оплотом мусульманства, которое активно насаждалось на подвластных ей территориях.

А теперь о том, что об этом говорит альтернативная история.

В Крыму издавна жило много иудеев, как евреев, так и остатков хазар, иудеев по вере. Поэтому не удивительно, что значительное число крымских татар вместе с их ханами перешло в иудаизм. Среди них были Нордоулат и Айдар, бежавшие в Литву. Менгли‑Гирей во время турецкого плена переходит в мусульманство, только мусульманину Турция может доверить Крымское ханство. Вернув с помощью турок власть, Менгли‑Гирей проводит активную мусульманизацию Крыма. Множество татар — иудеев бежит в Литву к Нордоулату и Айдару (вот откуда литовские караимы). Их войско растет и крепчает, в 1480 году на реке Угре им удается разбить союзное русско‑ордынское войско и захватить власть в Москве.

Великий князь Нордоулат начинает силой насаждать новую веру. Центром распространения иудаизма становится Ярославль, который несколькими годами ранее был полностью опустошен. На ярославские развалины при Андрее Меньшем были отправлены поселенцы из разных областей Московии и значительное количество татар. Эта практика продолжалась и при Нордоулате. Среди новых поселенцев образовался костяк из крымских татар — иудаистов.

Но татары, в том числе и великие князья из татар, приходили на Русь из Орды и ранее. Резонный вопрос: почему же они не насаждали мусульманство? Есть различные варианты ответа, но среди них, на мой взгляд, наиболее верный: великие князья‑татары были данниками Орды, и принятие православия позволяло в чем‑то, пусть в вере, не подчиняться Золотой Орде. А это уже немало. В отличие от предыдущих московских князей ИУДАИСТ НОРДОУЛАТ НЕ БЫЛ НИЧЬИМ ДАННИКОМ, наоборот, все окрестные страны платили Москве дань. Принятие православия для него не имело никакой выгоды.

Еще одно важное замечание: иудаизм у Нордоулата не был чистым, это была странная, но в то же время очень жизнеспособная и привлекательная смесь иудаизма и христианства. Иудаисты чтят Ветхий завет и Талмуд, но караимы, в отличие от других иудаистов, Талмуд отвергают; а христиане чтят Ветхий и Новый заветы, причем последний для них более предпочтителен. Здесь же, у почитателей новой религии существовало предпочтение Ветхого завета перед Новым и не было никакого Талмуда! Если бы ересь не была разгромлена, кто знает, не прибавилась бы к существующим мировым религиям еще одна — чисто русская?

Первым Крымским ханом был Ази‑Гирей, отец Нордоулата. Вот что о нем писал в «Скифской истории» автор конца XVII века Лызлов: «Некогда хан Крымский Ачи‑Гирей, воююще против супостат своих, просил помощи от пресвятые богородицы в Успенском монастыре, обещающе знаменитое приношение и честь образу ее воздати». Как видите, еще отец Нордоулата верил в Богородицу.

С 1490 по 1494 год исходя из данных ТВ можно сделать вывод, что на Руси происходили серьезные религиозные столкновения между сторонниками православия и иудаизма караимского типа. А начались они в 1490 году с убийства того, кто иудаизм насаждал на Руси, — великого князя Нордоулата.

#8 Пользователь офлайн   АлександрСН 

  • Виконт
  • Перейти к галерее
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Раскрыть информацию
  • Группа: Виконт
  • Сообщений: 1 796
  • Регистрация: 29 Август 11
  • Пол:
    Мужчина
  • ГородКемерово
  • Награды90

Отправлено 21 Сентябрь 2011 - 16:28

Чехарда правителей, или Сонька Золотая ручка

С 1490 по 1502 год на Руси развернулась ожесточенная борьба между членами правящей крымской династии. Этот период один из самых сложных для реконструкции нашей истории. Поэтому читателям будет предложен путь сравнения хода развития событий по традиционной и альтернативной версиям истории.

ТВ. В 1490 году умирает наследник великого князя Иван Младой. Лекарь, какой‑то жидовин Леон за это казнен.

АВ. Нордоулат отравлен своим сыном Салтаганом, который и объявил себя великим князем. Что касается Леона, то он мог быть главным исполнителем отравления или тем, кто изготовил яд. А чтобы не искушать судьбу на будущее, Салтаган Леона, иудея по вероисповеданию, казнил.

ТВ. «Тесная связь Иоаннова с ханом Таврическим не ослабевала». В 1491 году было послано московское войско на золотоордынские земли. Войско возглавлял сын Нордоулата царевич Салтаган.

АВ. В Москве сын занял престол отца, но внешняя политика осталась без изменений. Новый великий князь Салтаган в союзе с Крымом и Казанью боролся с ханами Золотой Орды.

ТВ. В 1492 году умирает польско‑литовский король Казимир, единое союзное государство практически распадается. Во главе Польши и Литвы становятся сыновья Казимира. Русско‑крымские войска вступают в Литву, разоряя ее земли.

АВ. Молодой, энергичный и властолюбивый Салтаган (а иначе, зачем ему было убивать отца?) естественно желает расширить свои владения. Жертвой его политики должна стать Орда, но, к счастью для последней, умирает Казимир, и Салтаган переносит свои устремления на Запад.

ТВ. В 1493 году в Московском княжестве происходит ряд важных событий. Совершено покушение на великого князя со стороны литовцев. В этом же году умирает в темнице брат великого князя Андрей Большой, а его сыновья арестованы. Великий князь принимает у себя Абдыл‑Летифа, пасынка Крымского хана, и направляет его в Казань к Магмет‑Аминю. Бельский сослан в Галич.

АВ. Новый великий князь Салтаган оказался неопытным и неосторожным, молодость сыграла с ним злую шутку. Бросив все свои войска на Литву, Салтаган забыл о тыле и был в 1493 году убит вместе со своими сыновьями Казанским царем Магмет‑Аминем. Последнему в этом помогали крымцы. Взамен помощи в захвате московского престола Магмет‑Аминь пообещал равные союзнические отношения с Крымом (т. е. отмена дани Крыма Москве), плюс на казанский престол был посажен сын Крымского хана Менгли‑Гирея Абдыл‑Летиф.

При всех этих раскладах оказывался лишним брат Нордоулата Айдар=Бельский.

ТВ. В 1494 году заключен мир с Литвой. Иван III отдает свою дочь замуж за Великого князя Литовского Александра. Но в 1495 году отношения с Литвой осложняются. Иван III требует от Литвы выполнения ряда условий, в частности, чтобы Александр «не запрещал вывозить серебро из Литвы в Россию» (т. е. речь идет о дани?).

Казань тем временем тревожил Шибанский хан Мамук. В конечном итоге на казанском троне оказался Абдыл‑Летиф, а Иван III сообщил Крыму, что «Казань всегда будет собственностью ея рода».

АВ. Придя к власти в Москве, Магмет‑Аминь меняет и политику в отношении Литвы: желая укрепиться на престоле он показывает свое дружелюбие и Литве, и Крыму, заверяя последнего в том, что лично он гарантирует сохранение Казани за сыном Менгли‑Гирея. Магмет‑Аминь прекрасно понимает, насколько непрочно его положение в Москве, так как брат Нордоулата, активный и деятельный Айдар=Бельский не оставляет попыток стать великим князем, а Айдар тоже из крымской династии, он старший брат Менгли‑Гирея, поэтому‑то Магмет‑Аминю как воздух нужна поддержка Крыма.

ТВ. Тем временем в 1498 году Федор Бельский женится на дочери Рязанского князя. Женитьба довольно странная, так как летописи до этого события на протяжении ряда лет говорили о жене Бельского, живущей в Польше. Православие двоеженства не допускало.

Вскоре после рязанской свадьбы попадает в опалу старший сын Ивана III (от второй жены — Софьи Палеолог) Василий, и сама Софья. Внук Ивана III Дмитрий, сын ранее умершего Ивана Младого, сына великого князя от первого брака, объявлен наследником. В Москве идут казни. Причиной опалы стали слухи о том, что Василий хочет «погубить Дмитрия, уйти в Вологду и захватить там казну государеву». Это полный нонсенс: Василий ИЛИ избавляется от соперника и становится единственным наследником (зачем куда‑то бежать?), или при живом Дмитрии действительно идет в бега, поднимая мятеж.

Но ровно через год и один день (4 февраля 1498 года и 5 февраля 1499 года!) ситуация меняется: Василий приближен и в милости, а Дмитрий оказывается в опале. Знатнейшие люди государства казнены.

В этом же году Иван III посылает войско во главе с Федором Бельским в Казань для защиты Абдыл‑Летифа, а в отношениях с Литвой происходит разрыв, открываются военные действия.

АВ. Айдар=Бельский не прекращает своих попыток захватить московский престол. Завладев Рязанью, он постоянно тревожит Магмет‑Аминя. При этом Айдар поступает очень дальновидно: он разыгрывает литовскую карту. Оперируя тем, что Магмет‑Аминь заключил дружественный союз с Литвой, постоянным и давним врагом Крыма, Айдар переманил своими антилитовскими отношениями на свою сторону крымского хана Менгли‑Гирея, кстати, своего родного брата, а также его сына казанского царя Абдыл‑Летифа. Опираясь на крымско‑казанскую поддержку, Айдар неожиданно захватывает Москву, Магмет‑Аминь бежит на север, в Вологду, многие сторонники бывшего великого князя схвачены и казнены. Здесь на севере жена Магмет‑Аминя Софья показала себя: «…позволяла многочисленным слугам своим грабить жителей как неприятелей», здесь она вполне могла заслужить кличку Сонька Золотая Ручка. Последнее утверждение, конечно, шутка.

Вскоре Магмет‑Аминь с женой достигают Литвы и здесь заключают тройственный договор с Литвой и Ордой. Новая война неизбежна.

ТВ. В 1500 году «посылал Кн. Вел. к Путивлю и ко Брянску Царя Магмет‑Аминя» — так написано в разрядных книгах, но какой великий князь — московский или литовский? В июле московские рати наголову разгромили литовцев.

В августе того же года войска Менгли‑Гирея вторглись в Литву. Но вскоре умирает польский король, и литовский князь Александр избирается польским королем, получив в свое распоряжение и польские войска. Союзником Литвы становится и Ливонский орден. Тем временем в Прибалтику вторгаются московско‑татарские войска, которые после себя оставляют только выжженную землю. «Москвитяне и ТАТАРЫ не саблями светлыми рубили поганых, а били их как вепрей шестоперами».

Тем временем в 1502 году ханы Орды Шиг‑Ахмет и Сеид‑Махмуд ведут войско на Крым. Ордынские и крымские войска расположились на разных берегах Дона, и крымцы неожиданно… отступают. При этом известный польский историк Стриковский в своей «Хронике» вопреки всем другим историкам утверждал, что ордынский хан Шиг‑Ахмет во главе со стотысячным войском разбил Менгли‑Гирея, а затем опустошил московские земли,захватив многие города, которые передал Литве. Стриковский, конечно, все это не придумал, а прочел в западных источниках, которые остались неуничтоженными. Но утверждения Стриковского объявлены ложными, а истиной представлено то, что в этом году Золотая Орда была уничтожена, а Иван III сразу же предложил Шиг‑Ахмету, прогнанному в ногайские степи стать ханом астраханским (в районе около Астрахани как раз и располагалась Орда).

Если Орда с таким трудом наконец‑то уничтожена, то зачем Ивану III восстанавливать ее под властью того же самого ордынского хана? Но Шиг‑Ахмет с братьями бежит в Литву, где вскоре умирает, а его племянники Исуп и Шигавлияр поступают на службу к Ивану III.

В том же самом 1502 году Иван III приказывает схватить казанского царя Абдыл‑Летифа, а на его трон сажает Магмет‑Аминя. Опять же в этом же году арестован внук великого князя Дмитрий, происходит разрыв с традиционным союзником Стефаном Молдавским, а на Литву идет войско во главе с младшим сыном Ивана III ДМИТРИЕМ и Федором Бельским. В 1503 году заключается мир с Литвой и Ливонией.

АВ. В 1500 году татаро‑литовские войска во главе с Магмет‑Аминем вторгаются в западные русские пределы, но разбиты.

В 1502 году союзник Литвы Золотая Орда разгромила войско крымского хана и соединилась с литовцами, вскоре была захвачена Москва. Уже бывший Московский князь Айдар=Бельский с боями пробивается на запад и вскоре сдается Литве. На московское княжение посажены племянники ордынского хана Исуп и Шигавлияр, в Казани вместо крымца Абдыл‑Летифа вновь воцаряется Магмет‑Аминь вместе со своей женой Софьей. С Литвой и Ордой заключается мир, а врагами Москвы становятся бывшие союзники — Крым и Молдавия.

События всех этих лет разорили страну, грабежи и опустошение сильно ударили не только по народу, но и по знати: сегодня ты в фаворе у великого князя, а завтра должен или бежать с ним, или положить голову на плаху. Грабежи в разоренной стране давали все меньше и меньше дохода. Вот почему такая агрессия выплеснулась на Литву и особенно на Ливонию — там было что грабить.

Такое шаткое положение весьма не устраивало знатные и не очень знатные роды, им хотелось относительной стабильности. Если до 1502 года великие князья были самодержцами, то теперь на Руси стали появляться ростки реальной боярской власти.

В XVI веке разгул вольности шляхты в Польше привел к тому, что польские короли стали марионетками. На Руси, у которой был свой исторический путь, все было несколько по‑иному: цари правили, их могли свергнуть, но боярская стабильность оставалась. Конечно, кому‑то рубили головы, но у подавляющего числа знати, помещиков, при очередной смене правителя ничего в судьбе не менялось. Поэтому вполне можно предположить, что влиятельные Сабуровы, Захарьины, Холмские, сами не будучи Чингисова племени, выдвинули на великое княжение астраханских царевичей — Чингисидов.

Последние годы Ивана III

Иван III Васильевич Грозный по традиционной истории умер в 1505 году, проправив страной 43 года. Его внук Иван IV Васильевич Грозный правил и того больше — 50 лет. Их отцы правили соответственно 37 и 28 лет. Итого: цепочка последних четырех Рюриковичей от прадеда до правнука царствовала на Руси почти 160 лет! Подумайте здраво, неужели такое возможно? Да, Василий Темный стал князем еще подростком, но и Иван IV, умерев еще не старым, оставил двух юных сыновей, один из которых, Дмитрий, был ЛИШЬ ПЯТИМЕСЯЧНЫМ МЛАДЕНЦЕМ!

Но вернемся к последним годам правления Ивана III.

При появлении на великом княжении ордынцев в стране началась борьба с иудаизмом. Многие еретики были казнены, сосланы, уцелевшие бежали в Литву, где их потомки — караимы просуществовали и до наших дней.

В июле 1504 года согласно ТВ в Москву прибыл посол австрийского императора, который привез грамоты к ЦАРЯМ РОССИИ. Обратите внимание: не к ОДНОМУ царю, а к ДВУМ царям.

Вот что об этом можно прочесть в «Делах Цесарского двора»: «…грамоту дам ко Государем, Руским Царем… наперед того тот Юшт был посольством у Государей, Вел. Князей».

Традиционная история тут же говорит, что речь идет об Иване III и его наследнике Василии, а альтернативная история утверждает, что это были астраханские ордынцы Исуп и Шигавлияр.

Еще раз хочу напомнить, что Иван и Василий — это «милость Божия» и «василевс», т. е. государь. А то, что на Западе плохо знали обстановку на Руси, говорит хотя бы такой факт: австрийский посол просил великих князей дать ответ на латыни, так как «при дворе их нет уже ни одного человека, знающего русский язык». Вот так вот. Если при дворе австрийского императора не могут найти человека, знающего по‑русски, то что можно говорить об осведомленности на Западе русской историей?

В 1505 году Василий женится в 25 лет(!) на Соломонии Сабуровой (ТВ). АВ: один из двух правителей женится на Соломонии Сабуровой, представительнице одного из влиятельных боярских родов, не столько по своему желанию, сколько по требованию бояр.

А что же Магмет‑Аминь, правитель Казани? По ТВ ему, до 1502 года имевшему небольшой удел в Московии, вернули Казанское царство. Что должен был он делать? Радоваться удаче и благодарить судьбу за возвращение престола.

А вот по АВ Казань для Магмет‑Аминя это явное понижение по сравнению с московским княжением, и он, конечно, не должен на этом успокоиться.

А теперь посмотрим на поступки Магмет‑Аминя по ТВ.

В 1505 году в Казани схвачены и убиты великокняжеский посол и множество московских купцов, было награблено столько, что «самые бедные казанские жители разбогатели: носив прежде зимою и летом овчины, украсились тканями шелковыми и в одеждах разноцветных как павлины гордо расхаживали пред своими катунами или домами».

С шестидесятитысячным войском Магмет‑Аминь вторгается в русские пределы, но терпит поражение под Нижним Новгородом от простых ополченцев, тем временем стотысячное московское войско бездействует.

Такие действия, совершенные Магмет‑Аминем, по традиционной версии нелогичны, зато по альтернативной версии истории здесь все объяснимо: Магмет‑Аминь уже почувствовал вкус большой власти, Казани ему мало.

Через несколько дней по ТВ умирает Иван III, а по АВ двух великих князей, плохо проявивших себя в этих событиях, бояре просто смещают, заменяя другим великим князем.

Итак согласно традиционной версии истории Иван III правил с 1462 по 1505 год. Альтернативная версия истории, считая его выдуманным фантомом, предполагает, что в это время страной правили восемь различных татар из рода Чингисхана.

В 1462 году к власти приходит сын Махмеда Ягуп=Юрий. Его в 1472 году убивает его племянник (сын Касима) Данияр=Андрей Меньшой. Однако Смута на Руси продолжается. Братья Ягупа — Андрей Большой и Борис вступают в союз с братьями крымского хана Нордоулатом и Айдаром. В 1481 году Данияр гибнет, а к власти на Руси приходит крымский татарин Нордоулат. В 1490 году его сменяет сын Салтаган, отравивший отца. Однако он вскоре погибает от рук казанского царя Магмет‑Аминя, который доводился племянником Нордоулату. Но в 1499 году он бежит, а Москву и престол захватывает брат Нордоулата Айдар.

Однако в 1502 году войско Золотой Орды захватывает Москву, Айдар бежит на Запад, а в Москве на престоле — племянники ордынского хана Исуп и Шигавлияр. Начинается период правления так называемого Василия III.

Под именем Василия

Консолидация


Наверное, не случайно период отсчета правления так называемого Василия III начат с 1505 года. Дело в том, что отрезок с 1505 по 1521 год можно назвать уникальным. В стране, которая в течение жизни НЕСКОЛЬКИХ ПОКОЛЕНИЙ находилась в состоянии непрекращающейся смуты, насилия, беззакония, борьбы за власть все новых и новых пришельцев — Чингисидов, в этой стране что‑то изменилось.

Да, Москве платили дань и Литва, и Ливония, и Крым, но надолго ли все это и во благо ли стране? Это было достигнуто тем, что земледельцы бросили пахать, а ремесленники забросили свою работу. И пахать, и строить, и шить стало невыгодно: придут татары или местные бандиты — и все отберут, да и самих убьют, поэтому легче податься в войска или в шайки и жить грабежом. Но грабить внутри страны скоро стало нечего, а численность войск стала убывать — естественный прирост населения резко сократился. Страна должна была в ближайшее время или рухнуть, или получить передышку. Это поняли и бояре, и князья, всем им была выгодна стабилизация в стране.

Власть на Руси перешла к боярам, а назначаемый ими великий князь мало что решал. Кстати, к ограничению монархии в это время пришли и соседи — Польша с Литвой.

В 1505 году великим князем был назначен брат бывшего казанского царя Алегама царевич Куйдакул. Выбор был остановлен на нем по ряду причин. Ибрагим и Мамутяк, отец и дед Куйдакула, в свое время правили в Казани и в событиях, происходящих около московского великого стола, непосредственного участия не принимали. Для всех Куйдакул был чужим, но в отличие от других Чингисидов, быстро захватывавших правящее положение в стране с помощью пришлых татар, у Куйдакула войска не было. Куйдакул не был даже православным: по традиционной версии только в 1505 году он был окрещен. Да и по характеру он был смирным, не честолюбивым и до власти не рвался. Именно такой человек и был нужен стране для передышки. Страна была рада принять всех, кто пожелает, но с одним условием: никакой смуты, и в Московию люди потянулись.

Первым делом надо было разобраться с мятежной Казанью. Стотысячное русское войско возглавил Дмитрий, сын Айдара=Бельского. Вместе с ним в войске были многие известные князья, даже брат Салтагана, царевич Зеденай (т. е. двоюродный брат Бельского). Магмет‑Аминь, властвовавший в Казани с 1502 года, вынужден был покориться.

Сложнее решалась проблема Литвы. Литовский князь присылает послов, но новый великий князь уже ничего не решает. «В ответ на их предложение возвратить Литве все наши завоевания БОЯРЕ МОСКОВСКИЕ сказали, что великий князь владеет только собственными землями и ничего уступить НЕ МОЖЕТ». Великий князь не может, а бояре решают.

Вот другой случай. Необходимо принять решение: отпустить в Крым Абдыл‑Летифа или нет. По ТВ Василий III «собрал Думу боярскую и хотел знать ее мнение». Типичные действия спикера, но не главы государства.

Вскоре в Россию с большой группой своих сторонников приехал из Литвы один из самых богатых ее вельмож Михаил Глинский, чей род в течение ближайшего столетия будет влиять на судьбу страны и даже будет ею править. Глинские происходили по мужской линии от ордынского темника Мамая (того самого, с кем по ТВ бился на Куликовом поле Дмитрий Донской), то есть они не были Чингисидами, тем не менее, имели княжеский титул.

История их рода очень показательна. Иван Грозный IV был по матери Глинским. В различных дошедших до наших дней родословных Глинских их история изложена в лучшем случае только до 1530‑х годов (краткая редакция, а в пространной редакции вообще изъято все, что касается событий после 1508 года — отъезда Глинских из Литвы на Русь). Сомнительно, что их родословные после 1530‑х годов почему‑то перестали вести, дополнять. Но в свете альтернативной реконструкции истории России XVI века все это становится объяснимым.

А. А. Шенников, исследуя родословные Глинских, удивленно отмечает, что они «более чем через столетие после крещения… продолжали сознавать себя татарами в большей степени, чем это можно было бы ожидать». Этот момент прекрасно иллюстрирует, насколько до сих пор неправильно расставлены акценты в понимании исторических процессов на Руси.

Мамай после поражения от Тохтамыша бежал в Крым, где был убит. Его сын Мансур бежал в район Полтавы. Младший сын Мансура Скидер вскоре откочевал к Перекопу, а старший, Алекса (это исконно татарское имя), крестился Александром и получил в удел Глинеск, от него и пошли Глинские.

Михаил Глинский хотел власти, но в 1506 году его попытка овладеть великим княжением литовским успехом не увенчалась, два года спустя в союзе с Крымом и Молдавией Глинский хотел овладеть Киевом, но опять безуспешно.

В 1509 году с Литвой заключен мир, так как в стране возникли внутренние проблемы. В 1509—1510 годах происходило усмирение Пскова. Псковскую проблему «решали» Петр, до крещения носивший имя Куйдакул, М. Глинский и бывший казанский царь Летиф. Перечисление в одной компании столь разнородных политических сил как раз и свидетельствует об отсутствии сильной централизованной власти.

По традиционной истории у Василия III (сына Ивана III) было четверо братьев: Юрий, Дмитрий, Симеон и Андрей. Как все это объяснимо с точки зрения альтернативной версии истории?

Этих государевых братьев с определенной долей вероятности можно соотнести с лидерами страны. К сожалению, распутать историю в полном объеме невозможно: прежде чем история появилась в современном виде, она правилась и переделывалась неоднократно, и многие «обрубленные» концы уже не восстановить. Тот или иной правщик мог заменить одно имя другим, поздние «творцы истории» уже не знали, что сделали ранние. Тем не менее, в истории периода правления Василия III (1505—1533 годы) можно попытаться соотнести Дмитрия с Петром=Куйдакулом (Василий III — это просто титул эпохи, а вот Петр — реальный персонаж), Симеона с Летифом и Саипом, Андрея с Глинским, а Юрия с Шигавлияром и Шиг‑Алеем.

В 1510 году согласно ТВ в Москву приезжает сын крымского хана Саип. Вскоре происходит разрыв в отношениях с Крымом. Крымские татары вторгаются на юг страны, осаждают Рязань. Город чудом уцелел, хотя уже были захвачены некоторые внешние его укрепления. А в 1511 году брат великого князя Симеон без каких‑либо видимых причин делает попытку сбежать из страны, но он схвачен.

В 1515 году умирает крымский хан Менгли‑Гирей. Новый хан, его сын Магмет‑Гирей, требует от Москвы дани (Крым к этому времени уже перестал платить дань ослабевшей Москве) и избрания на московский стол одного из своих сыновей или братьев. На это место претендует и второй человек в ханстве, брат Магмета — Ахмат Калга (Хромой) и в качестве подтверждения своей кандидатуры для бояр нападает на литовские земли. Так же Хромой предлагает вариант разделения Литвы, где ее юг с Киевом достались бы ему, а Вильно — Москве: «Не думая ни о чем ином, возьми для меня Киев: я помогу тебе завоевать Вильну, Троки и всю Литву».

В 1516 году Крымский хан уже требует Казанское ханство и Мещеру, а также идти войной на Астрахань — врагов крымцев, «требовал также, чтобы Василий превзошел Сигизмунда (литовского князя) в щедрости даров». Крымчаки вторгаются на юг России, дойдя до Тулы. Московские власти вынуждены обещать отдать Казань Летифу и сообщают, что «россияне готовы идти на Астрахань».

Но пойти на это — полностью попасть в зависимость от Крыма. В 1518 году Летиф отравлен (по ТВ в 1518 году вместе с Летифом умирает и брат великого князя Симеон). В это время в Крыму убит Хромой, и Магмет‑Гирей хочет поставить на Казань другого своего брата — Саип‑Гирея, одновременно требуя от Москвы посылки войск на Астрахань и Киев, который Крым хочет присоединить к себе. Но сын Хромого Геммет бежит в Константинополь, где вымаливает у турецкого султана для себя Крымское ханство, одновременно с этим московское посольство в Турции активно ищет покровительства турок.

Давление Крыма на Москву ослабевает, и в Москве заменяют отравленного казанского царя Магмет‑Аминя на Шиг‑Алея, сына Шигавлияра. По поручению бояр эту миссию выполняет Дмитрий Бельский.

В 1519 году, выполняя пожелание Турции, и Москва, и Крым начинают военные действия против Литвы. В русско‑крымских отношениях наступает некоторое затишье. Но затишье бывает перед бурей, так как Крым пока «боится досадить султану, коего отменная благосклонность к великому князю была ему известна». «Султан велел объявить Магмет‑Гирею, чтобы он никогда не смел беспокоить Россию».

Но Турция аналогичного запрета в отношении Казани не давала. В 1521 году Саип‑Гирей во главе крымских войск захватывает Казань. Новый казанский царь Саип‑Гирей ведет татарские войска на Москву. На берегах Оки происходит сражение. Русские войска, по традиционной истории возглавляемые Д. Бельским и Андреем (т. е., вероятно,

М. Глинским) разбиты, а вскоре осаждена и Москва. По ТВ оборону Москвы возглавил не Василий III, а Петр=Куйдакул. Василий же удалился в Волок собирать войска. Татары захватить столицу не смогли и удалились к Рязани. Но все это по версии традиционной истории.

А вот иностранец Герберштейн, живший в России в первой половине XVI века, приводит несколько иные факты. Его обширное сочинение в целом соответствует нашей ТВ, но не во всем, что позволяет сделать вывод, что его труд написан или ИСПРАВЛЕН до завершения окончательной правки русской истории и успел к тому времени уже появиться в печатном виде на Западе.

Так какие же детали можно обнаружить у Герберштейна? Он утверждает, что Нижний Новгород и Владимир были опустошены КАЗАНСКИМИ татарами. О взятии этих городов в наших летописях не сказано, тем более, обратите внимание: речь идет о казанских татарах, по ТВ на Москву вел КРЫМСКИХ татар сам Магмет‑Гирей.

Во время битвы на Оке великий князь был в 60 верстах к югу от Москвы. Ока же находится от Москвы в 100 верстах. А вот по Герберштейну расстояние места битвы до Москвы сократилось с 60 до 13 верст. Ну и что, спросите вы? А то, что далее, по свидетельству Герберштейна, который ссылается на рассказы очевидцев, великий князь СКРЫВАЛСЯ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ БЛИЗ МОСКВЫ В СЕНЕ. А из этого следует однозначный вывод: никогда в Волок Василий III не уезжал, и, что самое главное, если правитель страны прячется в сене вблизи своей столицы, то она или окружена, или, что более вероятно, захвачена. Кругом враги — татары, и бежать некуда, остается только одно укромное место в стоге сена. Вот к таким КАРДИНАЛЬНЫМ выводам могут привести несколько очень маленьких деталек.

По АВ великий князь Петр=Куйдакул прятался в сене недолго, вскоре он был обнаружен и убит. По крайней мере, такой вывод можно сделать из того факта традиционной истории, что в этом же 1521 году умирает брат Василия III Дмитрий, который ранее и был отождествлен с царевичем Петром=Куйдакулом.

Первый великий князь нечингисид

Дальше на Руси происходят очень интересные события: в 1521 году великим князем впервые становится не потомок Чингисхана, а худородный Хабар Симский.

Но вначале то, что об этом сообщает традиционная история. Осажденная Москва обещает платить Крыму дань, и Магмет‑Гирей уходит к Рязани, где командовал окольничий Хабар Симский. Крымский хан, «желая усыпить его, послал к нему московскую грамоту, в удостоверение, что война кончилась и что великий князь признал себя данником Крыма». Татары под видом купцов приближаются к Рязани, но Симский ОДНИМ выстрелом из пушки убивает их превеликое множество, а Крымский хан бежит в Крым, так как в это самое время узнает о нападении астраханцев на его земли. Грамота, в которой Москва признавала себя данником, остается в руках Симского. Не правда ли, красивая… СКАЗКА? Но другого эпитета описанным событиям дать нельзя.

А теперь перейдем к тем же событиям по альтернативной версии истории. Но вначале несколько слов о Симском. Полное его имя — Иван Васильевич, называют его также Иваном Хабаром и Хабаром Симским. Его отец Василий Образец был правой рукой великого князя Андрея=Данияра, правившего в 1472—1480 годах. При новом князе — Нордоулате он заслужил милость тем, что помог посадить на казанский престол Магмет‑Аминя. Образец был очень богатым человеком и для себя одним из первых стал строить в Москве каменные дома. Активную роль сыграл отец Симского и в междоусобице начала девяностых годов (Салтаган против Айдара). Вероятно, Симский поддержал Айдара= Бельского и с ним ушел в Рязань, где и остался на постоянное место жительства его сын Иван Хабар Симский.

Во время событий 1521 года Иван Симский проявил незаурядный ум и способности: передав Рязань Магмет‑Гирею, Симский вскоре добивается от него ярлыка на Московское царство. Вот что об этом пишет «Разрядная книга»:

«И тогды Царь взял грамоту на В. К., что ему дань давати, и тое грамоту Божиим милосердием взял у Царя на Рязани обманом Ив. Вас. Хабар Симский».

Но вот вопрос: почему Магмет‑Гирей не отдал великое княжение одному из своих сыновей или братьев? Вероятно потому, что худородный великий князь его вполне устраивал: Русь становилась более слабой, и новому великому князю сложней было объединиться с другими государями, в том числе и Гиреями (Саип‑Гирей из Казани), чтобы сбросить крымское ярмо. Худородный Симский полностью зависел от милости Крыма.

А теперь посмотрим, как Симский сумел взять Рязань для Магмет‑Гирея. По ТВ во времена Василия III в Рязани правил молодой князь Иван. К 1517 году князь Иван вступает в тесную связь с Крымом, добивается руки дочери Магмет‑Гирея. Василий III заставляет приехать его в Москву, где он схвачен, а Рязань полностью подчинена Москве. В 1521 году Ивану удается сбежать в Литву, и больше о нем нет никаких известий.

Но воспользуемся снова записями Герберштейна. Из его бумаг следует, что, оказывается, у этого Ивана были два старших брата, Василий и Федор, которые воевали друг с другом и погибли. И это все, что известно. Не просто немного, а очень мало. Но достаточно, чтобы найти истину. Если хорошенько покопаться в русских летописях этого периода, то находим очень интересную парочку — Василия и Федора, ПЛЕМЯННИКОВ ПЕТРА=КУЙДАКУЛА, оба — воеводы.

Итак, если принять это все во внимание, что же реально могло произойти в Рязани в 1521 году? Племянники великого князя Петра хозяйничали в Рязани. Одним из их ближних людей был Иван Симский, который при приближении крымцев их убил, сдав Рязань.

Прежде чем продолжить рассмотрение дальнейших событий, рассмотрим еще одно сообщение Герберштейна, также не подтверждаемое летописями. Во времена Василия III в Путивле хозяйничал некий князь Дмитрий. По доносу Шемякина, потомка Дмитрия Шемяки, одного из героев Смуты времен Василия Темного, он схвачен. Его сын, тоже Дмитрий, бежит к татарам, принимает мусульманство и вскоре убит. Его отец, узнав о судьбе сына, умирает в темнице в 1519 году. Герберштейн также сообщает, что Шемякин своими доносами погубил и князя Каширского. Вот и все. А теперь самое интересное: городом Каширой владел Летиф (т. е. по АВ Симеон, убитый или умерший в 1518 году).

И именно 1518 год — год резни и в Крыму, и в Казани.

Итак, если опираться на сведения Герберштейна, то активное участие против крымского протеже Летифа принял участие Шемякин, потомок Шемяки, врага Василия Темного.

А отец Симского принимал активное участие в борьбе за трон на стороне так называемого Василия Темного. Симский — ставленник Крыма. Что же происходит с Шемякиным после 1521 года? По ТВ в 1523 году Шемякин схвачен как враг государства и умирает в темнице. По АВ этого и следовало ожидать.

А теперь можно вернуться к времени правления Симского. Сразу же при Симском изменился и состав бояр, влиявших на политику. На первое место выходит сын Айдара — Дмитрий Федорович Бельский и его братья Иван и Семен Бельские. Здесь чувствуется старая дружба Бельских и Симских, еще со времен их отцов.

Последствия астраханской резни

Крымское ханство достигло большого могущества: в Казани правил брат хана, в Москве его подручник Симский, Литва платила дань, только Астрахань (Астраханское ханство было образовано в конце 1459 — начале 1460‑х годов как удел, а после окончательного уничтожения Золотой Орды стало самостоятельным государством), традиционный враг Крыма, оставалась независимой. Но в 1523 году большое крымское войско захватывает Астрахань, и таким образом Крымское ханство превращается в крупную и сильную военную державу. На радостях на покоренной земле Магмет‑Гирей устраивает пиры, позабыв всякую осторожность. Как итог, его подручные ногайские князья окружили ханский стан и вырезали почти все его семейство и самого хана, после этого вторглись в незащищенные крымские земли и их ограбили. Один из двух детей Магмет‑Гирея Казы‑Гирей объявил себя крымским ханом, но вскоре был свергнут и удавлен своим дядей Сайдет‑Гиреем. Все эти длительные междоусобицы нанесли значительное опустошение Крыму, который быстро потерял всю свою военную значимость.

Итак, Крым ослаб, следовательно, значительно пошатнулись и позиции ставленника Крыма великого князя Симеона (Хабара Симского), которому ничего не остается, как показать влиятельным боярам свою независимость от татар. Симский возглавляет поход на Казань. А дальше?

По традиционной версии казанский хан Саип‑Гирей бежит в Крым к своему брату, а казанцы провозглашают ханом его 13‑летнего племянника Сафа‑Гирея. 150‑тысячное русское войско подходит к Казани, но бездействует. Больше месяца, простояв у стен Казани, русское войско с большим уроном от болезней, потеряв до половины своей численности, возвратилось на родину. Русские силы возглавлял Иван Бельский. Вскоре с Казанью заключен мир.

Наступил 1525 год. По ТВ после двадцатилетнего супружества Василий III так и остался бездетным. Поэтому принимается решение постричь царицу в монахини. Часть знати, недовольная этим, оказалась в опале. Царица пострижена, главную роль при этом сыграл великокняжеский сановник Иван Шигона, который попросту ее избил. Случай недопустимый по тем временам. Запомните это имя: ИВАН ШИГОНА.

В 1526 году Василий III вступает в брак с Еленой Глинской. Несмотря на это, ее дядя Михаил Глинский продолжает находиться в тюрьме. В этот же период резко МЕНЯЕТСЯ ВНЕШНОСТЬ великого князя: Василий III обрил себе голову.

Мир с Казанью продолжался недолго. Несмотря на то, что казанский царь Сафа‑Гирей «требовал решительного мира от великого князя, винился перед ним, обязался быть его верным присяжником», в 1530 году большое русское войско выступило к Казани. Войско возглавляли Иван Бельский и выпущенный из темницы Михаил Глинский. В 1524 году Бельский уже возглавлял неудачный поход на Казань и за это попал в немилость. Что, других воевод не нашлось на Руси?

Но продолжим. Казань окружена, казанцы терпят поражение, предместье сожжено, а Сафа‑Гирей бежит. Но русское войско отказывается от штурма уже незащищенной вражеской столицы и возвращается обратно. Бельский схвачен по приказу Василия III и отправлен в цепях в темницу, но «Бельский через три года снова начальствовал в ратях».

Что же Казань? Там снова Сафа‑Гирей, но вскоре жители его изгоняют, и Москва отправляет туда на престол вновь Шиг‑Алея. Но в самый последний момент, «по просьбам трудящихся», Шиг‑Алей заменен на его 15‑летнего брата Еналея.

В 1533 году большое крымское войско выступает в поход на Россию, которая несет большой урон. Впоследствии крымчаки хвастались, что Россия потеряла не менее ста тысяч человек. Крым направляет в Москву послов с жесткими требованиями и словами: «Видишь землю свою в пепле и в разорении?»

Через несколько дней Василий III заболевает, вначале болезнь казалась легкой, и великий князь даже присутствовал на пиру у дворецкого Ивана Шигоны. Болезнь усиливается, к больному зовут медиков и… Михаила Глинского. Тем временем болезнь прогрессирует. У ложа больного собирается верхушка знати. Конец наступил 3 декабря 1533 года. «Шигона, стоя подле одра, первый воскликнул: „Государь скончался“. После этого имя Шигоны в нашей истории больше не упоминается.

А теперь рассмотрим все эти события с точки зрения альтернативной истории.

В 1523 году зарезан крымский хан — покровитель и де‑факто хозяин русского великого князя Симского. Симскому, чтобы удержаться у власти, приходится изменить государственную политику. Русские войска идут на прокрымскую Казань. Крымец Саип‑Гирей бежит, и казанским царем становится друг и сторонник Симского Иван Бельский (по ТВ 13‑летний Сафа‑Гирей. Столь юный возраст он «получил» по аналогии с 15‑летним Еналеем).

Тем не менее, в 1524—1525 годах на Руси разгорается борьба за передел власти. Во главе недовольных бояр стоит Шиг‑Алей, бывший казанский царь, мечтающий восстановить свое положение. И в 1525 году происходит переворот. Симский смещен, а великим князем избирается Шиг‑Алей.

Шиг‑Алей и Шигона — это один и тот же человек. В самом деле, сравните имена: Шигона и Шиг‑Алей! Это одно и то же имя! Недаром по ТВ именно Шигона в 1525 году был главным персонажем по расторжению брака великого князя с бездетной Соломонией и пострижением ее в монахини. Конечно, не было никакого развода, под этими действиями описан дворцовый переворот.

Что должны были сделать крымцы в случае прихода к власти Шиг‑Алея? Правильно, напасть на Русь, что они и сделали в 1527 году, направив войска в сторону Коломны и Москвы, но были разгромлены.

В 1530 году русское войско идет на Казань, оплот оппозиционеров. Казань взята, царь Иван Бельский = Сафа‑Гирей схвачен и доставлен в Москву. На казанский престол возведен 15‑летний брат великого князя Шиг‑Алея Еналей.

Но в 1533 крупное и удачное вторжение крымцев изменило всю обстановку и заставило боярскую верхушку, во многом под нажимом Крыма, свергнуть Шиг‑Алея = Шигону и вскоре заключить его в БЕЛОЗЕРСКОМ монастыре.

Очень интересно, но согласно ТВ Шиг‑Алей в 1530—1531 годах (а по отдельным данным — в 1533 году!) попал в опалу и заключен на БЕЛООЗЕРЕ. В хрониках же в 1528 году ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ездил в БЕЛОЗЕРСКИЙ монастырь. В той же традиционной истории в 1530—1531 годах была снята опала с многих знатных людей государства, в том числе и с Шигоны. Таким образом, все эти упоминания опалы и ареста Шиг‑Алея, Шигоны, события, связанные с Белоозером, не что иное, как фантомы реальных событий 1533 года: ареста Шиг‑Алея = Шигоны и заключения его на Белоозере.

Итак, давайте подытожим события, происходившие на Руси во время правления так называемого Василия III. Василий III — это собирательный образ трех татар на русском престоле. C 1505 по 1521 год Русью номинально правил Куйдакул, правнук Махмета, захватившего великое княжение в 1432 году. Реальная власть в стране при Куйдакуле принадлежала знатным боярам. Во время крымско‑казанского вторжения Куйдакул гибнет, а в Москве великим князем становится крымский ставленник худородный Хабар Симский. Однако в 1525 году в стране происходит переворот, и к власти приходит бывший казанский царь Шиг‑Алей.

Тем временем подошло время рассказа о событиях на Руси времен Ивана IV Грозного.


Молодые годы Ивана IV

Глинский на царстве


В 1533 году освободилась вакансия великого князя. Перед верхушкой бояр встал вопрос о новой кандидатуре. Традиционная история сохранила список боярской Думы в количестве 20 человек. Самое удивительное: в этом списке не было одного из главных лидеров государства — Михаила Глинского, как не было и известного нам Шиг‑Алея. (По Карамзину: «Два человека казались важнее всех иных по их особенному влиянию на ум правительницы: старец Михаил Глинский… и …князь Иван Федорович Овчина‑Телепнев‑Оболенский»). Почему? Да потому что прототип Глинского в ТВ — брат умершего государя Андрей — также входил в Верховный совет наряду с двадцатью боярами. Другой брат, Юрий, был дубликатом Шиг‑Алея. Итак, ТВ дает список ведущих политиков страны из двадцати бояр и двух братьев‑князей. Но в этом списке отмечаем, что почему‑то нет Глинского и Шиг‑Алея. По АВ мы имеем Глинского=князя Андрея, Шиг‑Алея=князя Юрия и тех же двадцать бояр.

Рассмотрим альтернативную версию. В конце 1533 года к моменту дворцового переворота в Думе были лидеры. Это Шиг‑Алей, М. Глинский, И. Ф. Овчина‑Телепнев‑Оболенский (тесть брата Глинского), Василий Шуйский и, наконец, Дмитрий и Иван Бельские, поддерживаемые крымскими татарами.

Встал вопрос: кого избрать в цари. Ситуация оказалась во многом похожа на аналогичную в 1613 году с Михаилом Романовым: «Выберем временного, слабого человека, а время потом покажет, кто станет царем постоянным».

И, таким образом, царем оказался трехлетний ребенок — Иван Глинский, племянник Михаила Глинского и внук по своей матери Телепнева‑Оболенского. Впрочем, в реальной жизни его звали по‑другому, но об этом, чтобы не запутывать читателя, немного дальше.

Но Глинские не Чингисиды (то есть не прямые потомки Чинг